Со всеми нашими технологическими разработками человеческая изобретательность и творчество остаются непревзойденными
  • 2036
Образование в эпоху цифровых технологий
Фото Жанары Каримовой

Коичи Хамада, почетный профессор Йельского университета и специальный советник премьер-министра Японии

Четвертая промышленная революция особенно отличается от своих предшественниц: вместо того, чтобы облегчить людям более эффективное использование того, что их окружает для собственной выгоды, технология вытесняет людей с их рабочих мест. Вопрос в том, кто сейчас этим воспользуется.

Автоматизированные или другие технологические услуги могут увеличить прибыль компаниям, в то же время представляя пользователям дешевые, более подходящие или более надежные варианты, чем производимые исключительно людьми. Но, безусловно, это очень дорого обойдется тем людям, которые ранее выполняли эти функции.

Люди со всего мира сделали выбор в пользу услуг поиска попутчиков и транспорта, таких как Uber, в ущерб традиционным водителям такси. Когда автомобили без водителя с автоматическим интеллектом станут экономически эффективными и надежными, Uber и водители такси также устареют.

Согласно данным Фрэнка Чжана из Йельской школы менеджмента, на сегодняшний день, 79% рыночных транзакций на фондовых торгах производятся программным обеспечением, отражая надежду на то, что машины смогут более эффективно, чем это делает человек, идентифицировать модели – надежда, которая могла способствовать недавней корректировке фондового рынка. В любом случае, это не сулит ничего хорошего для живых продавцов.

Я сам сэкономил на расходах на перевод, так как понял, что с некоторыми моими изменениями Google Translate может работать очень хорошо, хотя это означает потерю дохода для аспирантов, которых я нанял для выполнения задания. В то время как синхронные переводчики – которые относятся к высокооплачиваемым профессиям – могут насмехаться над идеей, что в ближайшее время машины будут представлять угрозу для их позиций, успех машинного обучения в очень сложных стратегических играх, таких как Go, предполагает, что способность машин к обучению не следует недооценивать.

Коротко говоря, революция, управляемая ИИ, будет иметь своих победителей и проигравших. Чтобы выиграть, жизненно важно не просто избежать отстранения новыми технологиями, но и использовать новые возможности, которые они представляют. Это может означать инвестирование в такие передовые предприятия, как Uber, как это сделал японско-корейский предприниматель Масаёси Сон. Или это может означать приобретение знаний и навыков, необходимых для гарантирования рабочего места, которое использует эту новую экономику.

Такие ответы полезны не только для отдельных лиц, но и для экономики в целом. В Японии, например, развитие человеческого капитала имеет решающее значение для поддержки роста, поскольку население стареет и сокращается. И этот процесс начинается в раннем возрасте: как показал экономист-лауреат Нобелевской премии Джеймс Хекман, образование маленьких детей оказывает значительное влияние на производительность. Вот почему Премьер-Министр Синдзо Абэ объявил, что половина дополнительных доходов, полученных от повышения потребительского налога, которое вступит в силу в 2019 году, будет инвестирована в дошкольное образование.

Чтобы предоставить молодым людям инструменты, необходимые им для развития в меняющейся цифровой экономике, такие инвестиции должны быть направлены на повышение качества образования. Это может означать преобразование учебных программ, с тем, чтобы они сосредоточились на меньшем ориентировании на простую зубрежку или простые математические расчеты, а больше на таких навыках, как критическое мышление, общение и лидерство.

Сегодняшнее образование в Японии – и, возможно, в Южной Корее – это что-то вроде игры “Jeopardy”: тот, кто знает больше фактов, является победителем. Наиболее известными способами, по которым классифицируют японских студентов, являются хенсачи – буквально переводится как “стандартное отклонение”, – что отражает то, насколько далек от статистического показателя типичный ученик, допущенный к данному учреждению на базе результатов теста, сосредоточенном на запоминании формул и фактов.

Студенты с наиболее высокими положительными оценками хенсачи допускаются в более строгие средние школы и колледжи, где их часто поощряют изучать медицину просто из-за сложности вступительного экзамена, даже если у них нет интереса к медицинской карьере. В противном случае, они конкурируют за то, чтобы стать чиновниками в самых влиятельных министерствах – например, финансов, экономики или иностранных дел – или они пытаются быстро продвигаться в топ элитных фирм, таких как Toyota или Sony.

Таким образом, оценки Хенсачи определяют траектории всей карьеры людей. Высокие баллы означают комфортную жизнь, вплоть до выхода на пенсию. Учитывая это, японские студенты вынуждены запоминать информацию с самого раннего возраста. Родители заходят так далеко, что переезжают в район, где детский сад связан с известным университетом.

Эта система не началась в Японии. Напротив, это ответвление системы оценки и продвижения китайских бюрократов, которая преобладала до начала двадцатого века. Хотя это форма меритократии и, следовательно, превалирует над кумовством, она не учитывает тот факт, что способность к обычной зубрежке не обязательно подразумевает способность к творчеству или изобретательности.

Даже если бы это было так, мы можем этого не узнать, поскольку запоминание достаточной информации для того, чтобы обеспечить высокие показатели результатов экзаменов, оставляет мало времени на то, чтобы научиться мыслить – развивать навыки или способствовать талантам, которые могли бы внести реальный вклад в свое сообщество и страну. Фактически, система, основанная на хенсачи, активно препятствует тем, кто обладает ценными талантами, развить их в полезные навыки. Тем не менее, в эпоху ИИ эти таланты и навыки более ценны, чем когда-либо.

Четвертая промышленная революция станет серьезным испытанием для японской системы образования, ориентированной на перечислении фактов и проведении расчетных вычислений – именно в тех областях, где люди не могут конкурировать с интеллектуальными машинами. Со всеми нашими технологическими разработками, человеческая изобретательность и творчество остаются непревзойденными. Мы должны максимально использовать это и дать нашим молодым людям возможность максимально эффективно использовать свои врожденные преимущества.

Project Syndicate, 2018

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые