1823
19 марта 2020
Ирина Гумыркина, Vласть

Как США будут развивать отношения с Центральной Азией

Обновленная стратегия: безопасность, права человека, энергетика и инвестиции

Как США будут развивать отношения с Центральной Азией

В начале февраля США представили новую стратегию в Центральной Азии на 2019-2025 годы, которая основана на «содействии суверенитету и экономическому процветанию» стран региона. Тогда же в Ташкенте состоялась встреча госсекретаря США и глав МИД Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана, по итогам которой было принято совместное заявление о дальнейшем сотрудничестве. Заместитель помощника госсекретаря Соединенных Штатов Джонатан Хеник отмечает, что Вашингтон продолжит оказывать помощь каждой стране ЦА в отдельности, в зависимости от национальных интересов США.

На встрече в Ташкенте участники формата «С5+1» договорились, что будут укреплять взаимное доверие и конструктивное сотрудничество в деле дальнейшего становления Центральной Азии как сильного, сплоченного, независимого и процветающего региона; поощрять региональные проекты, нацеленные на продвижение торговых, транспортно-логистических и инфраструктурных связей; содействовать предпринимательству, расширять деловые и инвестиционные контакты между бизнес-кругами, в том числе в рамках Рамочного соглашения о торговле и инвестициях (ТИФА); развивать взаимодействие в области энергетики; поддерживать национальные планы по адаптации к изменению климата; подготавливать предложения по улучшению научно-технологического, социального и инновационного развития ЦА; укреплять туристический потенциал, расширять культурно-гуманитарные и образовательные связи, а также гражданское общество путем защиты прав человека и соблюдения норм международного права.

Терроризм, нелегальная миграция, торговля людьми и незаконный оборот наркотиков остаются основными трансграничными угрозами в регионе. Поэтому в сфере обеспечения безопасности границ будут активизированы совместные усилия пограничных служб стран ЦА, в том числе с использованием потенциала ЦАРИКЦ. Помимо этого, планируется обмениваться передовым опытом в противодействии терроризму и насильственному экстремизму, поддерживать взаимовыгодное сотрудничество в вопросах продвижения мирного процесса и политического урегулирования ситуации в Афганистане, укреплять торгово-экономические, транспортные и инфраструктурные связи государств региона с этой страной.

Обновленная стратегия

Новый формат диалога между США и странами Центральной Азии был запущен осенью 2015 года. В принятой тогда совместной декларации о партнерстве и сотрудничестве основными направлениями взаимодействия указывались региональное сотрудничество в сфере торговли, транспорта, коммуникаций и энергоресурсов; улучшение бизнес-климата в странах региона; охрана окружающей среды и борьба с изменением климата; противостояние трансграничным угрозам безопасности; стабилизация ситуации в Афганистане; борьба с распространением ядерного оружия; расширение сотрудничества в культурной и образовательной сферах; защита прав человека, укрепление гражданского общества и развитие демократических институтов.

По сути, в обновленной стратегии мало что изменилось. Госдеп поясняет, что новая стратегия принята в силу тех изменений, которые произошли в странах ЦА за эти годы, в частности, в Казахстане, Кыргызстане и Узбекистане сменились лидеры. Но все главы государств подтверждают приверженность диалогу и межстрановому сотрудничеству в целях развития региона.

«Новое в стратегии – это признание со стороны Соединенных Штатов того, что обстоятельства в регионе изменились. Страны региона продолжают свое непрерывное развитие – экономическое, политическое. Важные политические преобразования прошли в Узбекистане и Казахстане. И такие изменения создали для США возможности углубить свое партнерство со странами региона, в том числе и посредством платформы «C5+1» на региональной основе, отражая вновь обретенное политическое желание пяти стран сотрудничать друг с другом. Поэтому что в стратегии нового – это новые возможности, и двусторонние и региональные возможности для США углубить свое партнерство со странами региона», - поясняет Джонатан Хеник.

