• 22508
Проблема с сильными женщинам

Брайс Коверт

Когда Хиллари Родэм Клинтон отказывалась от продолжения борьбы за президентское кресло от Демократической партии в пользу Барака Обамы, она выбрала подходящие слова. В своей речи, произнесенной в начале июня семь лет назад, она призвала всех, кто поддерживал ее, также выразить свою привязанность Обаме.

И хотя в ее словах звучало разочарование, они была оптимистична в отношении продвижения по пути к гендерному равенству. Должность президента она называла «самым высоким и самым прочным стеклянным потолком». Но она также сказала, что «в нем уже образовалось 18 миллионов трещин, и свет сквозь них сияет как никогда раньше, наполняя нас всех надеждой и уверенностью, что этот путь будет легче преодолеть в следующий раз».

Как Клинтон заверила своих сторонников, кривая истории женщин, стремящихся вверх, не просто направлена в сторону справедливости. Это прямая линия, высеченная женщинами, которые очищают путь для тех, кто придет после.

Хиллари определенно верит в этот сценарий успеха, о чем говорит не только ее решение снова принять участие в президентской гонке, но и символический «набор бокалов», сделанных из «разбитого стеклянного потолка», который можно купить на официальном сайте кандидата в президенты.

Трудно сказать, становится ли путь действительно легче для женщин в политике каждый раз, когда кому-то из них удается дойти до высокого кресла. Еще не одной женщине не удалось сесть на него в Белом Доме. А в Конгрессе доля женщин все еще менее 20%. Хотя с того момента, когда первая женщина пришла в Палату Представителей, прошло сто лет.

Но мы знаем, что политика, скорее всего, не отражает того, как прогресс работает в случае тех женщин, которые пытаются пробить корпоративный потолок. Сам путь не становится значительно легче. Фактически, каждый раз, когда женщина занимает руководящий пост, продвигаться дальше становится все труднее.

В 2009 – спустя год после отказа Клинтон участвовать в президентской гонке – женщины составляли 13.5% руководящих постов в рейтинге крупнейших компаний Fortune 500. К 2013 году их доля едва достигала 14.6%. Получается, что пробить стеклянный потолок – это не больше, чем сделать в нем трещины.

Слишком мало женщин добиваются успеха в сфере корпоративного лидерства. И когда они пробиваются наверх, битва лишь только начинается. Огромный объем исследований показывает тревожную тенденцию: женщины, как и представители меньшинств, зачастую получают шанс лишь во времена нестабильности. В одном из исследований крупных компаний, котирующихся на Лондонской фондовой бирже, те из них, которые посадили в свое правление женщин, до этого систематически сталкивались с плохими показателями. Хотя компании были в целом стабильны до того, как они назначили мужчин.

Еще в одном исследовании назначений на должность руководителей в списке компаний Fortune 500 за 15-летний период, доходность капитала регулярно имела негативные показатели до того, как женщина или представитель меньшинств получил высокую должность.

Быть брошенным на «стеклянную скалу» – как стали называть данный феномен – это наиболее распространенный способ для женщины занять высокую должность, чем для мужчины.

В корпоративной Америке очень много примеров данного явления. Вспомнить хотя бы Мариссу Майер, которая стала президентом Yahoo, когда компания испытывала глубокий кризис. Мэри Барра стала первой женщиной-руководителем крупной автомобильной компании, когда «General Motors» столкнулась со скандалом, связанным с отзывом продукции. Или Эрин Каллан, которая стала первым финансовым директором ранее одного из ведущих в мире финансовых конгломератов «Lehman Brothers» в 2007 (компания попросила защиты от кредиторов в сентябре 2008). Или Энн Малкахи, первая женщина-президент компании «Xerox», которую назначили на высокий пост как раз, когда у компании был долг в размере $17.1 миллиардов.

Отсутствие преимуществ продолжается после того, как женщины начинают работать. Потому что мы все еще чувствуем себя некомфортно рядом с сильными женщинами. Согласно опросам и мужчины и женщины говорят, что предпочитают видеть мужчин на высоких постах в списке компаний Fortune 500. Лишь две женщины появились в списке 51 лучших работодателей, с которыми сотрудникам комфортно работать. Майер – одна из них – практически самая последняя.

Возможно, нам просто не нравится, когда женщина руководит. Исследования показали, что женщины сталкиваются с отрицательной реакцией – как личностной, так и финансовой – когда они ведут себя на работе настойчиво. Женщин-лидеров чаще называют несносными, назойливыми, агрессивными и даже эмоциональными.

И учитывая то, с какими чрезвычайными происшествиями многие женщины сталкиваются, не удивительно, что у женщин-руководителей больше шансов быть уволенными с работы, чем у мужчин.

Женщины добились внушительного успеха в заявлении своих прав на власть, как в политическом, так и корпоративном мире. К началу 1970-х ни одной женщине не удалось попасть в список топ-руководителей Fortune 500. В апреле этого года в списке 500 крупнейших компаний «Standard & Poors» их было 23. В США женщины занимают рекордные 104 места в Конгрессе и 59 в филиалах по всей стране.

Прогресс неизбежен, хотя и непостоянен. У государства сложные отношения с женщинами у власти. Им нужно показывать себя снова и снова. Быть в два раза лучше. И если одной женщине удается пройти весь путь от начала и до конца, это не значит, что остальным будет легче следовать за ней.

У отдельных женщин есть надежда, что их борьба проложит путь для всех остальных. Клинтон может быть оптимистична по поводу своих шансов выиграть президентскую гонку со второй попытки. Но реальность такова, что в США не привыкли к женщинам у власти. Может ли трещина в стеклянном потолке в одном месте изменить ситуацию для остальных?

The New York Times

Перевод для Vласти Нины Кузнецовой

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Просматриваемые