Культурно-денежный обмен

Ольга Малышева, театральный критик, специально для Vласти

Я гуманитарий, но у меня нет проблем с цифрами. Больше того, я их, цифры, ценю и уважаю. Потому что если представить ситуацию в виде чисел, она может стать существенно понятнее. Особенно когда речь идет о денежном эквиваленте.

Так, например, триптих «Мәңгілік Ел» обошелся государственной казне в 150 миллионов тенге. Причем, первым в списке повлиявших на стоимость факторов, озвученных в отчете об оценочной стоимости, называется макроэкономический. Художественный, отмечу, только на четвертом месте. Кстати, никак не была обозначена стоимость золоченой рамы, а там ведь двадцать три погонных метра чистого искусства.

А в Алматы можно заплатить за урок живописи и всего за 5 тысяч тенге получить «Звездную ночь» Ван Гога собственной кисти. Раза в полтора меньше оригинала и сомнительной художественной ценности, но зато созданную с душой и вполне подходящую для домашнего интерьера. Если масштабы потребности в изобразительном искусстве шире, то в ассортименте – масса работ акрилом и маслом выставлена на продажу в сети, а то можно даже проще: выйти на алматинский Арбат. От 15 тысяч тенге будет стоить степная панорама с ковылем и конями, выполненная на высоком идейно-художественном уровне. И тоже в раме, между прочим.

Теперь к цифрам покрупнее. Уже больше миллиарда тенге (точнее – 1,25 млрд) потратили на сериал об истории Казахского ханства. И это только подготовительный период, включивший, по словам министра культуры и спорта, подготовку костюмов и реквизита, репетиции с актерами и какое-то мифическое озвучание. Чтобы появилась хоть малейшая вероятность, что проект завершится успешно, необходимо, как говорят создатели сериала, еще как минимум столько же – то есть меньше, чем за 2,5 миллиарда «Казахское ханство» не снять.

Вот Жасулан Пошанов, например, снял свой «Шлагбаум» («Серебряный Георгий» за лучшую мужскую роль на Московском международном кинофестивале) чуть больше чем за 2,5 миллиона тенге. То есть если дать создателям «Шлагбаума» бюджет «Казахского ханства», они при текущей производительности снимут тысячу остросоциальных рассказанных современным киноязыком лент, потенциальных обладателей престижных международных наград. Вот только государственные миллиарды тенге Пошанову наверняка не дадут. Да и вопрос еще, взял бы он, даже если бы давали.

Есть суммы еще более удивительные, чем два с половиной миллиона на фильм. Так, например, по итогам театрального фестиваля «Откровение» павлодарский театр «Промень» получил приз в размере 300 тысяч тенге. Эту совсем не внушительную сумму, сопоставимую с зарплатой менеджера среднего звена за месяц или ставкой артиста государственного театра за два месяца, провинциальная молодежная труппа потратила на проведение – внимание! – театральной недели, специально для которой с нуля были созданы три постановки.

Что до бюджетов спектаклей в государственных театрах, то на этот вопрос, как правило, «затрудняются ответить». Из цифр, озвученных официально, например, стоимость репостановки оперы «Абай» - около 70 миллионов тенге. «Промень» на такую сумму в режиме «театральной недели» смог бы провести четыре с половиной года, представив почти 700 постановок.

Или вот театр ARTиШОК, который уже второй сезон подряд ищет спонсорскую помощь в размере 10 миллионов – именно столько составляет зарплатный бюджет на сезон. То есть один «Абай» может обеспечить семь лет функционирования ARTиШОКа. А если говорить о стоимости спектаклей, то последняя премьера театра, «Толстая тетрадь», стоила около 1,5 миллиона. Соотношение посчитайте сами, это несложно.

Правда, есть и обратная статистика: билет на «Толстую тетрадь» стоил в прошедшем сезоне 4000 тенге. На эти деньги можно сходить, например, в государственный ТЮЗ – от двух до десяти раз. Или восемь раз на самые дешевые места в «Астана Оперу» - с ограничением видимости до 100 процентов. Главное ведь - быть в состоянии сделать выбор и уметь считать собственные деньги, а не чужие.

И если так уж хочется сделать персональный вклад в культуру, то прямо сейчас в Алматы нет ничего проще, чем стать меценатом. Касательно того же ARTиШОКа, который традиционно летом делает ремонт: привезите в театр банку краски – это будет как раз то, что нужно.

Свежее из этой рубрики