Может ли Казахстан называться страной великой степи?

Марат Шибутов, аналитик, специально для Vласти

Фото Жанары Каримовой

Недавно я прочитал колонку Мади Мамбетова «Моя родная дала… Ұлы дала», в которой Мади в очередной раз сокрушался на тему инициативы нашей власти. Практически, это уже готовый аттракцион – власть что-то делает, а господин Мамбетов сокрушается, переживает и рефлексирует об этом. Что не понравилось Мади в предложенном неофициальном названии Казахстана? Это отсутствие исторической преемственности, отсутствие философской концепции и невозможность изменить имидж страны с помощью нового названия.

Тут конечно, можно очень сильно поспорить. Степи Евразии простираются от Дуная до Маньчжурии и поэтому для каждого из соседей они именуются по своему – Скифия, Гог и Магог, Дикое поле, Туран, Великая Тартария и т.д. В общем, опасная земля, откуда приходят еще более опасные люди и делают тебе предложения, от которого нельзя отказаться. И тут, выступает на первое место философско-историческая концепция понятия «Великая степь», существование которой отрицает Мади. Но дело не в самой концепции - просто нынешнее население Казахстана под эту концепцию не очень хорошо подходит.

Если очень коротко и для детей, то суть этой концепции можно продемонстрировать на примере одной из версий происхождения слова «огр» в европейском бестиарии. Согласно ей, «огр» т.е. огромный, злобный великан-людоед, пожирающий похищенных детей, происходило от названия венгров «хунгари». Изгнанные и потерпевшие поражение слабаки венгры, вынужденные мигрировать в Паннонию, так терроризировали всех соседей, что заслужили вхождение в европейскую мифологию в качестве монстров (добряк Шрек появился только в 1990 году). А теперь подумайте над тем, какие нравы царили среди тех, кто выдавил их с родных кочевий Северного Казахстана и Западной Сибири?

Упрощенно, облик обитателя Великой степи, а значит и философию этой территории, формировали народы, которые в древности образовывали военно-демократические государства. С одной стороны это значило:

  1. Демократию – каганом, ханом, шаньюем можно было стать только на выборах, и соответственно, и удержать власть, только ощущая за собой поддержку большинства. В противном случае, в один прекрасный солнечный день, в твоей спине внезапно оказывалось пара десятков стрел от недовольных подданных.
  2. Меритократию – только тот, кому сопутствовала военная удача и железная хватка, мог рассчитывать на карьерный рост. Обычно первая серьезная ошибка становилась и последней. С другой стороны, это также означало, что только пока ты в силе, ты можешь занимать высокое положение – в военных демократиях зрелые воины ели первыми, а старики, дети и собаки ели последними.
  3. Инновации – это сейчас, разбалованные научным прогрессом, мы не ценим того, что нас окружает, но тысячу лет назад вооружить войско, превосходящее противника, стоило огромных усилий и мастерства. К примеру, лук монгольского типа состоял из четырех видов материалов, двух десятков деталей сложной формы и изготавливался в течение полутора-двух лет. Можно сказать, это был технологический прорыв того времени, сравнимый с появлением магазинных винтовок в 19 веке и пистолетов-пулеметов – в двадцатом.
  4. Идейная и культурная самодостаточность – в период своего расцвета обитатели Великой степи придерживались только собственных верований и только при упадке своих государств подпали под влияние других культурных центров. Ведь до этого было просто очень сложно воспринимать проповеди и переходить в веру от людей, которых ты ведешь на веревке в рабство или для ритуальных жертвоприношений. Другое дело, когда они уже говорят с тобой с позиции силы.
  5. Гражданское самосознание и патриотизм – что означало постоянную готовность защитить свои права и землю под ногами своего коня с оружием в руках.

Разумеется, эти качества были в основном для внутреннего потребления, а вот для внешнего – это была система постоянного и жесточайшего террора, вымогательства и насилия, что и просыпается иногда в потомках степных завоевателей.

Тот же Великий Шелковый путь был, мягко говоря, не очень выгоден для Китая и существовал в больших объемах только в те времена, когда хунну, сяньби, тюрки, монголы накладывали дань на Китай, и вот это продаваемая купцам дань в виде тысяч кусков шелка продавалась затем в Европу. Фактически, это была не торговля, это были репарации. А если какой-либо из подвластных народов или государств отказывался платить дань, то ему устраивали, либо опустошительный набег, либо геноцид.

А теперь, оглянитесь вокруг и подумайте, сможем ли мы сейчас требовать с Китая дань? Название «Страна Великой степи» по своему философско-историческому наполнению предъявляет слишком высокие требования для современного Казахстана с одной стороны. Но с другой стороны, может, хотя бы это заставит нас совершить модернизационный скачок и вместо пустословия по поводу великих предков, будут попытки хоть как-то быть на них похожими?

Ведь мы, в отличие от египетских коптов, не являемся бедным и угнетаемым меньшинством на своей родине. Да и не надо забывать о том, что родина нынешней европейской цивилизации это все же Страна Городов, находящаяся на территории Казахстана. Именно отсюда уходили в далекие путешествия предки арийских племен, отсюда началось Великое переселение народов, здесь рождались великие сухопутные империи – и если на протяжении 4 тысяч лет здесь был один из центров политики, то, может, и у нас есть шанс? Поэтому я за это название - благо, оно дает хотя бы какую-то надежду на интересное будущее.

Аналитик, политолог, географ.

Свежее из этой рубрики
Loading...