2014-й с Vластью: Жили по Гоббсу

Маргарита Бочарова, Vласть

По специфике своей работы мне чаще всего приходится общаться с людьми, которые текущим положением дел в Казахстане, мягко говоря, не довольны. Они привыкли выражать это разными способами: от одиночного протеста на Площади Республики до шумных митингов у дверей городского акимата. Последние, надо сказать, возымели куда больший эффект на бюрократическую машину.

Между тем, несмотря на то, что в моей профессиональной среде уровень протестности порой зашкаливает (и, если уж быть до конца честной, намного превосходит мой собственный), общая температура по больнице, как правило, не превышает норму. Однако по прошествии года я вывела для себя любопытный итог: протестные настроения живут и процветают, просто казахстанцы по какой-то причине охотнее демонстрируют их в отношениях с условными «союзниками», нежели с «врагами».

В самом начале минувшего года я, например, стала свидетелем того, как казахстанские врачи на одном из щедро профинансированных форумов стали упрекать друг друга в жутчайшем невежестве (вместо того, чтобы конструктивно обсудить долгосрочный сценарий развития медицины до 2030 года). Спустя каких-то два часа я знала, что некоторые казахстанские медработники по-прежнему считают биобанком обычный «холодильник с кровью», что алматинские врачи завидуют своим столичным коллегам, и что специалисты, посоветовавшие министерству здравоохранения потратить огромные средства на профилактику свиного и птичьего гриппа, большим умом не отличаются.

Выдающиеся интеллектуальные способности не обнаруживают друг у друга и пользователи казахстанского сегмента интернета. Примечательно, что они не устают напоминать об этом едва ли не на каждом мероприятии, которое так или иначе касается развития отечественной информационной среды. Прошедшей весной от «отцов-основателей» Казнета в очередной раз досталось любителям подискутировать в социальных сетях на темы свободы слова, евразийской интеграции и даже голодомора. Их «беседы» были названы банальным «весенним обострением», которые уж никак нельзя отнести к высоким материям. Информационным войнам, в смысле.

Вступление Казахстана в Евразийский экономический союз казахстанцы тоже восприняли глубоко на свой счет, но предъявлять по этому поводу претензии в адрес государства не стали. «Козлом отпущения» стали отечественные бизнесмены, которые оказались виноватыми просто потому, что живут лучше некоторых простых обывателей. При этом особенно виноватыми должны чувствовать себя крупные бизнесмены, которых угораздило попасть на российский рынок и даже закрепиться на нем. И это в то время, когда у рядовых казахстанцев, не отягощенных собственным делом, одна надежда - дожить с президентом до 2050 года. Все бы ничего, но когда такие слова звучат на экспертном обсуждении с претензией на критический взгляд на ситуацию, становится не по себе.

Обвинять друг друга в грешках разной степени тяжести, сидя, по сути, в одной лодке, за год стало на удивление обыденным делом. В противном случае тебя, вероятно, в данной отдельно взятой лодке перестанут считать профессионалом и прекратят приглашать на «круглые столы». Хотя, нужно признать, не для всех последнее обстоятельство играет действительно большую роль. Бескрайние просторы социальных сетей уже давно стали отличным заменителем бесплатной трибуны, с высоты которой можно прокричать о чем угодно.

Чаще всего этой «трибуной» пользуются работники отечественной медиа-сферы, которые за минувший год успели уличить коллег в подлом затирании логотипа конкурентов на микрофоне, бессовестной краже множества эксклюзивных материалов, подготовке заказных статей политического характера и прочих проступках, которые вполне могли бы остаться на «корпоративной кухне», где все всё про друг друга и так отлично знают.

Отличились в уходящем году и казахстанские рекламщики, которые, как оказалось, воспринимают рыночную конкуренцию как непосредственную угрозу собственному существованию. Всего два соседствующих рекламных баннера операторов сотовой связи дали начало активному общественному обсуждению маркетинговых методов нашего бизнеса. Конец обсуждению своим волевым решением положила компания, не выдержавшая публичного осмеяния и заявившая об этом в агентство по защите конкуренции. Вероятно, юристы, готовившие обращение в ведомство по факту случившегося, сработали быстрее и эффективнее тех, кто думал над креативным ответом компании-конкуренту.

Ни о каком креативе не шла речь и в «разборках» между казахстанскими авиакомпаниями, работающими с туристическими агентствами. Несмотря на то, что ситуация с «Инвест-Авиа», SCAT и ассоциациями туроператоров и турагентств Казахстана в большей степени интересна для профильного ведомства и правоохранительных органов, она лишь подтверждает: корпоративная культура, вероятно, так и не прижилась на казахстанской земле. Понятие «корпоративной этики» постепенно приобрело две устойчивые коннотации - это либо угроза для простого населения (если она в той или иной мере присутствует), либо пустышка (когда люди из одной сферы деятельности живут по принципу «война всех против всех»).

Упомянутый выше принцип придумал и развил английский философ-материалист Томас Гоббс. Википедия с сомнением указывает на то, что источником просветления для Гоббса стала гражданская война в Англии 1642-1646 годов. Преодолеть состояние «войны всех против всех» сможет, согласно Гоббсу, так называемый «общественный договор». Вряд ли кто-то будет спорить с тем, что казахстанцам нужно как можно скорее договориться друг с другом, ведь в отличие от абстрактной государственной машины, за соседним столом, в соседней машине, в соседней квартире находятся вполне реальные люди, которые способны повлиять на нашу жизнь куда сильнее.

Свежее из этой рубрики
Loading...