Жанай Аканов, директор Центра диабета при КазНМУ им.С.Д. Асфендиярова, специально для Vласти

Мы попросили врача рассказать о главной неинфекционной болезни нашего времени. Болезни, которая ежегодно убивает почти четыре с половинной миллиона человек и о которой большинство из нас боятся подумать. Подумать страшно, но все же стоит сдать кровь на сахар. 

Сахарный диабет сегодня – печальная реальность для 330 млн. человек на Земле. Диагноз грозный, перспективы излечения минимальные, скорость распространения пугающая, социально-экономические потери стран мира тяжелейшие. Болезнь страшна сосудистыми осложнениями, приводящими к слепоте, ампутациям ног, мучительной смерти из-за отказа функции почек, внезапными инфарктами и инсультами. Болезнь, перед которой нет различий в социальном, половом, возрастном или религиозном аспектах. И если бы диабет убивал хотя бы так же скоро, как вирус Эбола, то на Земле сейчас бы не было ни войн, ни скандалов, ни политических или иных разногласий – человечество было бы занято выживанием. Просто для сравнения: потери Первой Мировой Войны за 4 года войны – 22 млн. человек, погибало чуть более 5 млн. человек в год. Диабет сейчас убивает примерно также – 4,4 млн. человек в год. Без войны. В мирное время.

В Казахстане на декабрь прошлого года был зарегистрирован 244 541 больной с сахарным диабетом. Это 1,4% от населения страны. Много это или мало? Если следовать мировым трендам, то мало, т.к. авторитетные международные организации (включая ВОЗ) и эксперты приводят среднюю цифру – 7% от населения земного шара имеют нарушение углеводного обмена той или иной степени. Что это означает? Это означает, что в эту группу входят как лица уже диагностированные, так и те, у кого процесс только на ранней стадии, т.н. «предиабет». И еще – сюда же входят и те, кто даже и не подозревает у себя наличие грозного заболевания. А ведь это целая «армия» людей, проходящих лечение у других специалистов по поводу самых различных «болячек», под маской которых дебютирует диабет. Это странно для специалистов-диабетологов: даже во время глобальной эпидемии сахарного диабета коллеги не имеют «диабетической настороженности», а ведь проверить уровень «сахара крови» - секундное дело. Именно секундное – современные глюкометры определяют этот показатель меньше чем за минуту.


Но вернемся к официальной статистике – 1,4% населения страны имеют сахарный диабет. Лично я в эту цифру не верю. Как и не верю и в данные IDF (Международная Диабетическая Федерация) по нашей стране – 4,7% (799000 тыс. в абсолютных цифрах).


Как всегда – истина где-то посередине. Но и эта «середина» - полмиллиона наших сограждан! С такой тенденцией к 2030 году мы будем иметь около 750 тыс. больных диабетом. В РК есть Национальный Регистр больных с сахарным диабетом. Он работает. И даже выдает данные о ежегодном росте заболеваемости – например, за 2013 год около 18000 новых случаев. Это настораживает, но надо понимать объяснение этому факту – в стране наконец-то заработала Национальная скрининговая программа. С другой стороны, этот факт также заставляет задуматься о реальном количестве больных с сахарным диабетом в стране. Подождем результатов 2014 года.

Система здравоохранения РК, по моему мнению, одна их самых гуманных в мире. Есть гарантированный объем бесплатной медицинской помощи. Есть бесплатная помощь по т.н. социально-значимым заболеваниям - туберкулез, ВИЧ, гепатит, сахарный диабет, онкология, кардиология и т.д. Сахарный диабет – яркий пример. В РК действует система бесплатного обеспечения пациентов лекарственными средствами, инсулинами, средствами самоконтроля, профессиональным обслуживанием, а с 2010 года – еще и инсулиновыми помпами. Это действительно впечатляет. Причем не только страны СНГ, но и страны ЕС, Японии, США – проверено лично. Их системы основаны на принципе солидарной ответственности, т.е. пациент оплачивает определенные (в некоторых системах – до 50%) затраты на свое лечение и обслуживание. Но вот только наши пациенты все недовольны. И есть причины. Вы когда-нибудь пытались попасть на прием к своему участковому врачу-эндокринологу? Попытайтесь – потрясающий жизненный урок!

1. Специалиста может попросту не быть в наличии – ставка есть, а доктора нет. Причина – низкий должностной оклад узкого специалиста. А уровень ответственности высок и режим работы не лимитирован.

2. Специалист может и есть, но очередь к нему может достигать 2-х недель ожидания.

3. Специалист осмотрит вас за 15 минут, едва успев вникнуть в проблему, за дверью ожидают десятки страждущих и он должен успеть их обслужить.

