• 722

Ибрагим Ибатулин, участник проекта

23.07

Я не нашел другого помещения, поэтому очередное мое занятие состоялось утром в доме, где я живу. Отправил СМС четырем учащимся, которые были на предыдущем занятии — пришел только Абайбек. К нам присоединилась Қымбат, девятиклассница, которая в аул приехала лишь на пару дней. Отношение учеников к моим занятиям — вроде как развлечение.

Реальные примеры учеников, которые добились значимых результатов, при этом вначале были слабыми, не особо помогают. Каждый новый учащийся не интересуется ни темами, что были пройдены ранее, ни моей системой подготовки к олимпиадам. Даже то, что я рассказал об издании книги в Москве, не способствовало интересу к ней. Еще ни один ученик не полистал эту книгу полноценно. Қымбат не стала исключением. Я понимаю, за 20 занятий мало, чтобы можно было изменить их уровень, но все зависит от того, веришь ли, что предлагаемая методика действительно может помочь тебе стать олимпиадником, признаешь ли ты свои слабости, и хочешь ли ты измениться. Я хочу измениться. Ученики, которые посещали мои занятия, учатся более или менее хорошо, хотя не знают некоторых стандартных тем углубленной программы 7 класса, сложно и долго вычисляют, не раз делают ошибки, как мелкие, так и серьезные. Но у них все хорошо, и ни один не интересовался тем, что мы проходили без него. Я же понимаю, что еще не могу свободно говорить по-казахски, и пытаюсь на каждом занятии над этим работать. Однако вынужден возвращаться к одним и тем же темам, потому что вижу, что они не усвоены. В этот раз мы снова вернулись к формулам сокращенного умножения. И хотя логичнее было ожидать, что Абайбек будет иметь преимущество, ведь он их видел ранее не раз, а Қымбат увидела впервые. Оказалось, что Қымбат схватывала лучше, и уже после пару примеров могла как-то их использовать, а Абайбек делал безнадежные ошибки. Выяснилось, что на предыдущих занятиях он не полностью записывал с доски, позже и не открывал эти записи, в итоге пытался делать по аналогии. Поэтому пришлось проводить занятие параллельно для двоих. С Абайбеком мы все увеличивали степень до тех пор, пока он не стал правильно использовать формулы сокращенного умножения. Дошли до 26100-7100. А с Қымбат мы пошли дальше, постепенно усложняя задачи. Поскольку у меня оставалась только одна глава в книге Ермековой, то хотелось проверить мой уровень казахского. Я зарегистрировался ранее на сайте soyle.kz и после обеда сделал несколько уроков. В итоге мной были пройдены там 6 уроков, и выполнены 6 тестов, из 120 ответов правильных было 104. Два теста позже пересдал на 100%. Понравился интерфейс сайта soyle.kz, приятно работать. Смущал только порядок тем, или я, может, уже привык к книге Ермековой.

24.07

Утром был только Абайбек. Он уже лучше понимал формулы сокращенного умножения, однако обычные вычисления делал пока еще плохо. Это мешало ему догадываться, например, до таких равенств 2155+1=(25)31+1. Для этого необходимо было устно разложить 155 на множители, и понять, число 25+1=33 выгодно тем, что оно делится на 11, а значит, указанное представление числа 2155+1 поможет доказать делимость его на 11 с помощью соответствующей формулы сокращенного умножения. Вместо этого он утверждал, что 155=5×16. Поэтому все утро мы потратили на сложение и вычитание трехзначных чисел, умножение двухзначных на трехзначные числа. Все вычисления необходимо было делать устно. Для меня это было еще одним упражнением — выполнение арифметических операций на казахском языке на скорость. После обеда закончил последнюю главу книги Ермековой, Айгерим обещала позже все проверить.

25.07

На занятии была только Қымбат. В этот раз я не стал проводить занятие на казахском, поскольку понимал, что для нее это последнее занятие, и мне хотелось, чтобы она задумалась над своим образованием, взглянула открыто на свои пробелы, и в дальнейшем что-то улучшила. Тем более, показалось, для Қымбат был более удобен русский язык, она на занятиях не раз говорила на русском. Мы рассмотрели только одну задачу за 2 часа: это была особая геометрическая задача. Конечно, я рассказал и об олимпиадниках в РСФМСШИ, о том, какие они были вначале и чего добились, чего не смогли добиться. Геометрическая задача имела как простое классическое решение с использованием только стандартных теорем 7 класс, так и счетное решение, которое было доступно девятикласснице. В итоге она попыталась решить вторым способом, но путала существенно тригонометрические формулы. Мы разобрали с ней решение первым способом, при этом я хотел добиться полноценного решения от нее. Поэтому с помощью компьютерной программы подготовил решение, в котором не было рассуждений, но по рисунку его можно было рассказать. Это мы преодолели с трудом. Затем начали разбирать второе решение, пытаясь исправлять ее вычисления. Но она снова путала тригонометрические формулы. Это нормально, когда заучиваешь формулы, это как заучить стихотворение, а потом спустя несколько месяцев его вспомнить. Естественно, что-то переставляешь местами, что-то забываешь. Есть даже такая фраза: образование — это то, что остается, когда все забудешь. Моей целью было не поругать, я не сделал ни одного агрессивного замечания. Я только подводил ее к осознанию своих ошибок. Интересно, что в какой-то момент Қымбат сказала, что геометрия ей дается хуже, чем алгебра, хотя я ее об этом не спрашивал. Провести на таком уровне беседу на казахском языке пока еще представляется мало возможным. Потому что нужно все сделать деликатно, не обидеть, не задеть, а помочь взглянуть на себя со стороны, без критики, а с целью определения дальнейшего плана работы над собой. Мне бы хотелось также уметь и на казахском языке.

Необходимо было повышать до автоматизма мой перевод на казахский язык, и в этом, кажется, очень помогает книга Романенко «казахская грамматика для русскоязычных». Сейчас уже, если выполнять упражнения не торопясь, то я могу правильно поставить базовые окончания и записать в нескольких временах. Однако когда говорю, еще делаю ошибки, и нет плавности. Странно, наверное, разговаривать с человеком, который говорит иногда отрывисто, произнося слово по частям, иногда неправильно, но тут же себя исправляет, думаю, что моим собеседникам нелегко со мной. Единственно, что пока я могу улучшить, это повышать скорость перевода простых предложений. Этим и удобна книга Романенко. Признаюсь, меня это захватило, я просидел с небольшими перерывами до позднего вечера, в итоге мной было пройдено 9 уроков из 36, выполнено 24 упражнения, из 284 моих ответов правильными были 259.

Эксперимент проводится совместно с Qazaq Banki

Свежее из этой рубрики
Loading...