Спектакль, у которого есть чему научиться
Почему «Вавилонскую башню» нужно смотреть всем
Фотография Марии Гордеевой

Инесса Цой-Шлапак

В конце января я побывала на спектакле «Вавилонская башня». Ольга Малышева, драматург и один из кураторов инклюзивной театральной лаборатории «Действие буквально», еще перед премьерой написала подробно, кому нужно идти на эту постановку. У меня, как у сестры девушки с синдромом Дауна, после просмотра появились дополнения.

Лет 5 назад, когда я начала публично писать о своей сестре и о реакциях окружающих, с которыми нашей семье приходилось сталкиваться, многие знакомые в личных беседах смущенно признавались, что хоть они и не имеют ничего против людей с особенностями развития, они просто не знают, как лучше с ними общаться и поэтому чаще всего отводят глаза, чтобы не ставить никого в неловкое положение.

Да что другие, даже я, имея неплохой опыт общения с людьми, у которых ментальные особенности, в прошлом году попала в неловкую ситуацию. Произошло это как раз во время знакомства с командой «Действие буквально». Я поздоровалась с актерами, у которых синдром Дауна, и по инерции протянула руку парню с аутизмом, совершенно забыв, что с такими ребятами не стоит коммуницировать «в лоб», от этого они могут замкнуться. Это и произошло — начинающий актер начал меня избегать, а я на протяжении всей встречи была раздосадована на саму себя.

Когда я собиралась на «Вавилонскую башню», то вспоминала об этом парне-актере и о других ребятах. Как сестре 25-летней девушки с синдромом Дауна, мне было крайне важно увидеть, как людей с особенностями «впишут» в спектакль — будет ли это нарочито, или жалостливо, или же даже жалко? К счастью, негативные ожидания не оправдались.

«Вавилонская башня» — мультимедийная и философская постановка. Я не сильна в театральных рецензиях и лучше Ольги Малышевой, на чей материал ссылалась выше, точно не напишу. Но как обычный и, возможно, чуть более пристрастный зритель, в силу своих семейных обстоятельств, я увидела множество историй в течение всего одного часа. Вот уже знакомый мне парень с аутизмом — один в толпе актеров. На мгновение мне кажется, что он хочет уйти со сцены, но тут одна из кураторов подходит к нему и ведет дальше и дальше по задуманному плану спектакля. Парень идет, а значит, чувствует себя уверенно, несмотря на десятки зрительских глаз. Другая девушка, но уже с синдромом Дауна, идет под руку с актером-куратором. Она светится от счастья, потому что рядом с ней обаятельный коллега и на нее направлены взгляды зрителей. Она проходит мимо них, машет им, улыбается, протягивает руку, но только в конце ряда один зритель отвечает на ее рукопожатие. Идущий следом актер-напарник тоже пожимает ему руку. И я бы пожала. Мы всегда с благодарностью сохраняем в сердце такую мимолетную поддержку наших близких. Она здорово помогает не разочароваться в людях, когда сталкиваешься с обратным отношением.

Но смотрим дальше. Прямо передо мной разворачивается незапланированная сценарием любовная драма между двумя актерами с синдромом Дауна. Он что-то не так сказал или сделал до или в начале спектакля, она почти в полный голос жалуется на него актрисе-напарнице, которая сидит рядом. Происходящие напоминает сценку у костра в летнем лагере — трогательную и наивную. Такова одна из особенностей людей с синдромом Дауна — оставаться по-детски наивными и во взрослой жизни. Но тем не менее — то, как ведут себя актеры с особенностями развития на сцене, то как они двигаются, говорят, танцуют и поют — это колоссальный труд всей труппы. И я готова поспорить, что актеры с «особенностями», не только учились, но и учили. Ребята с синдромом Дауна — своей открытости миру и дружелюбию, актеры с аутизмом — прямолинейности и сосредоточенности. Нам всем есть чему друг у друга поучиться, но не только поэтому надо идти на этот спектакль.

Нужно идти на «Вавилонскую башню», чтобы привыкнуть. Привыкнуть к тому, что люди с особенностями развития среди нас, а не где-то за закрытыми дверями. И с каждым днем, я верю, таких людей в нашем обществе будет все больше. Не из жалости, нет. Им не нужна эта жалость. Все, что нужно — это участие. Я сидела во втором ряду и видела, как скованно реагировали большинство зрителей в первом, когда актеры пытались идти на контакт. То ли потому что не знали, куда шли, то ли, как и мои знакомые, просто не имели практики общения с такими ребятами. И этот спектакль — отличная возможность научиться искренне, без сочувствия, улыбаться и отвечать на рукопожатия. Быть соучастным.

В феврале планируется два показа «Вавилонской башни» — 20 и 21 февраля, билеты стоят 2000 тенге.

Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые