Тонкая грань между человеком и нечеловеком

Мади Мамбетов, специально для Vласти

фотография Жанары Каримовой

По неофициальным данным, в Казахстане около пятисот женщин ежегодно погибает в результате бытового насилия. После случившегося в пятницу инцидента с известной телеведущей и кинопродюсером, которая подверглась нападению своего мужа и попала в реанимацию, Мади Мамбетов задумался над сутью насилия.

Домашнее насилие является одним из самых распространенных видов насилия, - и одним из самых потаенных при этом. Ежегодно в нашей стране гибнет полтысячи женщин – в подавляющем большинстве от рук мужей или партнеров, - и это только летальные исходы. Сколько всего женщин подвергаются насилию в своих семьях, никакая статистика сказать не может. И, скорее всего, девять случаев из десяти речь идет о нападениях со стороны мужчин, которым, казалось бы, сам Бог велел любить и защищать своих женщин: отцов, братьев, сыновей. Но в первую очередь от рук мужей, любовников, сожителей, бойфрендов. Организация «ООН Женщины», одно из подразделений Организации объединенных наций, пару лет назад озвучивала свои выводы по Казахстану: выводы печальные – каждые шесть женщин из десяти подвергаются насилию у себя дома.

Больше половины. Больше, чем каждая вторая.

Для начала определимся с терминологией – под домашним или бытовым насилием подразумевается не только рукоприкладство. Угрозы, запугивание, унижения, матерная брань, изоляция, нарушения права контактировать с другими людьми, принуждение к сексу без согласия, - все это бытовое насилие. Муж не дает денег, контролируя все финансы в семье? Технически это насилие. Сожитель запрещает общаться с подругами – оно самое. Периодически обзывает «тупой», «толстой», «тощей», «никчемной»? Насилие. Типичное психологическое насилие. Список можно длить и длить, но все это – насилие.

Десятки – если не сотни, - тысяч женщин, подвергающихся всевозможным формам насилия. Поруганные, униженные, задавленные работой, принуждаемые к «исполнению супружеского долга». И в большинстве случаев молчащие об этом как рыбы.

Потому что это – «нормально». Потому что «нельзя выносить сор из избы». Потому что «он – мужчина, не надо его сердить», «потерпи ради детей», «сама виновата». Потому что бессчетный ряд матерей, бабок и прабабок так жил: сами терпели и нам велели.

А мужчины ведь не просто «посмеиваются» над женами, осыпая их унижениями на регулярной основе, разрушая самооценку, шантажируя их тысячей разных способов; не просто «не дают жене растратить все деньги на туфли», контролируя все расходы и устраивая скандалы за «ненужные покупки»; не только запирают их дома со словами «сиди с детьми, потом с подружками погуляешь», - они бьют. Они пинают жен, отвешивают им «воспитательные шапалаки», бьют их ремнем. В некоторых случаях режут ножом. Душат. Застреливают.

Или обливают бензином и поджигают, как нечеловек по имени Канат Садуов год назад.

Бытовое насилие происходит здесь, прямо сейчас, везде, за каждым вторым окном. И не только в Казахстане. Надо сказать, технически наша страна находится на передовой линии борьбы с этим явлением. Еще в 2009 году у нас принят «Закон о профилактике бытового насилия», - Россия, например, до сих пор такой закон не ввела, а Китай разработал подобный законопроект лишь пару лет назад.

Но кто из женщин, не состоящих в правозащитных организациях или не работающих в юриспруденции, знаком с положениями этого закона?

Надо сказать, с семейным насилием сталкиваются отнюдь не только жительницы постсоветских стран или государств третьего мира, - даже в цитаделях западной демократии миллионы женщин становятся жертвами domestic violence. Впрочем, это в некоторой степени объясняется тем, что даже в США планомерная борьба с домашним насилием началась в 1994 году. Меньше четверти века назад.

А знаете, почему мир так медленно разворачивается в сторону защиты жертв семейного насилия? Почему до сих пор более 600 миллионов женщин живут в странах, где жены, матери, дочери никак не защищены от насилия со стороны своих мужчин? Все очень просто.

Традиционные семейные ценности. Те самые старые добрые ценности, за сохранение которых уже несколько лет ведется крестовый поход в России, и в пользу которых с каждым годом усиливается риторика казахстанских государственных мужей. Те самые проверенные веками патриархальные ценности, одним из краеугольных принципов было главенство мужчины в семье.

Вы знаете, почему вас заставили бы выплатить штраф, если бы вы пнули соседскую собаку, и пожали бы руку, если бы вы прибили жену или зарезали дочь? Знаете? Если нет, то вот: собака – имущество другого мужчины. А ваша собака, ребенок, незамужняя сестра, овдовевшая мать и уж тем более ваша жена – это ваше имущество. Со своим имуществом можете делать что угодно – святое право частной собственности. Поэтому вас казнили бы – что в Древнем Риме, что в просвещенной Франции XVIII века, - за нападение на чужую женщину, но оставили бы в покое, забей вы до смерти жену. Если вы мужчина, конечно.

И такое положение сохранялось тысячи лет. И, думается мне, пора бы этому положению вещей измениться.

Когда начинаешь всерьез думать о бытовом насилии, уходят в тень мелкие пошлые детали (особенно касающиеся семейной драмы известной телеведущей и продюсера), - не важно, что и как, «сама виновата» или «муж – козел», «пожалуйста, не молчи!», - все это второстепенно. Даже справедливая в целом точка зрения, высказанная в соцсетях и активно разносимая по просторам фэйсбука, гласящая, что известная телеведущая не должна прощать мужа и не должна отмалчиваться, по сути, второстепенна. Да, хорошо бы, если бы с того шоу-биз-Олимпа, на котором пребывает жертва пятничного инцидента, прозвучал сигнал женщинам всей страны, что такое терпеть нельзя – хорошо, но не обязательно. Нам всем необходимо задуматься над тем, что происходящее недопустимо – какое бы решение не приняла отправленная своим супругом в реанимацию Талгарской больницы телезвезда, независимо от него.

И тут речь идет даже не о женщинах и мужчинах. Речь идет о людях. Насилие – это самый последний, подлый и отвратительный способ настоять на своей правоте. Средство слабаков, неуверенных в своих силах, неспособных или не умеющих отстоять свою точку зрения цивилизованными методами. Способность воздерживаться от насилия, не будучи принужденным к этому физическим превосходством противника, - это и есть та тонкая грань, которая отделяет людей от животных. И многие слишком легко переступают ее. Всякая драка, всякое калечение, всякое избиение и всякое убийство – это прощание с человеком в себе. А человеком надо оставаться всегда.

В этом смысле дикое происшествие на Талгарской трассе 10 июня отличается от терактов в Актобе или вчерашнего расстрела посетителей клуба Pulse во Флориде только масштабами ущерба. Совсем не случайно, что убийца пятидесяти человек в Орландо Омар Матин систематически избивал свою жену. Не случайно террористы в Актобе вместо того, чтобы строить свои семьи, грезили о семидесяти покорных гуриях в райских кущах. Уважение к человеческой жизни начинается с дома, со своей семьи, со своей женщины. И тот, кто поднимает руку (или нож) на неспособную на адекватный отпор женщину, ничем не лучше того, кто приходит в клуб, вооруженный до зубов, и начинает расстреливать беспомощную толпу.

Журналист, публицист, постоянный колумнист Vласти

Свежее из этой рубрики
Loading...