Соединенные Штаты подтверждают твердую приверженность расширению многопланового регионального сотрудничества во всех сферах, представляющих взаимный интерес. При этом основной стратегический интерес США в регионе заключается «в создании более стабильной и процветающей Центральной Азии, которая может свободно преследовать политические, экономические интересы и интересы безопасности с различными партнерами на своих условиях», а также развитие связей с мировыми рынками, укрепление демократических институтов, верховенство закона и уважение прав человека. На поддержание мира и безопасности, демократических реформ и экономического роста, а также на удовлетворение гуманитарных потребностей Соединенные Штаты уже вложили в регион более $9 млрд прямой помощи. Еще более $50 млрд предоставлено Всемирным банком, Международным валютным фондом, Европейским банком реконструкции и развития и Азиатским банком развития в виде кредитов, займов и технической помощи. Кроме этого, частный сектор США инвестировал более $31 млрд в коммерческие предприятия в регионе, создавая тысячи рабочих мест и наращивая человеческий потенциал. США профинансировали более 70 проектов по всей Центральной Азии, направленных на защиту и сохранение уникальных культурных древностей, традиций и археологических памятников.

Фото asia-news

«Она (обновленная стратегия – V) отражает нашу последовательность в стремлении помочь региону выстраивать свою независимость, суверенность и территориальную целостность. Это основа нашей стратегии. Дипломатическая вовлеченность, разумеется, не является единственной. Мы также работаем над укреплением сотрудничества в военном плане и в том, что касается обеспечения соблюдения законности, в том числе и в сфере безопасности на границе. Мы продолжаем изучать возможности расширения нашего взаимодействия в плане коммерческой деятельности. Помимо вопросов политической безопасности и экономического сотрудничества, мы вовлечены в поддержку демократизации правительств региона, включая вопросы защиты прав человека, свободы религий, свободы средств массовой информации, усиления демократических институтов. Как видите, мы очень заинтересованы в Центрально-Азиатском регионе, заинтересованы в ближайшие годы укреплять сотрудничество со всеми пятью странами региона», - отмечает Хеник.

Для США Центральная Азия – геостратегический регион, «важный для интересов национальной безопасности». При этом Вашингтон будет делать упор на сотрудничестве в тех областях, где оно имеет сравнительные преимущества.

«Когда прогресс в реформировании неравномерен, Соединенные Штаты должны в координации с партнерами-единомышленниками предлагать конкретную помощь для преодоления препятствий, одновременно сообщая о преимуществах согласования с международными нормами и законодательством», - говорится в стратегии.

Проблемы интеграции стран региона

Центральная Азия исторически ассоциируется с Великим Шелковым путем, который связывал территории современных Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана и Туркменистана единым торговым маршрутом и дал импульс развитию торгово-экономических отношений с другими странами. Несмотря на то, что на Западе рассматривают страны ЦА как единое целое, регион до сих пор в силу различных причин не может стать таковым.

Попытки объединить страны Центральной Азии, создав для них общую площадку, предпринимаются на протяжении четверти века. Так, в 1994 году на основе Договоров между Казахстаном, Кыргызстаном и Узбекистаном о создании экономического союза и единого экономического пространства было образовано Центрально-азиатское экономическое сообщество (ЦАЭС). В марте 1998 года к нему присоединился Таджикистан. Приоритетными областями взаимодействия стран были обозначены агропромышленный, водно-энергетический комплексы, транспорт, также отмечалась необходимость формирования зоны свободной торговли и сближение национальных законодательств. В 2002 году ЦАЭС было преобразовано в Центрально-Азиатское сообщество (ЦАС). Его целями было взаимодействие в политической, экономической, научно-технической, природоохранной сферах, оказание взаимной поддержки в предотвращении угрозы независимости и суверенитету, проведение согласованной политики в области пограничного и таможенного контроля, поэтапное формирование единого экономического пространства. А в октябре 2005 года было принято решение объединить ЦАС с ЕврАзЭС.

О необходимости объединения потенциала стран региона лидеры государств говорили неоднократно. Первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, в частности, на саммите в Астане в 2018 году подчеркивал, что это «выгодно для всех народов, проживающих здесь». Но при этом отмечал: свои проблемы страны Центральной Азии будут решать «без третьих лиц».

Кыргызстан для Казахстана – второй торговый партнер среди стран Центральной Азии. А Казахстан в свою очередь, как заявлял в ноябре прошлого года президент республики Касым-Жомарт Токаев, выступая на 5-м заседании Высшего межгосударственного совета в Бишкеке, среди торговых партнеров Кыргызстана занимает третью позицию после России и Китая и уже вложил в экономику этой страны более $1 млрд. С 2015 по 2018 годы объем взаимной торговли вырос на 30%, составив $900 млн. Страны намерены довести товарооборот до $1 млрд. При этом Токаев отмечал, что членство Кыргызстана в ЕАЭС «открыло новые возможности для расширения экономических отношений». Тогда же глава государства сообщал, что стороны договорились «принять меры по сокращению торговых барьеров» и создать отдельную площадку, «где предприниматели на регулярной основе могли бы налаживать прямые контакты».

