«Эс» в кружочке

Роман Подопригора, доктор юридических наук, специально для Vласти

Судиться по собственным личным вопросам для юриста не самое благодарное дело. Тратишь свои время, нервы, ресурсы. Конечно, и в случае с клиентом тратишь время и нервы, но там хоть эти траты материально возмещаются, даже в случае с проигрышем. А когда судишься за себя — не факт, что получишь моральную и материальную компенсацию.

Но меркантильные вопросы отошли на второй план, когда грубо, бесцеремонно нарушили авторские права и задели научную репутацию: в книге доцента одного из флагманов казахстанского образования, члена консультативно-совещательного органа при Правительстве, довольно известного эксперта я обнаружил, что почти треть этого труда это часть моей монографии, опубликованной восемью годами ранее.

Интеллектуальный похититель не потрудился как-то переформатировать текст, перефразировать выводы, обратить внимание на то, что многие использованные мной источники отсутствуют в казахстанских книжных фондах и т.д. Целые страницы вошли в контрафактную книгу в виде, ничем не отличающемся от оригинала.

Еще более обидно стало, когда выяснилось, что издание данной книги финансировалось из государственного бюджета по программе «Издание социально важных видов литературы». Обидно не потому, что не поделились. Причина в другом: я имею свою точку зрения, как должны развиваться отношения между государством и одним из социальных образований, особенностях правового регулирования в очень деликатной сфере.

Эта точка зрения основана на многолетней практике и научных исследованиях, в том числе зарубежного опыта, который я изучал в библиотеках разных стран мира. Но моя научная позиция неоднократно вызывала неадекватную реакцию. Во время защиты докторской диссертации меня подозревали в принадлежности к сразу нескольким иностранных разведкам (почувствуйте уровень научной дискуссии), представители отдельных НПО обвиняли чуть ли в не деструктивной деятельности, государственные служащие открыто ярлыков не навешивали, но кулуарно тоже высказывали недовольство моей позицией и зачисляли в проводники «неправильных» идей.

И вдруг такой поворот: автор, который точь в точь транслирует мои «вредные» идеи и подходы, получает государственное признание и поддержку. Наверное, есть и плюс в подобной ситуации: хоть таким необычным образом видишь позитивную оценку своих научных потуг.

К непрощению подталкивали и коллеги: дескать, повсеместно воруют труды, идеи, мысли ничего не боясь. Приходилось и самому неоднократно с этим сталкиваться. Но одно дело, когда в выступлении докладчика на конференции услышишь нотки из своих работ или в публикации увидишь заимствование пары абзацев без ссылок на автора, и другое дело, когда речь идет о том, что украдена почти треть книги.

В итоге было принято решение обращаться в суд, а не разворачивать компанию в СМИ, как наблюдается в стране в похожих случаях. Хотя судебная практика по таким делам небольшая и предположения об исходе процесса было строить сложно.

Суд не был трудным. Автор сдался сразу (заметим, что мы были знакомы до этого инцидента). Даже не пришлось назначать экспертизу, настолько очевидными были факты плагиата. Университет и издательство (а они тоже выступали в качестве Ответчиков, поскольку были указаны в книге в качестве обладателей авторского права) немного посопротивлялись.

Где-то их можно было понять: откуда им знать, что автор на самом деле не автор. Рецензентов, научную экспертизу, рекомендации ученых и прочих советов оставляем за скобками — в нашей научной действительности это формальности, которые в 95% случаев не способны обнаружить плагиат. Конечно и университету, и издательству, приятно было быть причастным к книге, которую государство расценило как социально важную литературу.

Но в данном случае желание быть причастным к государственному признанию сыграло злую шутку: знак охраны авторского права © это не просто красивый элемент дизайнерского оформления книги. Он, прежде всего, означает серьезные юридические (включая имущественные) права, обязанности и последствия, о которых часто не задумываются. И ставить его направо и налево может быть опасно.

Мне как автору, чьи права нарушены, было не так интересно, в результате чего появился знак © в отношении моих произведений. Для меня важно, что кто-то (в моем случае автор, университет и издательство) таким образом заявил о своих правах на то, что ему не принадлежит.

Насколько даже в научной среде отсутствует понимание достаточно традиционных и известных обозначений в сфере авторского права, свидетельствуют слова одной из коллег доцента-похитителя и одновременно, моей знакомой (кстати, доктора наук), которая пыталась разобраться в ситуации: «Я и не знала что „эс“ в кружо́чке может привести к таким проблемам и судебному разбирательству. Мы его везде ставим и не задумываемся о последствиях».

В конце концов, университет первым заговорил о мировом соглашении, оценив репутационные риски. Издательство сломилось после того, как в судебном процессе стало выясняться, что деньги на издание книги перечислялись по каким-то странным схемам.

Дело закончилось мировым соглашением, на котором настаивали некоторые Ответчики. В результате я получил не только моральное, но и материальное удовлетворение, в том числе и потому, что казахстанское законодательство содержит достаточно жесткие санкции для нарушителей авторских прав. Кроме того, во все организации, ранее получившие книгу, была направлена информация, что книга контрафактная и подлежит уничтожению.

Но с «эс» в кружо́чке все равно надо что-то делать. В целях восстановления правильного, в том числе буквального, понимания этого знака охраны авторских прав (© это не «эс» в кружо́чке как наверное многие думают) и правового просвещения приведу выдержку из Особенной части Гражданского кодекса Республики Казахстан:

Статья 976. Знак охраны авторского права

1. Обладатель исключительного авторского права может для оповещения о своих правах использовать знак охраны авторского права, который помещается на каждом экземпляре произведения и состоит из трех элементов:

1) латинской буквы «С» в окружности;

2) имени (наименования) обладателя исключительных авторских прав;

3) года первого опубликования произведения.

2. Если не доказано иное, обладателем исключительного авторского права считается лицо, обозначенное в знаке охраны.

Свежее из этой рубрики
Loading...