• 1982
В последние годы в беседах со знакомыми, помимо сетований на обычные мелкие неурядицы – задержка зарплаты, двойка по математике сыну, простуда – появилась одна постоянная тема со знаком минус. Речь идет о деятельности КСК и взаимоотношениях с этими странными организациями.

 

Аскар Аукенов, журналист, специально для Vласти

 

В последние годы в беседах со знакомыми, помимо сетований на обычные мелкие неурядицы – задержка зарплаты, двойка по математике сыну, простуда – появилась одна постоянная тема со знаком минус. Речь идет о деятельности КСК и взаимоотношениях с этими странными организациями.

 

В свое время государство решило скинуть со своих натруженных плеч хлопотную и неприбыльную сферу, всучив ее нам с вами. Довод был придуман в простой своей демагогичности – это ваше, вы взрослые люди, вот и разбирайтесь. Примечательно, правда, что власти на том же основании не захотели отдать нам более интересные активы как-то - недра, землю... Подобным же образом врачи выписывают из клиники безнадежного старика – нате, возитесь, а то, не приведи господи, помрет в наших руках, шуму не оберешься и статистику подпортишь.

 

Полностью самоустранившись от положения дел в жилищно-коммунальной сфере, государство, однако, через какое-то время с неприятным удивлением обнаружило, что собственники квартир оказались абсолютно не самостоятельными, а КСК – несознательными. В результате и без того не ахти какой богатый жилой фонд страны стремительно превратился в полную рухлядь, грозя техногенными катастрофами и социальной напряженностью. То здесь что-то отвалилось, то там треснуло – народец недовольно загудел.

 

Между тем, сами КСК, вернее их административная часть, при этом чувствует себя прекрасно, аккумулируя средства жильцов и используя их по своему усмотрению. Типичная картина: администрацию КСК составляют председатель, его жена, занимающая должность бухгалтера, а также более дальние родственники, среди которых распределяются места уборщицы, дворника, вахтера, стояночника и прочих “техников”.

 

Как правило, главного управленца не найти днем с огнем, если же посчастливилось его поймать, то все время, пока вы излагаете суть своих проблем, он хмуро смотрит в пол и переминается с ноги на ногу словно легкоатлет, готовый в любой момент дать резкий старт. Неудивительно, поскольку выполняет этот человек, помимо оприходования ваших денег, чисто представительские функции.

 

Зачастую он вообще живет в другом районе города и на звонки не отвечает. Например, всякий раз, когда в нашем доме случается ЧП (бабушка с шестого этажа забыла закрыть воду и всех затопила; зимой, в самый лютый мороз, вдруг отрубился один из стояков), бравого председателя оперативно отыскать не удавалось. Он являлся через несколько часов,  чрезвычайно недовольный тем, что его опять побеспокоили, дает какому-нибудь “Серику” указание перекрыть воду и вызывает аварийку. Все…

 

Хоть убейте, я не вижу здесь выполнения какой-то жизненно полезной функции. Каждый год в преддверии отопительного сезона нас уверяли, что КСК усиленно к нему готовится, что отопительная система будет проверена и прочищена с помощью некоего чудо-компрессора.

 

Никаких видимых признаков проверки и прочистки не наблюдалось. Мы вновь имели зимой холодные батареи и что-то около плюс 16-ти. Когда мы надоели КСК хуже пареной репы, его представители принялись убеждать, что дело во врожденных и непреодолимых дефектах отопительной системы нашего дома. Эффект возымел лишь звонок в райакимат.

 

Там сначала тоже не хотели ничего делать, ссылаясь на то, что КСК, дескать, общественная организация, и государство не имеет право вмешиваться в его деятельность. Но после того, как я “засветил корочку”, попутно сославшись на некоторых знакомых в акимате городском, таки зашевелились и вмешались. Уже к следующему вечеру в моей квартире было тепло как в субтропиках.

 

Среди жильцов бродят подозрения, что кээскашники, идя на поводу у энергетиков, ставят шайбы на входе в систему. Тем самым достигается экономия теплоэнергии, за что домоуправцы имеют определенные дивиденды. За счет нас, разумеется.

 

Или еще пример – приятель захотел поставить себе спутниковую тарелку. Однако, председатель КСК ключ от выхода на крышу дать отказался, мотивируя это угрозой безопасности жильцов. Вскоре товарищ выяснил, что тарелок на крыше уже больше десятка, просто местный деятель вымогает с него бакшиш.

 

У коллеги, живущей на верхнем этаже, весной и осенью протекает потолок. Обратилась в КСК. С нее моментально стребовали деньги на материалы, пообещав организовать ремонт крыши, когда погода наладится. Выглянуло солнце, женщина позвонила в КСК, где ей заявили, что… она может забрать свои материалы, пылящиеся, где-то в подвале. Заниматься ремонтом самим домоуправленцам оказалось недосуг.

 

Парадоксально, но КСК, формально образуемые и реально оплачиваемые жильцами, призванные заботиться об их интересах перед лицом поставщиков коммунальных и сервисных услуг, на деле готовы пойти на что угодно, чтобы обмануть и ободрать этих самых жильцов как липку. По сути, их единственная цель – собрать денег побольше, а сделать что-то поменьше. Поэтому перегоревшую в парадной лампочку меняют только через месяц, краски на “обсвежение” хватает лишь на половину дома, трубы обновлению не подлежат (“а никто не хочет”), кровля протекает, хотя ее вроде бы латали полгода назад, а весь двор хронически завален мусором. Что-то со скрипом делается только после тысячекратных жалоб и споров.

 

Да, многие жильцы не ходят на собрания– просто потому, что не хотят мотать себе нервы и выслушивать чиновничье-бюрократическую риторику, которой в совершенстве овладели работники КСК, лишь бы ничего не делать.

 

Некоторые эксперты призывают нас бороться и судиться. Приводят примеры – вот, такой-то пенсионер подал в суд и выиграл дело, вывел на чистую воду кээскашников и коммунальщиков, сидел месяц и высчитал махинации, писал во все инстанции. Мол, а вы чего сидите-ждете – вперед, на танки!

 

Но, извините меня, какой психически здоровый человек, с нормальной жизнью, захочет и сможет - после борьбы за клиента, за производственные показатели, за читателя, за повышение успеваемости и т.д. на основной работе - приходить домой и не отдыхать и заниматься семьей, а вступать в изнурительную войну с собственным КСК или корпеть над жалобами-заявлениями?

 

Вот и терпим, надеемся, что как-нибудь еще продержится, стараемся не обращать внимания на грязь, холод и темноту в наших домах. Слушаем от знакомых и передаем из уст в уста сказочки о том, что в неведомом районе, в чудесном доме работает Добрый председатель. Который внимателен к своим жильцам и умел в осуществлении их чаяний.

У которого не дом, а картинка…

 

Что же касается реалий, то, как мне видится, нынешняя система управления и функционирования КСК полностью себя дискредитировала и показала свою неэффективность, являя собой лишь очередную благодатную среду для злоупотреблений и коррупции. Еще одну сферу, где все делается не для гражданина, а вопреки его потребностям. Где трудятся не профессионалы, а абы кто.

 

И пока, в силу социальной значимости, эта проблема не стала причиной разных нехороших событий, властям все-таки придется обратить на нее внимание и заняться решением. Возможно, вновь сделав отрасль полностью или частично бюджетной и придав ей статус госслужбы вместо нынешнего псевдо-общественного.

Свежее из этой рубрики
Loading...