На закрытие Vimeo

Мади Мамбетов, специально для Vласти

В своей новой колонке Мади Мамбетов рассуждает о том, как реагировать на то, что казахстанские власти закрывают огромные информационные площадки из-за некоторых пользователей, размещающих потенциально опасный контент.

Эпиграф:

Статья 20 Конституции РК

1. Свобода слова и творчества гарантируется. Цензура запрещается.

2. Каждый имеет право свободно получать и распространять информацию любым, не запрещенным законом способом. Перечень сведений, составляющих государственные секреты Республики Казахстан, определяется законом.

3. Не допускаются пропаганда или агитация насильственного изменения конституционного строя, нарушения целостности Республики, подрыва безопасности государства, войны, социального, расового, национального, религиозного, сословного и родового превосходства, а также культа жестокости и насилия.

Из поста в Facebook моей старинной приятельницы, кинематографиста Кати Суворовой, узнал сегодня, что в Казахстане закрыли видео-хостинг Vimeo. Пост здесь, если угодно прочитать.

В нем Катерина, режиссер-документалист, отмечает, что закрытие этого ресурса для нее — профессиональная катастрофа, затрудняющая связь с международным киносообществом, да к тому же финансовый ущерб – аккаунты на Vimeo платные, и свой на этот год она уже оплатила. И она задается вопросом, что делать?

И нам всем впору задаться этим вопросом.

Закрытие Vimeo – лишь очередное звено длинной цепи произвольного перекрывания доступа к крупным сетевым ресурсам, которое практикуют власти Казахстана.

Время от времени для казахстанцев становился недостижимым то один, то другой важный сетевой ресурсы – будь то blogspot, wordpress или даже youtube. Но одним из первых и самых важных событий такого рода в стране стало закрытие Livejournal.com, который 10-15 лет назад был главной блог-платформой в интернете. Семь лет назад он был закрыт впервые, временно разблокирован на полгода осенью 2010 года и окончательно прикрыт весной 2011 года. И лично меня это сильно удручало.

LJ, или «Живой Журнал», был большой частью моей жизни – там был мой онлайн-дневник, там были дневники моих друзей и массы незнакомых мне людей, которые писали на интересные мне темы – от арт-хаусного кино до медиевистики. В отличие от быстро политизировавшегося российского сегмента ЖЖ, казахстанский оставался местом общения – невинной социальной сетью. Но в один прекрасный день его просто прикрыли – и даже официальной причины никто не назвал. Что, само собой, дало пищу всевозможным слухам – в частности, общее мнение сошлось на том, что в блокировке повинен дневник бывшего, а ныне покойного, зятя лидера нации. Которого никто из моих знакомых, и я сам, не читал, и не собирался. Потому что всем было пофиг. Потому что ничего нового он сказать не мог. Но огромный ресурс закрыли. И он заблокирован до сих пор. И казахстанский сегмент ЖЖ в итоге просто вымер.

А ведь это была отличная площадка, в том числе и для литераторов – мы на основе своих записей в ЖЖ с соавторами Ромашкиной и Искаковой написали книгу, которую до сих пор покупают и хвалят. Я это пишу к тому, что закрытие ЖЖ тогда для меня так же вредно, как для Кати Суворовой закрытие Vimeo.

Кто стоит за этими мерами? Кто перекрывает нам доступ к нужным нам информационным ресурсам? Непонятно. Для начала - в стране имеется дурная практика сначала делать что-то противозаконное, а уже потом подводить под совершенно непрозрачным образом принятые решения какую-то базу. Тот же ЖЖ был закрыт на протяжении двух лет, до ноября 2010 года, - и никто не брал на себя ответственность за это. Ссылались на неведомые «технические проблемы» - которые мгновенно решались использованием анонимайзеров. То есть, блокировка очевидная – а власти позорно отнекиваются «не, ничего не было». В 2011 году, когда ЖЖ вновь закрыли, государство хотя бы удосужилось объясниться – выяснилось, что тысячам пользователей подпортил жизнь Сарыаркинский суд Астаны. Причем тут неведомый мне районный суд столицы и мое право писать в свой дневник и читать записи своих друзей?

И эта практика продолжается из года в год. Ладно, доступ к чужестранным ресурсам – но вот Ratel.kz, например, или zonakz.net уже которую неделю не могут даже добиться элементарной вещи – кто и за что блокировал эти сайты? Послушайте, если государство берет на себя смелость перекрывать доступ к информации, то пусть хотя бы признает это. Что за детский сад!

Но даже если и имеется какое-либо постановление суда, то не совсем понятно, кто именно следит за информационной безопасностью страны. Это министерство информации и культуры? Или министерство по инвестициям и развитию? Или комитет национальной безопасности? Или прокуратура? К кому с вопросами обращаться?

Важно и другое: казахстанские власти закрывают огромные информационные площадки из-за некоторых пользователей, размещающих потенциально опасный контент. Ну так и закрывайте отдельные аккаунты или настаивайте на удалении отдельных постов, блогов или аккаунтов – это же элементарное требование логики. В том же Vimeo 14 миллионов пользователей – и я уверен, среди этих киношников и видеохудожников ничтожная часть процента размещает ИГИЛовскую пропаганду. Но нет, перекрывают доступ ко всему ресурсу! В чем проблема? Не можете понять, как это сделать? Или не хотите напрягаться, - проще все сразу прикрыть? Но это уже звучит так, словно отвечающие за информационную безопасность страны люди либо некомпетентны до уровня глупости, либо попросту ленивы. Я как налогоплательщик тогда не вижу смысла содержать за свой счет лентяев или глупцов. А в одном только министерстве инвестиций и развития две с лишним тысячи штатных сотрудников!

А вот еще один аспект, лично меня приводящий в бешенство: с чего это государство взяло на себя функцию решать за меня, что мне благополезно, а что вредно для моего душевного равновесия? Как долго оно, государство, планирует вести себя как небрежный родитель, который вместо того, чтобы позволить мне самому разобраться, что вредно, а что нет, попросту ставит мой ноутбук на parent control, закрывая мне доступ к сети? Я пишу «небрежный», потому что внимательный чуткий родитель вместо волюнтаристских мер сел бы и поговорил с ребенком о том потенциально вредном контенте, с которым дитя может столкнуться – так поступают умные родители, желающие уберечь своих подростков от травмы, которую им может причинить, к примеру, порно. (Хотя пример неудачный – государство вот решило за меня, холостого мужчину за тридцать, что порно мне не нужно).

Тут уместно напомнить, что с терроризмом и распространением экстремистских идей надо бороться не отключением сайтов для киноделов – в конце концов, этими сайтами пользуются городские жители из условного среднего класса, которым есть что терять, и которые меньше всего заинтересованы в идеях «Исламского государства». Эти идеи распространяются проповедниками в селах и аулах, в которых про Vimeo и не слышали – но зато не понаслышке знают о том, как процветает местный бастык из чиновников, в то время как сельчане голодают. Как строятся небоскребы в столице, как тратятся бешеные деньги из бюджета на дорогостоящие игрушки типа ЭКСПО – и при этом проваливаются одна за другой программы поддержки села. Скорее благолепные репортажи условного «Хабара» подтолкнут молодого казахстанца, которому терять нечего и которого сводит с ума контраст между виртуальной реальностью официозного ТВ и жизненными реалиями вокруг, в объятия джихадистов, чем посты о кошечках в ЖЖ.

Чтобы бороться с распространением деструктивных веяний, надо укреплять средний класс, создавать условия жизни на селе и обеспечивать работой и возможностью социального роста ребят, сбежавших из села в город, - а не веерно отключать неугодные сайты!

И, если уж доводить до логического завершения аналогию между государством/гражданами и родителем/детьми, позволю напомнить, что условия общественного договора изменились в последнее время. Государство может позволить себе вести себя как суровый папаша, окруженный несмышленышами, только при том условии, что он кормит-поит-одевает своих детей. Наше государство с плавающим курсом национальной валюты, плавающим бензином и другими отпущенными в свободное плавание благами должно уже осознать, что правила игры поменялись. Нас всех выпнули на холод, велев заботиться о себе самим – так давайте уж мы и о своей собственной идеологической концепции сами озаботимся, ладно? Отпустите тогда уже и нас с нашими взаимоотношениями с интернетом в свободное плавание!

И возвращаясь к вопросу, которым задается Катерина Суворова и который завершает первый абзац этого текста, - что делать? Там, в фэйсбуке, немалая часть комментаторов предложила два варианта – либо искать новые анонимайзеры, либо писать петиции или прошения. В том числе первому лицу страны.

Я скажу так: не надо делать ни того, ни другого.

Конечно, любая блокировка в наши дни легко обходится при помощи технических средств – мне даже анонимайзеры не нужны были, чтобы оставаться в ЖЖ все те семь лет, что прошли с его закрытия в Казахстане. На все есть программы, которые сводят усилия блокирующих на нет, - но это неудобно. Пользоваться нужным ресурсом становится неудобно. Поэтому и казахстанский ЖЖ опустел.

Но мы и не должны терпеть это неудобство. Это наше законное конституционное право – получать нужную информацию свободно.

Не должны мы и писать какие-то там петиции или прошения. В конце концов, это просто унизительно. Мы не милости просим, не благодеяния – мы требуем реализации нашего права, законного и конституционного (см. выше).

Надо с ними судиться. Надо просто подавать в суд на всех, кто что-то там бездумно запрещает, и идти до конца – хоть до комитетов ООН.

Журналист, публицист, постоянный колумнист Vласти

Свежее из этой рубрики
Loading...