На министерство надейся

Ольгая Малышева, театральный критик, специально для Vласти

Учиться тратить меньше - похоже, это будет важнейшей задачей на будущий год. Должен ли художник при этом оставаться голодным, и не придется ли от этого всем казахстанцам сесть на культурный сухпаек?

Впрочем, создавать шедевры за копейки – это уже целый тренд, который приживается, к примеру, в казахстанском кино. Снятый в уходящем году «Шлагбаум» режиссера Жасулана Пошанова не слишком громко выходил на большие экраны, но успешно прокатился по фестивалям и был очень доброжелательно принят критиками и кинематографистами. На будущий год запланирован выход сразу нескольких работ активистов движения «Партизанское кино»: «Чума в ауле Каратас» Адильхана Ержанова, «Свидетель дела №6» Серика Абишева, «Судебный исполнитель» Мурата Махана.

Суммы, затраченные на каждый фильм, по словам самих партизан, не превышают пять-десять тысяч долларов (однако учитывая текущий курс, нельзя не заметить, что в тенге партизанское кино все дорожает!). То есть на стандартный, даже не раздутый, бюджет типичного казахстанского, хоть государственного, хоть независимого, фильма, таких партизанских лент можно снять целый пучок. А уж на двухмиллиардные (в тенге, разумеется) вложения в сериал к юбилею Казахского ханства – вообще.

Разговоры о том, что пришло время сдувать бюджеты, ведутся и в производстве коммерческого кино. Режиссеры самых кассовых отечественных фильмов года, Нуртас Адамбаев и Аскар Бисембин, сошлись на том, что снимать кино в будущем году придется не дороже, чем за 150 тысяч долларов. Потому что занимать и отдавать приходится в долларах, а зарабатывать на прокате – в тенге. И получается, что, пока национальная валюта свободно плавает, выручка кинематографистов все время куда-то уплывает.

Под большой вопрос встанут, по всей видимости, проекты, которые финансируются из казны. Так, на 2016 год государственная киностудия не анонсировала старта ни одного проекта. Вероятно, с горем пополам выйдут в прокат законченные в уходящем году, а то и раньше. В работе остается только уже упомянутый исторический сериал о Казахском ханстве, который все больше напоминает миф: все о нем слышали, но так никто и не видел.

Опасность перейти в категорию ирреального нависает и над последним оставшимся в Алматы кинофестивалем – «Евразией». Уже в этом году новая команда фестиваля, работая с ним впервые, планировала привлекать спонсоров, но не все прошло гладко. В наступающем, кажется, потенциальные инвесторы станут еще более аккуратными в выборе предметов вложения: финансовые прогнозы совсем не оптимистичны.

Вообще в 2016-м, похоже, не намечается официального громкого повода для мощных государственных дотаций в культурные проекты. В прошлом - мероприятия проходили под эгидой «Алматы – культурная столица СНГ», в уходящем - множество событий приурочили к юбилею ханства. В наступающем – ну пусть бы осталось хоть что-то в условиях «ужать» и «отрезать».

Однако, если верить городскому управлению культуры, уже известно по меньшей мере об одном важном событии, которое будет профинансировано из бюджета Алматы – фестиваль «Алма-Ата – моя первая любовь». В 2015-м организаторы пожертвовали проведением мероприятия в пользу того, чтобы в будущем году сделать его повнушительнее.

Что до частных инициатив, то здесь, вероятно, останется возможность выкрутиться. Во всяком случае, уже на январь наступающего года запланирован, например, поп-механический перфоманс Рустема Бегенова «Медея. Материал», в который недавний ученик Бориса Юхананова вложит традиции «Электротеатра «Станиславский». В январе же ожидается премьера нового танцевального спектакля «Дюймовочка» Разии Хасановой, автора стремительно набравшей популярность «Любовницы». В феврале состоится уже III театральный фестиваль «Откровение», куда его организаторы намерены пригласить театральные команды с по-настоящему мировыми именами (если снова не внесет свои поправки предательский плавающий курс). За неделю до вручения «Оскаров» в Лос-Анджелесе в Алматы во второй раз вручат «Выбор критиков», благо у ассоциации кинокритиков уже сложился опыт работы при жестко ограниченном бюджете.

Похоже, уже можно принимать как данность тот факт, что финансирование культурных проектов сократится как из местных управлений, так и из министерства. Наверняка осторожными станут и частные компании, для которых еще год назад не составляло труда выделить круглую сумму на поддержку фестиваля, акции или кинофильма.

Во всем этом можно найти и положительную сторону: до аудитории дойдут только такие проекты, которые смогут завоевать доверие инвесторов. То есть, не исключено, несколько более высокого качества. В конце концов, финансовая сторона культуры никогда не была самой сильной.

Редактор, журналист, театральный обозреватель

Свежее из этой рубрики
Loading...