Министерство культуры и харрасмента

Ольга Малышева, театральный критик, специально для Vласти

Иллюстрация Жанары Каримовой

Рекордное количество «эксклюзивных» интервью в последние дни журналистам дал министр культуры и спорта страны Арыстанбек Мухамедиулы. И без того привыкший к повышенному к себе вниманию, глава МКС, похоже, побил собственный рекорд популярности. Однако повод к этому оказался неприятный, даже неприличный: Мухамедиулы обвинили в сексуальных домогательствах.

Ответил на обвинение министр радикально: объявил о намерении защищать свою репутацию через суд. Отказ от компромиссов и дискуссий для него настолько характерная черта, что в Google количество результатов по запросу «Мухамедиулы суд» в полтора раза превышает «Мухамедиулы политика», втрое - «Мухамедиулы кино» и «Мухамедиулы Олимпиада» и в пять раз – «Мухамедиулы театр».

Впрочем, ситуация с обвинением чиновника такого уровня в сексуальном домогательстве – в Казахстане из ряда вон, поэтому достойных внутренних кейсов, как действовать в подобном случае, не существует. Сам же Арыстанбек Мухамедиулы ничего лучше, чем попросить помощи адвоката, не придумал: так министр уже решал вопрос и когда его фото было использовано при опознании подозреваемых в убийстве в Кыргызстане, и когда режиссер Талгад Жаныбеков выступил с заявлением о коррупции в Минкульте.

Неудержимое желание министра защищать честь и достоинство особенно странно выглядит на фоне его собственных разнообразных более чем спорных высказываний (а их масса: и про моющих туалеты кыргызок, и про список позорящих Казахстан фильмов, и про заклеенную пластилином крышу «Астана Арены»), что на чести и достоинстве чиновника не лучшим образом отражаются. Впрочем, сам он публичные извинения тоже не раз практиковал. И судя по упомянутым уже интервью, даже гордится тем, что ошибается, но ошибки признает.

Однако казахстанские реалии таковы, что в деле о сексуальных домогательствах оправдают скорее высокопоставленного мужчину, чем никому не известную молодую женщину. Потому что, рассудит народ, она – либо оговорила его ради собственной выгоды, либо он и правда приставал, но она сама, дура, виновата. Вот и на внеочередном собрании членов союза театральных деятелей прозвучало: как мы можем осуждать министра, его же сам президент назначил!

Мифологизация успешных и знаменитых в нас сильна настолько, что в их непогрешимости сложно кого-то разубедить. И уж тем более когда речь заходит о моральном облике политиков: максимум их можно подозревать в коррупции, да и то это оттого, что бес попутал. Обсуждать же интимную жизнь публичных людей в казахстанском обществе стыдно, даже если эта жизнь грань интимности давно перешла.

При таком раскладе общественное мнение само бы все решило за Арыстанбека Мухамедиулы, не проявляй он такого рвения в вопросах формирования собственного имиджа. И дело тут не только в шляпе пирожком, а в том, как много и с удовольствием чиновник рассказывает о собственной тяжелой, но эффективной работе: нет, говорит, оснований считать меня провальным министром. Сам себя не похвалишь – никто не похвалит.

Между тем, стало известно, что количество якобы пострадавших от домогательств Мухамедиулы женщин уже увеличилось до трех, и все они готовы дать показания с использованием полиграфа (и предлагают пройти детектор лжи самому министру). Будь Арыстанбек Мухамедиулы (или его специалист по связям с общественностью, если таковой имеется) чуть более близко знаком с основами действий в кризисных ситуациях или способах разрешения конфликтов по демократическим принципам, начни он с убеждения, а не запугивания, то история могла бы обернуться совсем по-другому. Разумеется, при условии, что в сексуальных домогательствах министр не виноват.

Свежее из этой рубрики
Loading...