О том, приведет ли развитие соцсетей к тотальной деполитизации
Активизм в сети: есть ли место политике?
Фото Жанары Каримовой

Айман Жусупова, эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента Казахстана

Значимость социальных сетей сегодня сложно переоценить - они формируют новую реальность, выводя на первый план личность с ее потребностями и интересами. Благодаря соцсетям возможность быть услышанным, обрести влияние и популярность появилась у каждого, поэтому нынешнюю эру называют эрой персонализации политики - и сами политики, и институты апеллируют к личности.

В этих условиях важность традиционных институтов гражданского общества постепенно снижается - благодаря развитию цифровых технологий граждане имеют возможность обращаться в органы власти напрямую, минуя бюрократические проволочки. По этой причине сегодня на первый план (наряду с традиционными формами участия) выходит политическое участие он-лайн.

Традиционные институты участия пытаются подстроиться к изменениям, но ситуация осложняется отсутствием у них понимания сути социальных медиа и ясной стратегии работы с ними. Единственное, что им понятно - социальные медиа меняют правила игры, и просто игнорировать их уже нельзя.

Многие исследователи, фиксируя снижение интереса к политике у населения (в первую очередь, у молодежи) и возрастающую значимость социальных сетей, выдвигают гипотезу: политическая и гражданская активность населения вырастет благодаря современным цифровым технологиям. В научной литературе на этот счет представлены несколько точек зрения.

Первая - и наиболее популярная - гласит: социальные сети не оказывают практически никакого влияния на уровень политического участия граждан. Сторонники этой точки зрения подтверждают свою позицию статистическими данными: доказано, что большее потребление информации (в том числе, политической) не означает автоматического увеличения доли населения, заинтересованного в политике и готового проявлять участие.

Некоторые исследователи еще более категоричны - они считают, что с развитием интернета и сетевых отношений наблюдается деполитизация населения (особенно молодежи). Причины этого одни ученые склонны видеть в растущем недоверии к государственным институтам, другие связывают это с ростом экономического благополучия населения и вытекаемой отсюда традиционной политической пассивностью. Высказывается предположение, что развитие информационных технологий повлечет за собой доминирование развлекательного контента, что также может повлиять на рост политической пассивности. При этом виртуальное пространство будет все более коммерционализироваться.

Американские ученые К. Хилл и Дж. Хьюз считают утопическими надежды на то, что посредством интернета люди из пассивных и незаинтересованных станут информированными и активными. Классик американской политической науки Р. Даль отмечает, что в развитых странах обилие доступной информации, имеющей отношение к политическим вопросам, необязательно ведет к большей компетентности граждан и более глубокому осмыслению ими происходящих событий, поскольку предъявляет еще большие требования к способностям среднего гражданина.

Противники этих уважаемых ученых считают, что участие посредством социальных медиа оказывает значимое влияние на включение граждан в политическую жизнь страны. Ряд исследователей полагает, что «арабская весна» явилась демонстрацией того, что социальные сети выступают ключевым компонентом современных социальных движений. Они подчеркивают, что цифровые технологии - не просто нейтральный инструмент: при их помощи происходит формирование активистских позиций населения.

Тем не менее, сегодня чрезвычайно сложно судить о том, какая часть населения, участвующая в тех или иных политических акциях, мобилизована посредством интернета. Еще сложнее пытаться определить общее количество участников того или иного движения, формируемого он-лайн, поскольку зачастую преобладающей формой виртуального участия являются пассивная форма одобрения, участие в голосовании и распространение информации.

Часть исследователей полагает, что такие социальные сети как Youtube, Facebook и MySpace позитивно влияют на гражданское, но не политическое участие, ведь изначально направлены на поддержку связей с друзьями и имеют потенциал вовлечения пользователей в те или иные сообщества.

Достаточно распространенным является представление о том, что соцсети способствуют протестной активности, являясь ее катализатором. Да, исследования действительно показывают, что среди наиболее активных пользователей больше сторонников оппозиции. И, несмотря на то, что активность в соцсетях зачастую не переносится на практику, именно там можно создать иллюзию массовости тех или иных акций (фотографии под определённым ракурсом, субъективные оценки количества участников).

Подводя итог, замечу: он-лайн участие все же не является триггером участия оф-лайн, но позитивное влияние социальных медиа на участие в принципе отрицать нельзя. Разговоры на политические темы способствуют кристаллизации, оформлению точек зрения участников дискуссии, получению информации о возможных путях участия и обретению чувства ответственности за будущее своего сообщества.

Ученые констатируют: политический интернет функционирует скорее как способ дополнительного вовлечения и так уже вовлечённых в сферу политики граждан. Эффект, который социальные медиа оказывают на участие, пропорционален тому, с какой целью они используются. Другими словами, если вы используете соцсети для поиска информации, вероятность повышения вашей гражданской и политической активности выше, чем у тех пользователей, кто использует их для игр и развлечений. Политические коммуникации в сети автоматически не вовлекают абсентеистов в политический процесс.

В то же время следует признать, что социальные медиа, вписываясь в сложившуюся политическую культуру общества, способствуют её медленной трансформации. Они культивируют сознательность в повседневной практике людей, учат проявлять свою политическую позицию, воспринимать происходящее в адекватной форме.

В Казахстане низкий уровень политической и гражданской активности характеризует граждан как на практике, так и в социальных сетях. Казахстанцы в большинстве своем используют сети для развлечений и общения с близким кругом людей. Что касается он-лайн участия, то считается, что наиболее активная с точки зрения гражданской и политической позиции аудитория естественным образом сосредоточилась на Facebook. Это обусловлено тем, что именно в здесь казахстанские гражданские активисты и оппозиционеры имеют свои аккаунты. Вместе с тем, по уровню проникновения Facebook Казахстан находится лишь на 172 месте в мире.

Несмотря на это, на мой взгляд, в Казахстане политическая и гражданская активность в социальных сетях имеет потенциал для развития. Во-первых, власти предпринимают попытки охватить интернетом все большее число районов страны, а во-вторых, социологи фиксируют разрыв между реальным участием и желанием населения оказывать влияние на политику в стране.

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые