Я – феминистка

Мади Мамбетов, специально для Vласти, фотографии Жанары Каримовой

Через неделю страна погрузится в праздничную суматоху, все цветы в городе будут раскуплены, а казахстанки дружно будут отмечать Международный день женщин. Публицист Мади Мамбетов решил подкинуть соотечественницам еще один повод поднять бокал.

Недавно в Facebook увидел ссылку на новость про немецкую ультра-левую активистку, которую изнасиловали беженцы. Девушке 24 года, предположительно, она была ограблена, избита и изнасилована тремя беженцами из Сирии. Предположительно – там история не очень ясная. Но текст в статье, поданной под заголовком «Закат Европы», потрясающий: жертва изнасилования просит прощения у всех беженцев из-за того, что случившееся с нею может стать поводом для расистских комментариев, для ксенофобии. Меня такие вещи потрясают – чистый героизм я вижу в умении любого подняться над болью, унижением и травмой, и продолжать бороться за свои идеалы. Извиниться за возможные неприятности перед теми, кто может в сознании ассоциироваться, слиться с напавшими на тебя подонками. Разве не все они - беженцы? Эта девушка смогла.

Но больше меня потрясло другое. Комментарий, оставленный под новостью одним из мэтров казахстанской журналистики, человеком высокого профессионализма, опытным и взрослым. Он написал: «Видимо, ей понравилось».

И в такие моменты опускаются руки. Ну как же так?

То, что в нашей стране, в нашем обществе нехорошо обстоят дела с правами женщин, все смутно понимают. Но ищут утешения в мысли, что это где-то там, не у нас, в диких аулах, или в «низах общества», где необразованные, безработные и пьющие малокультурные люди угнетают своих женщин.

А потом читаешь такой комментарий и думаешь – да что же это?

Сексизмом пропитано все наше общество сверху до низу. И это ситуация, которая длится десятилетие за десятилетием, переходит из поколения в поколение. Не имеет значения, какая именно женщина попадает в это уравнение – вполне себе образованные, жившие и работавшие за границей, строящие свои бизнесы и карьеры казахстанки постоянно становятся жертвами снисходительного, потребительского, а зачастую и попросту агрессивного отношения мужчин. И меня больше всего смущает, что, кажется, сами женщины этого не замечают. Женщины замечают любые недостатки друг в друге, мельчайшие детали и несовершенства в своих сестрах, - но остаются удивительно слепыми по отношению к мужчинам. Это идет еще из детства, где и отцы, и матери больше трясутся над сыновьями; продолжается в школе и вузе, где преподаватели предъявляют повышенные требования к девочкам и закрывают глаза на несовершенства мальчиков; перехлестывает во взрослую жизнь, где женщинам платят меньше за больший объем работы, не способствуют их карьерному росту, и все время намекают, что их место – в детской и у плиты. На выходе мы имеем женщину, - вполне возможно, - одаренную, трудолюбивую, образованную, уверенную в себе, но настолько стиснутую патриархальными ценностями, что она даже не понимает, что что-то – не так.

С удручающей регулярностью слышу, и вижу в социальных сетях, как женщины, решаясь пожаловаться на дискриминацию со стороны мужчин, обязательно начинают со слов «я не феминистка…»

«Я не феминистка, но все же…» - и дальше начинается рассказ о каком-нибудь вопиющем случае. Возмущение вполне понятно, и любой цивилизованный человек его, конечно, разделит. Но к чему эта непременная оговорка? В чем причина этого странного страха перед словом «феминистка»?

Возможно, часть ответа – в банальном непонимании, что такое «феминизм». Недавно принимал участие в съемках одного ток-шоу на ТВ, и там показали блиц-опрос, проведенный съемочной группой программы. На вопрос, «феминистка ли вы?», большинство респонденток ответили возмущенным: «Что вы?! Я замужем, у меня дети есть!». То есть уровень понимания ясен: казахстанки считают феминисток какими-то воинствующими бездетными мужененавистницами, чуть ли не лесбиянками с гранатой в руках. Они не понимают, что все – абсолютно все - права, которыми обладают женщины в наши дни, и которые, как минимум, декларативно, уравнивают женщин с мужчинами, получены в результате борьбы. Борьбы этих самых феминисток. Все ли знают, что в Великобритании право всех женщин участвовать в выборах было признано только в 1928 году? В Германии – в 1949 году? Во Франции – в 1944 году, и в США, главных защитниках демократии, - в 1920 году? Наши бабушки старше многих женских прав!

И не только выборы: право выходить замуж по собственному выбору, право распоряжаться своим телом (в том числе и право на недопущение или прерывание беременности), право распоряжаться собственностью, право получать образование, работать, получать равную (хотя бы декларативно) заработную плату и многое другое – все это получено вследствие долгой борьбы. Феминистки, суфражистки, эмансипе, - все они боролись за равные права мужчин и женщин. Их били, обливали холодной водой, топтали копытами лошадей, заключали в тюрьмы и психиатрические больницы, они подвергались неслыханным унижениям – для того, чтобы современные женщины могли отмечать Восьмое марта и выпивать, окруженные цветами, свои бокалы шампанского на работе или дома.

Для того, чтобы их внучки и правнучки отреклись от них и заявили, с дрожью ужаса и презрения, что они – «не феминистки»!

То, что в нашей стране нет феминисток, является одной из причин целого спектра проблем. От тех 400 женщин в год, которые, согласно официальной статистике (а мы знаем, как она склонна преуменьшать цифры, занижая их иногда на порядок), погибают в результате домашнего насилия от рук своих мужей; от оставшегося без последствий, несмотря на бурю протестов, решения правительства урезать декретные пособия; от оскорбительных попыток мужчин у власти раз за разом поднять вопрос о многоженстве в Казахстане – до сексистских комментариев пожилых вполне себе цивилизованных журналистов в соцсетях.

Когда я в очередной раз сокрушаюсь об отсутствии в стране влиятельных организаций, которые отстаивали бы права женщин, я думаю о том, что от возгласа «келин, подай мне чай!» до мужчины, который живьем сжигает свою бывшую жену в столице нашей родины, - всего несколько весьма предсказуемых шагов. Что до сих пор бытующий в регионах обычай красть невест воспринимается не как отвратительное сексуальное насилие, а как легитимный способ создать семью. Что женщины, кажется, даже не осознают, что сексизм, объективацию, мизогинию, дискриминацию по гендерному признаку надо уличать, фиксировать и искоренять. Что разговоры о «долге женщин» должны уйти в прошлое.

Знаете, то, что женщина способна зачать, выносить и родить ребенка, а потом кормить его грудью, а потом опекать его и любить до конца дней – это, вообще-то, не долг. Это чудо. Это привилегия. Это служение. И если кто-то из моих соотечественниц не может или не хочет брать на себя это служение – это ее право. И никакой не долг.

И еще вот: ни одно из прав, которыми наделены современные женщины в современном Казахстане, мужчины не даровали от доброты душевной, от щедрот. За каждое из них – в том числе и право не выслушивать патриархальную ересь про «женский долг», - женщины былых времен боролись, страдали и преодолевали колоссальное противодействие мужчин. Тех мужчин, которые со дня на день сорвутся покупать вам цветы.

Дорогие казахстанки, поднимите 8 марта бокал за феминисток! И не отрекайтесь от них, пожалуйста.

Журналист, публицист, постоянный колумнист Vласти

Репортер, фоторепортер интернет-журнала Vласть

Свежее из этой рубрики
Loading...