Дети подземелья

Ольга Малышева, театральный критик, специально для Vласти

Полгода назад алматинский театр diWel переехал из оборудованного, но тесного подвала в Самале в просторное, но практически разрушенное бомбоубежище в районе Никольского рынка. За месяцы существования в новом помещении сколь-нибудь значительных средств на приведение его в цивилизованный вид театр не нашел, но выкрутился: теперь в этом некогда заброшенном бункере показывают первый в Алматы спектакль-квест.

Представление, которое так и назвали – «Бункер», зрители в первый раз увидели еще осенью. Тогда, как рассказывал со-основатель diWel Антон Дукравец (который, впрочем, к самой постановке руку не прикладывал) в театре рассчитывали на одноразовый показ, но результат авторам показался нестыдным, и опыт решили повторить. «Бункер» сыграли дважды в январе и, возможно, не в последний раз.

Жанр спектакля-квеста, он же спектакль-променад, для Алматы совершенно новый, хотя привычный для европейской культуры и несколько лет назад захвативший театральный процесс в России. Его главная особенность – в отсутствии сцены и зрительного зала как такового. Публика наблюдает за развитием сюжета (если он есть) в движении, перемещаясь между несколькими местами действия.

Квест у diWel больше напоминает экскурсию: актер в женском платье и актриса в мужском костюме водят зрителей стайкой за собой, возглавляет же процессию «оператор по свету» с софитом в руках – другого освещения в бункере нет. Пространство, несмотря на кажущуюся просторность, при полной темноте сильно сужается, впечатление усугубляет толпа зрителей, часть которых не знает, куда себя деть. Ощущение тесноты не покидает все время действия, благо зрителей на «Бункер» приходит пока не грандиозное количество.

Клаустрофобия – вот первый страх, с которым зритель может столкнуться в «Бункере». Да, я еще не сообщила: спектакль позиционируется не то как хоррор, не то как триллер, не то как фантазия на тему. Вызывать ужас в глазах зрителей артисты diWel взялись ими уже проверенным, но весьма странным способом: раскрасили лица и принялись нестерпимо громко кричать.

Впрочем, в постановке есть и достаточно несложная для понимания, но вполне пугающая сюжетная линия. Ее главный герой – безумный «коренной» житель бомбоубежища, который, рассказывая свою печальную биографию, то и дело повторяет с придыханием: «Уходите отсюда!» В такие моменты в памяти всплывает слово «саспенс», хотя авторам «Бункера» наверняка хотелось бы, чтобы всплывало оно чаще. Но по большей части, конечно, совсем не страшно. В первую очередь оттого, что артисты почему-то пренебрегли интерактивом, водрузив между собой и публикой (которая, напомню, не сидит, а стоит и даже ходит) четвертую стену, которая там совсем не нужна. Во-вторых, абсолютно нивелирована роль текста в спектакле, даже то, что персонажи то и дело выкрикивают в сторону зрителя – это всего лишь звуки, а не слова. Ну и в-третьих, похоже, авторы так хотели напугать публику, что свели настоящий страх к какому-то почти мультяшному.

Есть у «Бункера» главная бесспорная ценность – он дал начало цепочке спектаклей-квестов в Казахстане, а я почему-то не сомневаюсь, что продолжения осталось ждать не так уж долго. У молодой труппы diWel хватило запала и агрессии, чтобы реализовать проект, и хорошо бы, чтобы его хватало не бросать это дело. Во всяком случае у театра уже виден собственный стиль – diWel абсурдный, яркий и, в хорошем смысле этого слова, какой-то злой. Все это можно объяснить, конечно, гормонами и максимализмом, но менее симпатичным и оригинальным то, что делает труппа, от этого не станет.

И если diWel когда-нибудь все-таки заработает на ремонт своего подземелья, у него уже будет в кармане явный плюс: в бункере не работает мобильная связь, поэтому театру светит стать единственным, в котором спектакли не будут перебиваться рингтонами. А пока, если вы соберетесь на «Бункер», одевайтесь теплее и берите с собой фонарик.

Свежее из этой рубрики
Loading...