• 634
Американский Берлускони

Билл Эммотт, бывший главный редактор журнала The Economist

На протяжении нескольких последних недель мир гадает, как избранный, но еще не вступивший в должность президент США Дональд Трамп будет вести себя, находясь у власти, а также какую политику он будет проводить с учетом долгой избирательной кампании, полной противоречащих друг другу заявлений. Предыдущие бизнесмены-президенты США – Уоррен Г. Гардинг и Герберт Гувер жили на свете слишком давно, чтобы дать достаточно необходимых подсказок. Однако, есть недавний европейский прецедент: итальянский Сильвио Берлускони.

Берлускони стоял у истоков того, чего добился Трамп. Так же, как и Трамп, Берлускони был бизнесменом, который разбогател на сделках с недвижимостью. Когда в 1994 году он занялся политикой, он был «посторонним», несмотря на то что так же, как и Трамп, постоянно был рядом с большим количеством инсайдеров.

Сходство на этом не заканчивается. И Трамп, и Берлускони близко знакомы с интерьером зала суда: Трамп после выборов быстро урегулировал судебные иски о мошенничестве, выдвинутые против Университета Трампа. Но еще остаются не урегулированными примерно 70 исков, выдвинутых против него и его компании. Они оба столкнулись с множеством конфликтов интересов в связи с занимаемой должностью главы правительства из-за крупных размеров их бизнес-империй.

Берлускони, как и Трампу, удавалось позиционировать себя богачом и популистом. Он предпочитал общаться непосредственно с народом, минуя традиционные средства массовой информации и партийные структуры, а его пристрастие к очаровательным женщинам и фешенебельным домам усилило, в некоторой степени, его популярность.

Сравнение Трампа и Берлускони не является полностью поверхностным. Фактически, опыт существования Италии с премьер-министром Берлускони или il cavaliere (рыцарем), как его знают в его стране, демонстрирует американцам и миру шесть понятных уроков того, чего следует ожидать от Трампа.

Первый урок, никто не должен недооценивать следующего президента США. Трамп уже повел себя непредсказуемо, лишь немногие предполагали, что он сможет одержать победу в первичных выборах Республиканской партии. До сих пор многие наблюдатели предсказывают его неминуемое поражение, предполагая, что он сможет «продержаться» в Белом доме только четыре года, если до этого его не подвергнут процедуре импичмента.

Опыт Берлускони указывает на другое развитие событий. Берлускони также постоянно недооценивали его оппоненты. Комментаторы считали его слишком некомпетентным и неопытным, чтобы долго оставаться на посту премьер-министра, предполагая, что ему не удастся выдержать критических замечаний, касающихся политики, или давления со стороны правительства.

Но и сейчас Берлускони остается одним из ключевых лиц итальянской политики. На протяжении последних 22 лет он одерживал победу в трех всеобщих выборах и занимал должность премьер-министра на протяжении девяти лет. Каждый раз, когда журналисты или представители интеллигенции пытались втянуть его в общественные дискуссии, они проигрывали. Критики Трампа, в действительности, все наблюдатели в США должны об этом помнить.

Второй урок ‑ это то, что Трамп будет продолжать делать то, что в значительной степени является постоянной политической кампанией, постоянно везде выступая лично. Берлускони в этих целях часто использовал телевидение, особенно собственные коммерческие каналы. Вместо того чтобы давать интервью, которыми он не мог управлять, Берлускони часто работал с избранными своими сторонниками или просто говорил прямо в камеру. Большое количество политических ток-шоу прерывалось телефонными звонками премьер-министра, требующего дать ему высказать свое мнение.

От Трампа мы должны ожидать не только продолжения постоянных атак в Twitter, но также использования телевидения, в том числе ток-шоу и других каналов, для непосредственного обращения к людям. Решение Трампа продемонстрировать видеоролик на YouTube продолжительностью две с половиной минуты для изложения своих задач первостепенной важности в ходе пресс-конференции усилило их понимание. Несмотря на то, что такой подход может показаться не очень похожим на поступок президента, он тем не менее сработал, по крайней мере, когда он был выполнен мастером-маркетологом, который слишком вольно обращается с фактами.

Третий урок успеха Берлускони – это то, что даже очень богатый и обладающий властными полномочиями человек может эффективно извлекать выгоду, выставляя себя жертвой нападок. Действительно, даже находясь у власти, Берлускони постоянно заявлял, что он подвергался нападкам со стороны судебных органов, конкурентов-бизнесменов, «коммунистов», политического истеблишмента.

Можно ожидать, что в критический момент Трамп поступит так же. Несмотря на то, что он миллиардер, или что он родился в обеспеченной семье, или что во время следующих выборов он будет баллотироваться на следующий срок, будучи действующим президентом. Он постоянно рисует себя окруженным корыстолюбивыми врагами.

Четвертый урок ‑ это то, что обязательно будет иметь место поливание грязью. Берлускони так щедро использовал свои телевизионные станции и газеты для того, чтобы опорочить своих оппонентов, что писатель Роберто Савиано называл его machine del fango или «машиной для поливания грязью».

Нападки Трампа на средства массовой информации, часто осуществляемые им через Twitter, являются предвестником этого, так же как и его клятвы, данные во время избирательной кампании, «ввести в действие» законы об ответственности за распространение клеветы. Его главным поливальщиком грязью, скорее всего, будет недавно назначенный им главный стратег Стивен Бэннон, бывший председатель совета директоров ультра-правого информационного сайта Breitbart News.

Пятый урок. Трамп, по всей видимости, продолжит больше всего ценить в своей администрации лояльность, так же как это делал Берлускони. Трамп уже сделал трех своих старших детей, которые, как ожидается, будут управлять его компаниями во время его пребывания на посту президента, ключевыми игроками в своей кампании и в переходный период.

Федеральное законодательство может запретить Трампу назначать своих детей на государственные должности, но они, без всякого сомнения, останутся в центре принимаемых им решений. Его дочь Иванка Трамп и ее муж Джаред Кушнер посетили первую встречу Трампа с главой правительства Японии Синдзо Абэ. Даже назначенные Трампом не члены его семьи, очень часто противоречивые или радикальные фигуры, которые никогда бы не получили места в администрации какого-либо другого президента, кроме Трампа, отражают особое внимание, уделяемое лояльности.

И заключительный урок Берлускони заключается в том, что выражение восхищения властным лидерам, таким как российский президент Владимир Путин, должны восприниматься серьезно. Самовлюбленные герои-одиночки, такие как Берлускони и Трамп, привыкли заключать личные сделки и предпочитают, чтобы их собеседниками были другие сильные лидеры. Любимыми зарубежными визитами Берлускони во время его нахождения у власти были посещения дачи Путина и палатки бывшего ливийского диктатора полковника Муаммара аль-Каддафи, а не скучных заседаний Европейского Союза или саммитов «Большой двадцатки».

И в заключение. Между Сильвио Берлускони и Дональдом Трампом есть одно ключевое отличие. У Берлускони во время его нахождения у власти не было реальной программы действий, кроме дальнейшего развития его бизнеса и личных интересов, а также расширения своего влияния за счет предоставления ресурсов и привилегий своим сторонникам. Его самым большим ущербом, нанесенным итальянцам, было бездействие перед лицом экономического застоя, но, по крайней мере, он его не усугубил. У Трампа, в отличие от Берлускони, есть план действий, который, однако, тяжело понять. И пока непонятно, улучшит ли он ситуацию, или наоборот, ухудшит.

Project Syndicate, 2016

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...