Режиссер и сценарист Мила Фахурдинова сегодня улетает в Россию – заниматься в киношколе Сокурова. Мы попросили рассказать Милу о том, как рождается кино и что значит самостоятельно снимать короткометражный фильм в Казахстане.

 


Разумеется, все всегда начинается с идеи. Это, наверное, самое простое и одновременно сложное: придумать, отобрать, развить.

Когда я училась в медицинском университете, то писала огромную научную работу по суициду. Было это лет восемь назад, но из всего прочитанного в память врезалась только одна история – как один японец решил покончить с собой, но в этот момент началось землетрясение, и он сначала выбежал в панике, но потом взял себя в руки и вернулся в помещение в надежде, что его завалит. Но как раз тогда землетрясение кончилось. Кажется, это есть еще у Акунина в одной из его многочисленных книг.

Эта история выглядит простой, но на самом деле у нее есть двойное дно и глубокий смысл. Как-то я поделилась ею со своим бессменным другом, соратником и оператором по совместительству – Кайратом Темиргали. Ему история показалась забавной и потом мы ее неоднократно обсуждали, придумывая различные вариации на тему. Например: что если этот японец захотел бы повеситься, а ветка дерева отломалась? Или он решил спрыгнуть с многоэтажки, но так боялся высоты, что даже выйти на крышу не смог? Варианты развития тоже были разнообразными – от драмы до уморительной комедии. Но все только на словах.

Возможно, вы слышали, что замечательный режиссер Жан-Пьер Жене, перед тем как снять «Амели» двадцать пять лет собирал понравившиеся ему истории в специальный альбом? Почти все самые лучшие вошли в этот фильм.
На самом деле так делают практически все известные мне сценаристы, и многие режиссеры. Мы тоже не являемся исключением и собираем нашей командой самые запоминающиеся вещи из газет и интернета.
Накопилось уже порядочно, и лично в моей подборке преобладают всякие «мимишности» - например, как женщина выращивала четырехлистный клевер на подоконнике и раздавала всем прохожим «на счастье» или как целая группа школьников (и мальчики в том числе) ходили на уроки вязания, чтобы делать особо теплые скворечники по их собственным разработкам.
Поэтому мне очень хотелось запустить проект, где герой или героиня будут воплощением всех этих классных привычек и добрых особенностей. Мы представляли, как зритель посмотрит наш фильм, начнет улыбаться и потом еще как минимум неделю будет верить и знать: окружающий мир намного лучше, чем нам иногда кажется.

Пока мы думали и рассуждали, параллельно снимая другой фильм, начался отбор сценариев на привлекательный для нас конкурс. Нам сильно хотелось поучаствовать, но истории как таковой не было. Отправить было решительно нечего.
И так я проходила до того самого момента, пока не пришел последний день подачи заявки. Вот тут и осенило – нужно взять все наши придуманные суровые вариации с самоубийством и заменить японца на самую милую девушку на свете. И чтобы там было много-много любви, города и его прекрасных жителей, а жанр – обязательно романтическая комедия. Ну, и добавить туда всяких милых деталей из нашей коллекции, немного мистики и выдумки, потому что без этого ни одного фильма мы снять не можем.

И когда рецепт стал очевиден, осталось только взять эти ингредиенты, смешать их в голове и выплеснуть на бумагу. На написание восемнадцатистраничного сценария ушло ровно шесть часов. Но это исключительно благодаря тому, что до этого «плод» вынашивался не один месяц. Так появилась наша «Умка».

Забегая вперед, скажу - в конкурс мы попали и из нескольких сотен заявок наша история вошла в десятку лучших. А как я представляла ее в Москве, убегала от чересчур заинтересовавшейся компании и подверглась критике российского гуру режиссуры – в следующей колонке.

Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые