Deus journaliticus: чуть больше, чем люди?
Любили ли вы Джанни Родари? Ну вот это великолепное: все профессии нужны? Там еще так здорово про запахи, что сразу хочется то ли строить, то печь хлеб. Ну а я знаю точно, какая работа пахнет снобизмом.

 

Дина Саблина, журналист, психолог, специально для Vласти

 

Любили ли вы Джанни Родари? Ну вот это великолепное: все профессии нужны? Там еще так здорово про запахи, что сразу хочется то ли строить, то ли печь хлеб. Ну, а  я знаю точно, какая работа пахнет снобизмом. 

 

Профессия называется – журналистика. Мне иногда кажется, что представители этой профессии не люди вовсе. В наилучшем, разумеется, смысле. Просто никак к Homo sapiens не относятся. Ведь это так не просто смотреть и видеть, слушать и слышать, нести и донести. Такие, знаете, Прометеи без печени. Тянет брата-журналиста на боевые подвиги и в мирное время. Огня задать. Вот недавно случай был с пикетом беременных. Сами вышли пошуметь, сами отсняли и отписали, сами недовольно отметили в телесюжетах, что журналистов на мероприятии было больше, чем, внимание, «простых граждан». И, знаете, у нас всегда так. Сюжет про отставку Папы (Римского) дают с комментарием о том, что это журналисты его вынудили к такому шагу. Чувствуете? Ну просто все-все на свете делают журналисты. Сволочи. Или, наоборот, милашки.

 

Неудивительно, что когда с кем-то из нас происходит неприятность, все СМИ начинают шумную кампанию. Если некоему, допустим, с левыми взглядами, корреспонденту дадут в челюсть в привокзальном кабаке за его витиеватое высказывание в адрес официантки, и он загремит на больничную койку, коллеги по цеху непременно поднимут шумиху. Наших же бьют! За правду, честность и попрание цензуры. Это становится топом всех новостных выпусков. Куда уж там челябинскому метеориту. Мы с удовольствием втравливаем уважаемую общественность в разборки с органами, судами, юристами, приводим «неутешительную» статистику о том, сколько наших пало за правду. И, если уж откровенно, тем самым нивелируем ту самую честную работу ребят. Впрочем, такая цеховая солидарность есть везде. Только  вот когда врачей лечат лучшие из их коллег, наплевав на других, это снова становится поводом  для праведного журналистского гнева.

 

С другой стороны, и это вызывает у меня не меньшее изумление, мы всегда с удовольствием критикуем своих собратьев. Кто более всего падок на халяву? Кого непременно надо кормить для выхода заметки? Кто собирает сувенирные пакеты за себя и того парня? Кто, в конце всех концов, ест подарочный поп-корн на премьерах? Конечно, вечно голодные журналисты. И все бы хорошо, но вот как-то странно получается: и поп-корн весь подъеден и ядовитые строки об этом в заметке непременно присутствуют. Благородней было бы красноречиво презреть угощение и отправить его в детские дома. Чтобы друг другу, а не всему миру, показать собственную честность и неподкупность. Простите, но я ем на банкетах, если голодна. И ни одно канапе с анчоусом не станет поводом для увеличения или уменьшения лояльности к событию. Собственную непродажность не нужно декларировать да еще и за оклад от руководства. 

 

Отдельно хотелось бы отметить еще большую чистоту помыслов некоторых коллег, рьяных борцов за чистоту журналистской расы. Никто громче самих журналистов не кричал, как это аморально приставать к людям, у которых горе. Особенно изящные порицания на сей счет выходят у тех, кто работает в отделах культуры или экономики. Понятно, да? Или вот еще мало кто из нас может удержаться от желания непременно сообщить аудитории в собственном сообщении, что на пресс-конференции, презентации, открытом совещании и так далее, коллеги задавали наиглупейшие вопросы! Совершено, ну вот абсолютно, не подготовились ко встрече со звездой. И уронили, в очередной, тысячный раз, престиж второй древнейшей. Но никто не мешает порицателям составлять собственный материал на основе тех самых ужасно глупых вопросов. Хотя бы ради ответов.

 

У меня – третий уровень.  Снобское наблюдение за наблюдающими. Но, пользуясь случаем, хочу признаться в любви всем тем, кто все еще остается в этой профессии. За то, что смотрят и видят, слушают и слышат, несут в массы и доносят до умов и сердец. Ну и пусть при этом едят на фуршетах, задают низкоинтеллектуальные вопросы, выделяют под журналистские расследования о судьбах журналистов полосы и выпуски в прайм-тайм. И тонко, но отчетливо пахнут снобизмом. Может быть, именно он помогает не уйти «вон из профессии»,  не выгореть до равнодушия…

 

Свежее из этой рубрики
Loading...