Общественный совет Минюста обсудил поправки в законодательство о партиях и выборах
Убрать все льготы и не устраивать детский сад в парламенте
Фото Данияра Мусирова

Тамара Вааль, Vласть

В министерстве юстиции в понедельник члены общественного совета обсуждали поправки в законодательство «О выборах» и «О политических партиях». Документами снижается порог для регистрации партий с 40 тысяч до 20, а также вводится 30-процентная квота для женщин и молодежи. Vласть публикует цитаты членов общественного совета во время обсуждения. Некоторые из них, как выяснилось, не согласны с идеями президента Касым-Жомарта Токаева, поручившего поменять законодательство о партиях и выборах.

Председатель молодежного крыла «Жас Отан» Елнур Бейсенбаев о возрастном цензе для молодежи в 29 лет:

Если в законе «О выборах» будет прописано (понятие молодежи, которой выделяется квота - V) до 35 лет, это не будет противоречить (международному опыту - V). Наоборот, мы даем больше возможности молодежи. Сейчас молодежь семьи создают чуть позже, заканчивают вузы в 25-26 лет, потом обучаются по «Болашаку», например. Он окончил здесь вуз, закончил «Болашак», пришел, не поработал, и ему 29 лет – и пошел в парламент. Может быть он образованный, но он еще не получил практику, на «земле» не поработал. Это в мажилисе, а в сенате как будет? Туда мы выбираем с 30 лет. Может быть, доработать данный вопрос.

Председатель общественного совета министерства юстиции, председатель РОО «Казахстанский союз юристов, экс-депутат сената Серик Акылбай:

Я – бывший судья, бывший сенатор. Вопрос коллегами очень правильно поднят. Что в мажилисе, а в сенате особенно, должны быть люди, имеющие значительный опыт в жизни, знающие. Например, судьи сейчас избираются с 35 лет. Это европейская практика, мировая практика. Почему люди замкнулись на 29, непонятно? Обоснований жестких нет. Депутаты должны быть умудренные жизненным опытом, умеющие работать. Без этого... Выйдет, скажем, мальчик 29 лет, придет в мажилис и начнет встречаться с населением. Я бы не сказал: «Нормально». Потому что я встречался с населением и знаю, какие вопросы задают. Даже имея огромный опыт, мне уже было 60, и то в некоторых вопросах на многие вопросы не можешь ответить. А то 29 лет – он жизни не видал еще. Не надо наш законодательный орган превращать в детский сад.

Директор РОО «Союз профессиональных медиаторов «Келiсу» Сара Идрисова:

Мы говорим, что количественный состав снизился для регистрации (партии с 40 до 20 тысяч - V). А вообще практика показывает – сколько препонов ставится для неугодных партий? Поэтому, наверное, необходимо внести изменения в порядок регистрации партии. Потому что основания отказать в регистрации партии найдут по любым причинам. Даже если они сто тысяч человек соберут. Во-вторых, я не согласна с тем, что депутаты должны быть умудренные. Вот мы работаем с парламентом. Знаете, многие, даже в интернете есть - как спят наши депутаты великие, которые занимаются такой важной работой! Поэтому я считаю, нужно провести омоложение, и вот этих товарищей, которым 60-70 лет, за редким исключением, вообще в депутаты парламента не включать. Потому что это невозможно! Это люди, уставшие от жизни, со своим богатым опытом, пусть они занимаются другим. И третий момент, я думаю, профессиональный опыт депутатов парламента повысится, если понизить им зарплату, убрать все льготы. Тогда сразу в депутаты пойдут те, кто искренне хочет работать во имя своего государства. А то, они имеют льготы, пользуются этим, и им плевать на законы, плевать на государство и так далее.

Член коллегии адвокатов столицы Алия Кулубекова:

Я считаю, что 29 лет – это нормальный ценз. Почему? К этому возрасту у нас формируются молодые профессионалы. Исходя из системы нашего образования, в том числе, получения высшего образования, в принципе, бакалавры все выходят на практику и будут (готовы - V) где-то с 23-24 лет. Это с учетом 12-летнего образования. Поэтому к 29 годам у них есть определенный опыт. И именно эти депутаты будут знать проблемы своего возрастного населения, своего возрастного электората. До 29 лет – это очень активный возраст, это фаза роста. Это тот возраст, когда у нас возникают хорошие идеи и желание их реализовать. Когда у вас есть силы и стремление…

Уполномоченный по правам человека Эльмира Азимова:

Что касается опасений по 29-летнему возрасту, можно было бы вообще уйти от возрастного ценза и дать только определение молодежи с учетом того, что «Жас Отан» сейчас озвучил о планах привести в соответствие (законодательство мировым стандартам - V). Опасения по 35 лет поднять и так далее, я думаю, что в принципе, это можно очень легко решить юридическим способом, сделать отсылку на профессиональные требования и на соответствие должности, которая заявлена на выборы. Там есть установленные требования к кандидатам. И не надо забывать, что с точки зрения возможности человека, достигшего возраста 29 лет и до 35 лет, то он попадает в оставшиеся 70%. То же касается и женщин. В данном случае, чем хороша сама идея? Что это минимальное требование представленности – общая квота для женщин и для молодежи. Что касается конкретного региона, нужно смотреть демографический потенциал того или иного региона, если идет речь о региональных выборах: сколько женщин имеют среднее и высшее образование, сколько соответственно молодежи проживает в этом регионе. И очень важно самим партиям разрабатывать стимулирующие программы, и меры принимать. Если они заинтересованы в такой представленности, они должны двигаться к этому минимальному, а, может, более высокому требованию. Поэтому я думаю, что это 30% квота, совмещающая молодежь и женщин – это начало.

Председатель Национальной ассоциации AUTISM KAZAKHSTAN Нургуль Балтабайкызы:

Помимо определения численности, каких-то механических цифр, надо спуститься ниже и посмотреть на саму процедуру регистрации. Если 20 тысяч по Казахстану, то учредительный съезд должен собираться в одном городе. С учетом наших расстояний…. Насколько реально обеспечивается доступ к этому праву? И при подаче документов этих 20 тысяч бумажных бланков – живая подпись нужна или электронная? То есть надо спуститься вниз и более четко показать саму процедуру регистрации, помимо оформления самой квоты. Потому что если мы говорим о реализации права граждан на выражение своего мнения, то мы будем упираться в бюрократические процедуры, которые есть в действующем законодательстве. Второй момент, поскольку я представляю лиц с инвалидностью, то, помимо квоты в представительные и местные органы власти, парламент [для женщин и молодежи], предлагаю обозначить квоту также для лиц с инвалидностью для того, чтобы они могли представлять свои интересы и защищать свои права. Потому что, согласно конвенции ООН «О правах инвалидов», которая была ратифицирована в Казахстане в 2015 году, нигде права лиц с инвалидностью в нормативно-правовых актах не обозначены.

***

Президент Казахстана поручил разработать поправки в законодательство о выборах и политических партиях на втором заседании Нацсовета общественного доверия. Они, в частности, должны вдвое снизить требование к числу членов политических партий, необходимых для их регистрации. В настоящее время в Казахстане зарегистрировано семь партий, фактически действует шесть, а еще несколько находятся в процессе создания.

Шеф столичного бюро Vласти

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...