Исповедь автостопера. Часть 1

Расул Кусембеков, автостопер, специально для Vласти

Фото автора

В далеком 1991 году, на развале СССР, в семье среднестатистического инженера и медицинской работницы родился самый обычный ребенок. Этот ребенок – я: долгожданный сын и объект родительских надежд. На тот момент домашние и представить не могли, что на 22-м году жизни их чадо соберет рюкзак и отправится колесить по Казахстану в поисках лучшей жизни. Мне – 24. И я только начал жить.

«Стодолларовые рейсы»

Всё началось 2 года назад, когда я собрал свой первый рюкзак для выживания, наскреб последние деньги и в 6:15 утра вышел на трассу Омск-Капчагай. В то время дорогу я рассматривал, как лекарство, панацею от наболевших проблем. Кризис настиг меня неожиданно – сверстники вокруг покупали машины в кредит, снимали квартиры в аренду и женились на Алинах из соседнего подъезда.

Мой отец очень любил смаковать одну и ту же фразу, когда учил меня жизни: «Все, что ты еще жуешь, я уже давно выплюнул». Примерно также я чувствовал себя в окружении ровесников. Да-да, все уровни уже были пройдены. Я — 24-летний «разведенка», за плечами которого быт, семья, работа, карьера, квартира, трудности и всё, то, что называют атрибутикой состоявшегося мужчины.

Все прелести тихой мещанской жизни я выменял на странствия в гордом одиночестве. Проезжая первые отрезки своего пути, я часто вспоминал, как в детстве таращился на путешественников по телевизору: для меня эти обвешанные дорожным скарбом ребята, в широких фетровых шляпах и военных ботинках, были невероятно крутыми.

Тогда мелкий Расульчик не мог понять всего этого и задавался рядом детских вопросов: «А кто дает им деньги?», «А как же работа?», «А что они говорят родителям?» Со временем ответы пришли сами собой.

Я стал называть свои путешествия «стодолларовыми рейсами», по количеству денег которые на них тратил. Никогда не брал с собой больше – 100 долларов уходили исключительно на еду (причем, не на обеды в KFC и прочих фастфудах, а на воду, тушенку, фрукты и сухари). За 2 года дорога съела 9 килограммов моего живого веса, кожа стала невосприимчива к загару, а ноги адаптировались для многокилометровых походов пешком.

Путешествия автостопом - отличный способ проверить себя на выносливость. После любые расстояния в пределах города стали для меня пустяковыми. Я перестал пользоваться общественным транспортом, лифтами и прочими устройствами для перемещения.

Автостоп – это самоконтроль и быстрая реакция. С каждой новой поездкой перемещаться становилось все легче, «простои» на трассе сокращались, дорога занимала все меньше времени. Автостоп невероятно дисциплинирует. Тщательный сбор самых нужных вещей, расчет еды и воды, точное следование маршруту и готовность к любому форс-мажору в дороге — это лишь малая часть тех навыков, что я приобрел.

Рюкзак я собирал в соответствии с четырьмя вопросами: «Что надеть?», «Что съесть и попить?», «Чем лечиться?», «Чем себя защитить?»

То, что я задался последним вопросом, пожалуй, уберегло меня от необходимости отвечать на третий.

Люди

Трудности можно списать и на погоду - я часто попадал под дождь, град и в мороз, но климатические условия Казахстана не убьют и не ограбят, а вот люди — запросто.

Все вряд ли здесь поместятся, но есть смысл рассказать о наиболее запомнившихся персонажах и историях. Большую часть моих попутчиков составляли обычные дальнобойщики или провизоры, перевозящие товары из города в город, и человека они подбирали на трассе просто, что сам факт наличия чужого персонажа не давал уснуть. Дорога убегала километр за километром, за окном часами мелькали сопки, сигареты уходили пачками, но мы не разговаривали. Таких – процентов 70% , заурядных попутчиков, но есть еще 30% - крайне неординарных.

