2014-й с Vластью: зима, весна, лето, осень и снова зима

Тогжан Калиаскарова, Vласть

Главное правило журналистики – сохранять нейтралитет. У журналистов очень редко появляется возможность высказать свое мнение по тому или иному делу или рассказать о тех уроках, которые мы вынесли для себя в процессе работы.


Подводя итоги этого года, я вспомнила все громкие судебные дела, на которых присутствовала как журналист и удивилась - каждый сезон 2014 года отметился громким судебным процессом.


Зима 2014

В конце 2013 года Максат Усенов, лишенный водительских прав, наехал на шестерых пешеходов, в результате чего погиб 23-летний Мурат Карабалин. 25 января 2014 года ДВД Алматы сообщил о том, что уголовное дело в отношении Максата Усенова прекращено —отец погибшего написал заявление о том, «что претензий к Усенову совершенно не имеет, прощает его, согласен на примирение».

Как выяснилось позже, мама погибшего парня к заявлению была не причастна. Так уж сложилось, что с убитой горем женщиной пришлось разговаривать мне. Тогда я еще не знала, что этот телефонный разговор станет мне уроком на всю мою жизнь. Урок №1 заключался в том, что журналисту просто необходимо иметь толстую кожу. Вряд ли я забуду этот телефонный разговор: мама мальчика сквозь слезы пыталась мне рассказать подробности аварии, я, захлебываясь слезами, пыталась выслушать женщину до конца.

Тогда, вначале 2014 года я даже не допускала мысли, что Усенов снова станет виновником очередного ДТП, в котором пострадает женщина. На этот раз его приговорили к 20 дням административного ареста из-за отказа проходить медицинское освидетельствование. Отсчитав ровно 20 дней со дня ареста, мы отправились в спецприемник для административно арестованных ДВД города Алматы. Честное слово, никогда не думала, что буду с нетерпением ждать освобождения «короля улиц». Видимо минусовая температура на улице дала о себе знать.

Весна 2014

В апреле 2014 года специализированный межрайонный военный суд по уголовным делам вынес приговор фигурантам «Хоргосского дела». Тогда я впервые побывала в следственном изоляторе и услышала итоговый приговор фигурантам дела - от 5 до 17 лет по нескольким статьям УК. Ключевыми статьями обвинения стали: экономическая контрабанда, создание и руководство организованной преступной группой, участие в преступном сообществе, легализация денежных средств или иного имущества, приобретенного незаконным путем и злоупотребление властью.

Судебное разбирательство длилось с 2011 года и тяжесть преступления, совершенного фигурантами дела, была доказана. После вынесения вердикта присутствующие в зале суда выдохнули хором. Только родные осужденных не могли сдержать слез. Снова мне пришлось сдерживать свои эмоции и стараться не замечать слезы и страдания людей, которые не были готовы услышать, что их близкого человека не будет рядом многие годы.

Лето 2014

В июне уходящего года Алмалинский районный суд № 2 огласил решение по иску ветеранов Великой Отечественной войны к главному редактору журнала «Аныз адам» Жарылкапу Калыбаю. По решению суда, редактор издания, посвятившего апрельский номер Адольфу Гитлеру, обязан был принести публичное извинение ветеранам и выплатить 13 истцам по 1 млн. тенге каждому.

Пресс-конференции Калыбая и судебные слушания по делу журнала были для меня особо тяжелыми. Они проходили на казахском языке, к сожалению, моего словарного запаса не всегда хватало понять суть происходящего без помощи мамы, которая всегда была на другом конце телефонного провода или фотокорреспондента, который зачастую мне помогал в переводе. Урок №2: начать изучать государственный язык.

Тогда после оглашения решения по иску в 13 млн. я долго разговаривала с соседкой по подъезду. Она полностью поддерживала ветеранов и осуждала редакцию журнала.

— Неужели вы бы смогли допустить такое? Чтобы Гитлер был на обложке журнала? Где это видано? – спросила она меня.

— Тетя Наташа, Гитлер был кумиром миллионов… - ответила я.

— Был бы жив твой дедушка, ветеран ВОВ, ты бы по-другому говорила! – резюмировала тетя Наташа и захлопнула за собой дверь.

На этом наш разговор закончился, так же как и мои размышления по поводу этого дела. Но негодования по поводу решения судьи не оставляли меня в покое. Тогда я еще не знала, что буквально через несколько месяцев в Казахстане разговорится новый скандал и «обложка с Гитлером» отойдет на второй план.

Осень 2014

В сентябре 2014 года состоялся процесс по делу постера с изображением Курмангазы и Пушкина, созданным рекламным агентством Havas Worldwide Kazakhstan. Межрайонный административный суд Алматы обвинил создателей постера по статье 349, части 1 КоАП Казахстана и вынес решение о взыскании с агентства 100 МРП, и 70 МРП с гендиректора агентства. В октябре Алмалинский районный суд №2 удовлетворил иск 34 музыкантов к рекламному агентству и обязал их выплатить по 1 млн. тенге каждому морально пострадавшему музыканту.

Все с ужасом заговорили о том, что агентство пропагандирует нетрадиционную сексуальную ориентацию, более того, «смешало с грязью» великих Курмангазы Сагырбайулы и Александра Пушкина. По словам представителей агентства, никакого сексуального подтекста в их работе не было. Они просто повторили известную во всем мире картину Дмитрия Врубеля «Братский поцелуй».

Я не буду судить о нравственности (или безнравственности?) креативщиков. Благодаря «постеру Курмангазы-Пушкина» я извлекла неплохие уроки. Во-первых, профессиональный: не привязываться к героям своих материалов. В случае с постером сделать этого у меня не получилось. Я настолько сильно прониклась уважением к авторам постера, что не могла скрыть свои переживания на каждом судебном процессе, в котором принимала участие в качестве репортера.

Во-вторых, личный: не сдаваться. Авторы постера собираются обжаловать приговор суда на более высоком уровне, а акимат и музыканты празднуют свою победу.

Свежее из этой рубрики
Loading...