4. После приема специалиста, вы не сможете сразу же госпитализироваться в специализированное отделение – на всю страну один Центр Диабета в г. Алматы. Известный ранее эндокринологический диспансер г. Шымкент был «оптимизирован». Есть 15 коек в НИИ кардиологии и внутренних болезней, оставшиеся после оптимизации (раньше было 40). В некоторых областных больницах еще сохранились отделения эндокринологии, но они также готовятся к оптимизации. В центральный районных больницах есть несколько коек для диабетиков, но они расписаны буквально по часам. Да и опять лечат их чаще всего терапевты, т.к. эндокринологи есть не везде.


К вопросу оснащенности медицинскими кадрами – в стране 0,4 эндокринолога на 10 тысяч населения. Это – средний показатель по странам СНГ, для сравнения: в России – 0,43.


Этого количества специалистов должно хватать. Однако «полевая» ситуация свидетельствует об обратном. В целом, в мире этот показатель широко варьирует, например, в США – 6 на 10 тысяч населения, Японии – 3,1, Канада – 1,01. Поэтому сказать точно, какое именно количество специалистов нужно нашей стране, в настоящий момент затруднительно. Особенно, если еще не представлять реальное количество больных.

Таким образом, с одной стороны страна уверенно лидирует в новых технологиях диагностики и лечения сахарного диабета, с другой – система оказания специализированной помощи имеет явные недостатки.

Диабет – социально-значимое заболевание. И еще экономически затратное. Для понимания – в 2012 году затраты на диабет в США составили 245 млрд. долларов, из которых прямые (оказание собственно медицинской помощи) затраты – 176 млрд. и еще 69 млрд. косвенные, т.е. связанные с инвалидизацией, снижением трудоспособности и высокой смертностью. Выводы, которые сделала тогда администрация Белого Дома неутешительны – 3 доллара из 10, выделенных на здравоохранение, уходят на обслуживание пациентов с сахарным диабетом, расходы на одного диабетика в 2,3 раза выше, чем на «обычного» пациента. Конечно же, сравнивать США и РК дело несколько сложное, однако памятуя о том, что страна рвется в 50-ку развитых стран мира и что планки поставлены высоко, все же стоит задуматься и об этом аспекте. В Японии, расходы настолько велики, что официальные представители Диабетологической Ассоциации, в приватном разговоре, скромно называют цифру «в районе 0,6 % от ВВП». По моим личным подсчетам диабет в РК «стоит» около 10 млрд. тенге в год. Это на текущий момент, без прироста следующего года.

С моей точки зрения, сахарный диабет 2 типа – генетически обусловленное, хроническое, дисметаболическое, стресс-зависимое заболевание, характеризующееся тяжелыми сосудистыми осложнениями, приводящее к ранней инвалидизации и высокой смертности. Громоздко, научно и тяжело для понимания обывателю. Объясню:

1. Генетическая предрасположенность к развитию сахарного диабета уже доказана.

2. При сахарном диабете нарушен не только углеводный, но и остальные виды обмена веществ. Именно поэтому ожирение – верный шанс познакомиться с инсулинотерапией в недалеком будущем.

3. Стресс, как пусковой фактор, отмечен в 18-25% случаев развития сахарного диабета.

4. Инфаркты, инсульты встречаются в 2,8 раза чаще у диабетиков, 50% нетравматических ампутаций ног производятся по поводу диабетической гангрены, 84% пациентов после ампутации умирают в течение следующих 5 лет.

5. В 14% случаев слепоты виноват сахарный диабет.

6. 38% пациентов, находящихся на гемодиализе имеют диагноз сахарный диабет.

Статистика печальная. И выводы неутешительные. Как было сказано выше, в стране практически отсутствует диабетологическая служба. Вообще специальность «диабетолог» даже отсутствует в системе медицинского образования. Заболеваемость растет, растут затраты, профилактика не проводится, санпросвет работа на уровне уличных билбордов с кусочком рафинада, фаст-фуды становятся все популярнее, ожирение среди наших (не американских!) детей уже не нонсенс. А общество молчит. Диабетическая Ассоциация РК выбивается из сил объясняя необходимость принятия мер уже сегодня, а не завтра, когда извечный вопрос «Что делать?» перейдет в риторическую плоскость. Общественный Фонд Диабетического Просвещения РК бесплатно проводит занятия по Школе Диабета, объясняя пациентам образ и стиль жизни при диабете, но и он не получает должной поддержки от организаций здравоохранения. К счастью, на проблему обратила внимание новый министр здравоохранения и социального развития Т.Дуйсенова, поручив разработать стратегию развития диабетологической службы.

Вот такой «профиль проблемы». И ситуация не статичная, бумаги пишутся, планы мероприятий готовятся, докладные записки пылятся, пишутся новые. Приходят и уходят министры здравоохранения, приходят и уходят профессора, приходят и, к сожалению, навсегда уходят пациенты. Системы пока нет. Неинфекционная эпидемия продолжается. До пика диабета в РК еще далеко, но время уходит. А мы не готовы.

Свежее из этой рубрики
Loading...