Однако, несмотря на постоянные переговоры и договоренности, между странами неоднократно возникали разногласия. В феврале этого года Кыргызстан пожаловался на Казахстан во Всемирную торговую организацию, заявив, что страна нарушает и не соблюдает международные правила торговли, ужесточая меры по пропуску грузового транспорта, досмотру грузов и создавая сложности при прохождении транзитных товаров через территорию Кыргызстана. Задержки транзитного грузового транспорта периодически происходят с марта прошлого года. По заявлению кыргызской стороны, официальные обращения в адрес Казахстана, двусторонние консультации и призывы «устранить применяемые торговые барьеры и действовать в рамках установленных ВТО правил» не дали результатов. Казахстанская же сторона в свою очередь заявила, что «все товары, прибывающие из Кыргызстана в Казахстан и следующие транзитом через территорию нашей страны, освобождены от требований таможенного контроля», а вопросы, поднимаемые Кыргызстаном, связаны исключительно с правоприменительной практикой законодательства ЕАЭС и должны обсуждаться на площадке данной организации. Поэтому Казахстан считает, что жалоба Кыргызстана «на нарушения положений генерального соглашения ВТО по тарифам и торговле и соглашения ВТО по упрощению процедур торговли безосновательна». При этом скопление большегрузов в нашей стране объясняют тем, что «идет несоответствие товаров и документации», нарушениями со стороны кыргызских грузоперевозчиков или потому что ограничена пропускная способность автомобильных пунктов пропуска в плодоовощной сезон и после праздничных дней. Информация о выступлении постоянного представителя Казахстана при ООН и других международных организациях в Женеве Жанар Айтжановой, где она комментирует эту ситуацию, удалена с сайта МИД Казахстана.

Между Кыргызстаном и Узбекистаном периодически возникают конфликты из-за спорных участков границы – от бытовых ссор до серьезных столкновений. Длина кыргызско-узбекской границы составляет 1388 километров, несогласованными остаются 10 участков. Аналогичные инциденты происходят и на границе Кыргызстана с Таджикистаном.

А тем временем Узбекистан рассматривает возможность членства в Евразийском экономическом союзе. Войти в него страна изъявила желание в октябре 2019 года. Но в январе этого года президент республики Шавкат Мирзиёев заявил, что Узбекистан не намерен вступать в союз, предпочитая статус наблюдателя. Однако в середине февраля первый заместитель министра иностранных дел страны Ильхом Неъматов сообщил о том, что они ведут интенсивные переговоры о вступлении в ЕАЭС и Всемирную торговую организацию. Но при этом подчеркнул: Узбекистан в первую очередь будет защищать свои интересы.

Вхождение Узбекистана в ЕАЭС выгодно не только этой стране. Например, для Казахстана это возможность выхода на новые рынки, в частности в Афганистан. Считая Узбекистан своим основным стратегическим партнером, Казахстан ведет переговоры по созданию на приграничной территории международного торгового центра экономического сотрудничества «Центральная Азия», чтобы нарастить продажу товаров. Создать его в Туркестанской области поручал еще Нурсултан Назарбаев. Центр позволит внедрить формат мелко-оптовой и розничной торговли на границе двух стран, развивать международный туризм, улучшать логистические услуги и налаживать приграничную кооперацию бизнеса, в свою очередь это создаст десятки тысяч рабочих мест.

Если Узбекистан все-таки вступит в ЕАЭС, то Таджикистану уже будет невыгодно оставаться в стороне. Хотя эксперты отмечают, что страна сейчас фактически выбирает между выгодами от вступления в союз и страхом оказаться в убытке. Но для других стран региона это еще одна возможность выхода на Афганистан, оказание помощи этой стране, к чему призывает мировое сообщество.

Президент Американского института предпринимательства Клод Барфилд считает, что по-прежнему источником разногласий стран региона остается тарифная политика. Главным, на его взгляд, «с точки зрения будущего» является развитие информационных технологий для оказания услуг. «Та часть коммерческой деятельности, которая не регулируется тарифными барьерами, но характеризуется преобладанием барьеров одной страны над другой», - говорит он.