Путешествия в одиночку, без денег на дорогу и одним рюкзаком - всегда представляют собой опасность. Но я никогда не думал об этом, чтобы не притягивать к себе негативную энергию (да, я суеверный), но однажды все-таки чуть не попал в переплет.

Это случилось полтора года назад, на отрезке дороги Павлодар — Экибастуз. Всё было как обычно — я привязал табличку на рюкзак, выставил руку и шел по трассе. Через несколько минут остановился довольно милый дядечка, я бы даже сказал, божий одуванчик, не вызывающий никаких опасений. Он вежливо пригласил составить ему компанию и наше путешествие началось. Сейчас я немного отклонюсь от этой истории и поделюсь классификацией дальнобойщиков, которую сам определил:

Трудяга — такой дядя Миша, глава многодетной семьи, у которого развал СССР отнял сберкнижку с деньгами на две новых «Волги» и на путевки на курорт до самой старости. Грузовик дядя Миша взял в кредит, чтобы перестать «фрахтить» (перевозить грузы) на дядю, следовательно, все рейсы идут на то, чтобы как можно быстрей окупить машину.

Гусар — мужик средних лет, как правило, от 21 до 35, перевозящий грузы на дальние расстояния за пределы страны, скажем, в Украину, Россию или Китай. Такого мужика мало интересуют деньги за рейс, мужику интересны сами дорожные выплаты, и чем они выше, тем больше вероятность того, что где-нибудь в Урумчи или Гуанчжоу у мужика отвалятся все колеса, сорвет тент и поднимется температура. А работодатель услышит, что придется какое-то время переждать, подлечить себя и машину, дней 7-10. Тут начинается самое интересное - бордели. Мужик коллекционирует путан, старательно запоминает кого, когда и в каком городе он облюбовал, сколько выпил и с кем подрался. Как правило, почти все «гусары» женаты и имеют детей.

Энтузиаст — на мой взгляд, самый интересный типаж дальнобойщика. Водителю нравится дорога, в кабине всегда идеальный порядок, деньги рассортированы, всё старательно протерто, в кабине - дорогой освежитель. Водители такого рода крайне чистоплотные ребята, всегда возят с собой несколько комплектов одежды и не упускают ни одной возможности освежиться или умыться у ручья или родника, встречающегося по дороге.

Естественно, на том злосчастном отрезке мне попался «гусар», причем, что называется, прожженный. Обычно через час совместного путешествия «гусары» затевают рассказ о похождениях. Этот не оказался исключением. Всё шло, как обычно, я посмеивался, кивал головой и добавлял одобрительное «дааа» ровно до того момента, когда водитель начал рассказывать подробности своего опыта с 13-летней проституткой. В голове что-то щелкнуло, отвращение хлынуло по венам, и я довольно резко попросил остановиться и дать мне выйти:

- Эй-эй, машину остановил, я выхожу, - говорю я.

- А куда это мы собрались, а? - спрашивает он, нажимая на кнопку блокировки дверей.

- Слушай, я сейчас просто вынесу окошко тебе и выйду сам, как дальше без окна-то поедешь, дяденька? – спешу покинуть машину.

- А мы никуда с тобой не поедем, мы останемся с тобой тут, - улыбается водитель.

- Ну, я тебя предупредил, как знаешь, - резюмирую я.

Я освобождаю ногу, чтобы выбить боковое окно, водитель, приговаривая «Ну, сейчас я тебе, сопляк, е..», тянется под сидение, и что-то там нащупывает.

Проходит две секунды, я автоматически выхватываю складной нож из сумки и, не задумываясь, загоняю ему в ногу. За следующие несколько секунд я успеваю вытащить нож из ноги водителя, щелкнуть кнопкой открытия дверей, швырнуть обидчику бинты из аптечки и выбежать в степь с рюкзаком…

Исповедь автостопера. Часть 2.

Свежее из этой рубрики