Алиса в стране психоанализа

Ольга Малышева, специально для Vласти

Говорят, что на спектакль «Алиса» режиссера Андрея Могучего в питерском БДТ не достать билетов. То есть никак, вообще. Причин тому достаточно: во-первых, это первая постановка Могучего как худрука БДТ, во-вторых, спектакль полностью завязан на гениальной артистке – Алисе Фрейндлих.

Между тем, «Алиса» - это не совсем биография актрисы, впрочем, и не пересказ произведений Льюиса Кэрролла, хотя и основана во многом на обоих. Главная героиня спектакля – это, с одной стороны, юная Алиса из Страны чудес, с другой – немолодая Алиса из Петербурга, и роли обеих играет Фрейндлих. Именно играет, а не проживает, и это, по большей части, и отвечает за ирреальность спектакля.

Перевернутая с ног на голову действительность застает зрителя еще до третьего звонка – этому способствует сценография. Признаюсь, однако, что я только к середине первого акта поняла, что зрители сидят на сцене, а действие разворачивается в зале, закамуфлированном так ловко, что даже мысли не возникает рассмотреть в многоуровневых декорациях партер, бельэтаж и балкон (впрочем, спишу недогадливость на собственное расположение в зале - в составе участников семинара по театральной критике получила контрамарку на вход, без места, и расположились мы сидя на ступеньках, хотя впечатлений от «Алисы» не испортил бы и просмотр стоя).

«Алиса» начинается со знакомого твиста: повзрослевшая, а в спектакле Могучего уже постаревшая, героиня неизвестным ей образом возвращается в Страну чудес и ничего о ней не помнит. Алису, которая постепенно узнает в окружающем ее интерьере вещи из собственного прошлого, сопровождают кэрролловские герои: Шляпник, Кролик, Гусеница, Шалтай-Болтай. Всю эту чудную свиту, равно как и Королеву с Королем, играют сплошь заслуженные и народные артисты России: Валерий Ивченко, Ируте Венгалите, Сергей Лосев, Анатолий Петров, Геннадий Богачев и другие, которых режиссер Андрей Могучий погрузил в сказочное, хулиганское, абсурдистское, а местами и довольно политизированное действие.

Первый акт, объединяющий картину безумного чаепития, протестные лозунги, реальные воспоминания Алисы Фрейндлих и массу других повествовательных слоев, и сопровождаемый фантастическим световым и звуковым решением, завершается пугающе: Страна чудес рушится. В прямом смысле этого слова: в качестве точки с потолка падает огромная театральная (теперь уже понятно, что бутафорская) люстра. Алису успевает вывести Шляпник.

Второе действие начинается еще в антракте: зрителю предлагают сменить дислокацию. Теперь обладатели билетов в партер оказываются на одном пространстве с артистами и наблюдают за действием изнутри, остальные рассаживаются в бенуаре и бельэтаже, смотря спектакль со стороны или сверху.

Страны чудес во втором акте больше нет, ее жители сбросили маски и превратились в реальных людей из прошлого Алисы. Это ее сосед, ее бывший возлюбленный, ее мать, просто случайный встречный. Каждый из них напоминает пожилой Алисе, что он был, что его больше нет и что он на нее в определенной мере повлиял. Абсолютно фрейдистский постулат: все проблемы родом из детства. И режиссер заставляет героиню отпустить свои проблемы.

Критики рассказывают, что в первых спектаклях (а премьера «Алисы» состоялась за пару дней до наступления 2014 года) Фрейндлих была строга. Спустя чуть больше года актриса все больше перевоплощается в свой персонаж, и на спектакле 10 апреля 2015 года в ее глазах блестят слезы. Сложно сказать, происходит ли это в каждый показ, а идет «Алиса» на второй сцене БДТ в Каменноостровском театре дважды в месяц, но не сопереживать 80-летней актрисе невозможно. Фрейндлих, однако, не столько погружается в действие сама, сколько погружает зрителя, практически утаскивая его в кроличью нору.

Под финал второго действия Могучий окончательно гипнотизирует, вводя в спектакль бегающих по кругу («Бег по кругу в 2-х действиях» - подзаголовок «Алисы») статистов и беспрерывно повторяющую «я плакала, я так плакала, что наплакала целое море слез» маленькую Алису. И когда уже приходит готовность оценить, насколько глубока кроличья нора, авторы спектакля выдергивают и героиню, и зрителя обратно в повседневность.

Все происходившее с Алисой, разумеется, было сном. И Могучий предпочел разбудить свою героиню, а не оставить ее в Стране чудес или стране воспоминаний наедине с вымышленными персонажами или реальными покойниками.

«Алиса» - это, несомненно, катарсис, особенно для тех, кто именно в его поисках идет в театр. Это иллюстрация того, как могут сосуществовать артисты традиционной психологической школы, элементы абсурдистского текста и мощный постановщик с авангардными, как его характеризует российская пресса, «замашками». И, безусловно, это стоит того, чтобы неделями охотиться за билетом в театр, который уже много лет как уступил звание «главной сцены страны», но начал доказывать, что умеет удивлять.

Свежее из этой рубрики
Loading...