Помимо этого, существуют политические барьеры при взаимодействии стран, отмечает Барфилд. Говоря о том, как сделать регионализацию выгодной всем, он считает, что «чем больше степень политической открытости, тем проще вести торговое взаимодействие».

«Посмотрите назад, период после Второй мировой войны, обособленность стран, и посмотрите сейчас, например, на Южную Корею и Аргентину. Страны, которые постепенно открывались с тем, чтобы взаимодействовать с остальным миром, и в плане торговли, и в плане конкурентоспособности своих граждан на мировых рынках, сейчас намного опережают тех, кто предпочитает политику закрытости», - приводит он примеры.

Глава AIE подчеркивает: пока страны не начнут работать вместе, ни о каком развитии региона не может идти речи.

«Реальная проблема в том, что внутренние барьеры становятся препятствием развитию торговли в регионе», - говорит Барфилд.

Кабул. Фото Зарины Ахматовой

Афганистан – важное звено

В обновленной стратегии США отмечается, что «безопасный и стабильный Афганистан является главным приоритетом для правительств стран Центральной Азии, и каждое из них призвано сыграть важную роль в поддержке мирного процесса, который положит конец конфликту» в этой стране. При этом Соединенные Штаты будут поощрять государства региона развивать экономические и торговые связи с Афганистаном.

«Признавая, что процветающие, стабильные и безопасные экономические партнеры редко участвуют в вооруженных конфликтах, Соединенные Штаты поддерживают прочные деловые и инфраструктурные связи между Центральной Азией и Афганистаном. Мы работаем над упрощением визовых и таможенных процессов в Центральной Азии в поддержку коридора Лазурит, который обещает значительно улучшить торговлю между Центральной Азией и Афганистаном с Европой и Евразией. Страны Центральной Азии станут стабильными, безопасными и заинтересованными партнерами Соединенных Штатов и будут продолжать поддерживать международные усилия по стабилизации Афганистана», - подчеркивают в Госдепе.

Заместитель государственного секретаря США Дэвид Хейл считает, что «C5+1» – отличный формат сотрудничества для поиска путей разрешения конфликта в Афганистане». А заместитель помощника госсекретаря США Джонатан Хеник – что Центральная Азия, имея давнюю историю тесных отношений с Афганистаном, «играет конструктивную роль в поддержке мирного процесса» в этой стране. Он отмечает, что у государств региона есть очень хорошие позиции, «чтобы содействовать поддержанию прочного мира в Афганистане с пользой для себя».

«Поэтому мы, безусловно, ведем активные дискуссии в рамках «С5+1» и на двусторонней основе, и со странами региона о том, что Соединенные Штаты могут сделать для улучшения трансграничной торговли в этом регионе, укрепления коммерческих отношений между Афганистаном и Центральной Азией, изучения возможностей транзитных путей через Афганистан в Южную Азию – это все, считаю, важно для Афганистана и экономического будущего ЦА», - говорит он.

По его словам, граница между Таджикистаном и Афганистаном является одной из самых важных для всех странах региона как в плане торговли, так и в плане безопасности. Хеник напоминает, что именно через эту границу организованы каналы поставки наркотиков, торговли людьми, она – коридор для перемещения террористов, что «определенно вызывает обеспокоенность и необходимость делать все возможное для укрепления безопасности границ». В этой связи, как сообщил Хеник, правительство США выделило более $90 млн на укрепление безопасности на границе в Таджикистане, включая обучение сотрудников погранслужбы и предоставление оборудования.

«Мы продолжим наше присутствие в Афганистане до достижения определенных серьезных условий. Эти условия включают способность афганских властей решать беспокоящие и нас, и ваши правительства вопросы терроризма», - подчеркивает представитель Госдепа.

Напомним, что 29 февраля США и «Талибан» подписали соглашение о начале мирного процесса в Афганистане, в рамках которого начался вывод американских войск из этой страны, а президент Афганистана распорядился освободить пленных талибов. Но, как заявил Хеник, США оставляют за собой право пересматривать условия заключаемых соглашений, чтобы дать терроризму «должный отпор».

«Американцы не хотят, чтобы американские войска оставались в Афганистане навсегда. Мы хотим уменьшать наше присутствие, продолжая при этом решать проблемы, связанные с терроризмом в этой стране», - добавил он.

Энергетический баланс

Одно из основных направлений новой стратегии – это поддержка усилий по преодолению разногласий в регионе, а еще – помощь в развитии единой центральноазиатской электросети, которая облегчит торговлю излишками электроэнергии, снизит расходы для потребителей и зависимость от внешних участников, а также повысит доходы поставщиков и энергетическую безопасность в Центральной Азии. По словам представителя Госдепартамента США, Всемирный банк оценил ежегодные убытки стран региона в $1 млрд из-за того, что электросеть не работает должным образом, а электроэнергия не может продаваться между странами. Хэник поясняет, что «есть определенная сезонность, когда имеется избыток электроэнергии в одной стране и нехватка в другой». По идее, страны могут торговать излишками электроэнергии, но мешает этому отсутствие инфраструктуры и системы регулирования.

В июле прошлого года страны ЦА и Афганистан подписали декларацию по региональному сотрудничеству в сфере энергетических реформ и создания единого рынка электроэнергии. Оказать содействие в интеграции энергосистема стран региона выразили желание АБР и ЮСАИД.

В Узбекистане веерные отключения электроэнергии происходят для того, чтобы поддерживать энергобаланс при высоком потреблении. В конце ноября 2019 года страна договорилась с Туркменистаном об импорте электроэнергии, а до этого, в июле, об этом же - с Казахстаном. В 2019 году Казахстан с июля по декабрь поставил 923 млн кВт/ч электроэнергии в Узбекистан, а в 2020 году объем экспорта электроэнергии ТОО «Экибастузской ГРЭС-1» в Узбекистан планируется в объеме 1,5 млрд кВт/ч.

Хеникен подчеркивает, что в рамках проекта CASA-1000, сторонниками которого являются США, есть возможности излишки гидроэлектроэнергии из Кыргызстана и Таджикистана также экспортировать в Афганистан и Пакистан.

Демократия и права человека

Политика обновленной стратегии США нацелена не только на расширение своего дипломатического участия в регионе, но и на предоставление программной помощи для поддержки усилий местных органов власти по укреплению демократических институтов. При этом в развитии демократических институтов США считают лидером в регионе Кыргызстан, и надеются, что страна и дальше будет удерживать такое положение. Что касается Казахстана, то Вашингтон внимательно следит за ситуацией с правами человека в стране.

День протестов в Алматы, фото Данияра Мусирова

«Мы осведомлены о том, что ситуация с правами человека в Казахстане, да и по всему региону, нуждается в определенных улучшениях, - говорит Хеник. - США в этом плане не идеальны тоже, вообще в этом смысле нет стран, у которых по этому вопросу все было бы идеально. Наша позиция не в том, чтобы судить работу правительства, но в том, чтобы работать и с правительством, и с гражданским обществом, и с правозащитниками над улучшением ситуации, насколько это возможно».

Он добавил, что в Вашингтоне «рады были услышать», как декабре 2019 года президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил о планируемых в стране реформах, в том числе относительно мирных собраний и регистрации политических партий.

«Мы понимаем, что это обещание, и будем пристально наблюдать за реализацией этих обещаний. Мы отслеживаем ситуацию в Казахстане и странах региона на повседневной основе, и по мере необходимости мы можем делать официальные заявления по беспокоящим нас вопросам либо в индивидуальном порядке связываться с правительствами стран региона и оказывать содействие в продвижении решений тех или иных вопросов. Разумеется, у каждой из стран свой собственный путь к достижению демократии. Речь не о том, чтобы США диктовали каждой из стран, что делать. Но мы готовы работать совместно с правительствами и обществами стран региона для укрепления демократии», - подчеркнул он.

Также он отметил, что США готовы «поделиться своим опытом, консультациями и технической экспертизой» в вопросе защиты прав ВИЧ-инфицированных – «в этом направлении у США тоже достаточно большой опыт». Напомним, что в Казахстане права людей с ВИЧ ограничены.

В стратегии США под пунктом «Содействие реформированию верховенства закона и соблюдению прав человека» говорится, что благодаря совместным усилиям «центральноазиатские государства повысят свою стабильность, если будут обеспечивать значимый вклад граждан в политические системы посредством выборов, верховенство закона и уважение прав человека. США предоставляют странам ЦА техническую экспертизу реформ в секторе правосудия, поддерживают укрепление организаций гражданского общества, «чтобы граждане могли вносить значимый вклад в решение ключевых вопросов государственной политики, повышая отклик правительств на своих граждан». Но при этом Джонатан Хеник отмечает, что граждане и правительства стран ЦА «имеют право принимать решения о своей стране, не консультируясь с другими странами».

«Политика США заключается в том, чтобы поддерживать независимость ваших стран и предоставить вам возможность сбалансировать ваши отношения с другими, - говорит он. - Разумеется, у вас будут, например, важные экономические отношения с Китаем, у США тоже важные экономические отношения с Китаем, Китай – наш ведущий торговый партнер. При этом условия таких взаимоотношений не должны ставить под угрозу суверенитет вашей страны».

Вместе с тем США обеспокоены характером отношений в сфере безопасности между Россией и странами региона. Как он поясняет, «у Москвы есть вполне законные интересы в сфере безопасности в Центральной Азии, но это не должно ставить под угрозу суверенитет стран».

«Думаю, наше сотрудничество позволит вам обрести большую гибкость в выстраивании баланса взаимоотношений внутри региона. Это одно из направлений нашей работы», - заявляет Хеник.

Инвестиции по национальным интересам

США намерены продолжать инвестировать в развитие Центральной Азии, помогая создать для этого благоприятную и привлекательную среду для бизнеса. Они работают «с каждой страной над проведением реформ, необходимых для привлечения большего объема иностранных инвестиций, в том числе со стороны американского бизнеса». Заместитель помощника госсекретаря отмечает, что для каждой из стран региона первоочередным вопросом является экономическое благополучие, и «они понимают, что многие люди в их регионах живут в бедности, вопросы безработицы также стоят довольно остро».

«И они надеются, что международное сотрудничество приведет к увеличению иностранных инвестиций и укреплению экономического процветания. Мы согласны, что это вопрос актуальный, и это то направление, в котором мы работаем со странами региона», - говорит Джонатан Хеник.

Но каждой стране, по его словам, будет оказываться помощь в соответствии с национальными интересами Америки. Налогоплательщики США пристально изучают, на какую помощь идут их средства, и хотят быть уверены, что оказываемая помощь соответствует их интересам. Он отмечает, что экономика Казахстана «позволяет в определенной степени решать свои проблемы, и соответственно размер помощи нашей стране «будет не сопоставим с объемом помощи, предоставляемой Таджикистану», который имеет протяженную границу с Афганистаном, а это вопрос безопасности. При этом Кыргызстан является основным получателем средств, как прямой помощи от США, так и через другие организации. Наименьшая часть средств приходится на Туркменистан. Но и Казахстан за последние 10 лет получил меньше помощи, чем остальные страны региона, констатирует Хеник.

«Я уже упоминал Кыргызстан и прогресс, которого они достигли в плане установления демократии и прав человека, - продолжил он. - Причина, по которой в прошлом Кыргызстан получал большой объем помощи от Соединенных Штатов, была в их реальной политической воле к проведению реформ и укреплению своих демократических институтов. Когда мы видим такие возможности, политические возможности партнерства со страной региона, возможности укрепления средств массовой информации и содействия развитию гражданского общества, мы оказываем больше помощи в этих областях».

В Госдепе считают, что эффективная реализация новой стратегии поможет стать Центральной Азии «стабильным и безопасным регионом, который углубляет взаимодействие с США».

«Каждая страна должна проводить реформы, которые открывают регион для международных инвестиций и укрепляют демократические институты. Мы будем работать над тем, чтобы страны региона все больше и больше были связаны с Европой через Кавказ, с Афганистаном и Южной Азией, а также с глобальными рынками. Мы поможем странам укрепить их экономический и политический суверенитет, развить более глубокую устойчивость и повысить их готовность и способность сотрудничать друг с другом в областях, представляющих взаимный интерес. Тесные отношения и сотрудничество со всеми пятью странами будут способствовать продвижению ценностей США и послужат противовесом влиянию соседей по региону. Наконец, расширение возможностей для бизнеса в США будет способствовать экономическому процветанию в регионе, а также поддержит занятость и промышленность в Соединенных Штатах», - уверены в Вашингтоне.

Рекомендовано для вас