Не могу сказать «прощай»!
Сегодня стало известно, что мажилис одобрил законопроект, запрещающий населению Казахстана иметь травматическое оружие. Есть смысл поговорить о том, почему в Казахстане нужно общественное движение в защиту прав граждан на оружие и почему его, скорее всего, не будет.

Жулдыз Алматбаева, журналист, специально для Vласти

 

Сегодня стало известно, что мажилис одобрил законопроект, запрещающий населению Казахстана иметь травматическое оружие. Есть смысл поговорить о том, почему в Казахстане нужно общественное движение в защиту прав граждан на оружие и почему его, скорее всего, не будет.

 

Тема запрета травмата тянется с февраля и теперь, кажется, ускорилась. Конечно, проекту закона надо пройти еще через сенат, после чего еще есть шанс, что глава государства вернет документ на доработку. Но, несмотря на это, все же едва ли можно сомневаться в конечном решении вопроса. Скорее всего, судьба закона решится в ближайшие два летних месяца – благословенный для неприятных перемен «мертвый сезон» – и решится не в нашу пользу.

 

Я говорю «нашу», имея в виду общество в самом широком смысле слова. Потому что обществу право на оружие – во благо, даже если оно в плену стереотипов думает другое или вообще не думает.

 

В феврале этого года Клуб Института политических решений провел встречу, посвященную инициативе об изъятии травмата из гражданского оборота. По итогам этой встречи были составлены аналитические  рекомендации, которые были доведены до каждого члена рабочей группы по этому законопроекту (пишу это как составитель рекомендаций, занимавшийся также их рассылкой). Рекомендации доступны для ознакомления на сайте ИПР.

 

Суть рекомендаций сводится к тому, что необходимо учитывать не только вырванную из контекста статистику правонарушений, связанных с использованием травмата, но еще и ситуацию в целом, а также тренды.

 

Тренды таковы: объективно преступность в стране растет, что отражается уже не только в правовой статистике, но и в ощущениях граждан. По результатам соцопроса, проведенного ИПР в июне (опрошено 2300 человек в 16 городах), 42,5% опрошенных чувствуют, что криминальная ситуация в их городах ухудшилась. При этом эффективность МВД остается низкой. Например, в Алматы (лидере по росту преступности) раскрываемость в 2012 году составила: краж – 10%, грабежей – 14%, тяжких и особо тяжких преступлений – 25%.

 

Эти два тренда в сумме дают третий – граждане боятся за свою безопасность. Ежемесячные социологические замеры ИПР фиксируют стабильно высокий уровень тревог населения.

 

В последнем соцопросе 45,1% опрошенных посчитали, что депутаты парламента должны поддержать право казахстанцев на самооборону и защиту с использованием травматического оружия. Как мы видим, у депутатов свои представления о долге – они будут поддерживать законопроект, несмотря на его недоработанность, нелогичность аргументов тех, кто его разработал, и совершенно игнорируя реальность.

 

О том, почему законопроект несостоятелен, мы подробно писали в рекомендациях ИПР.   Желающие могут ознакомиться и убедиться, что законопроект нелогичен настолько, насколько бывают документы, в которых не выводы следуют за фактами, а факты подгоняются под заранее сформулированные выводы. Стало быть, есть не столько проблема, сколько официальная позиция властей, воздействовать на которую, видимо, может только позиция общественная. Позиция тех, кто не хочет отмены права на оружие.

 

Навскидку это – оружейная ассоциация «Корамсак» (она сейчас и наиболее активная), стрелковая ассоциация, федерация боевой и практической стрельбы, возможно, есть еще организации. Есть сведения, что в этом кругу в вялотекущем режиме идет работа по организации общественного движения в защиту прав граждан на оружие – уже полгода. Особых успехов  не заметно, чему вижу две основные причины:

1.      Первая – у многих из вовлеченных в этот процесс людей есть еще и свой бизнес, который ввиду чрезмерной активности владельцев, могут начать «кошмарить». А на центр этой активности придется и центр вероятного давления – такая перспектива мало кого может вдохновить.  В итоге, насколько можно судить, деятельность по организации движения лишена активного координирующего начала и центра.

2.      Все эти организации объективно ограничены рамками своей деятельности. Поэтому и вопросы, которые они поднимают, смотрятся как узкоспециальные, отраслевые, в любом случае не общественные. Тогда как наша тема с травматом – это именно вопрос общественной безопасности и личных (закрепленных в Конституции) прав каждого гражданина. Как результат – общество не вовлечено в дело отстаивания права на оружие. Более того, оно настраивается против – путем умелого формирования информационного фона.

 

Обыватели, вероятно, усмехнутся этим соображениям. Ведь инициаторы тоже об этом говорят – об общественной безопасности. Но если бы они видели в этом действительную свою цель, то они бы не только не запрещали травмат, но и выступали бы за увеличение его мощности, то есть за пули большего калибра. Ведь еще и здесь кроется причина смертей в случаях с использованием травмата – пуля меньшего калибра может не остановить нападающего, но с большой вероятностью его убьет. То есть, допустим, после выстрела грабитель ножом до вас все равно может дотянуться, а потом умрет от раны, и вы понесете наказание за превышение самообороны (но хотя бы выживете).

 

Поэтому и нужно общественное движение, идущее снизу, достаточно широкое и плотное, чтобы восприниматься как поток, а не расшатанная масса отдельных единиц. Тогда, возможно, удастся изменить официальную позицию властей, которые сделают все, чтобы этого не допустить, поскольку:

1.      Ситуация выученной беспомощности населения начнет меняться и придется менять стили работы с ним.

2.      Надо будет что-то делать с бесполезным (и даже вредным) парламентом.

3.      Появится мирная (но вооруженная), общественная (а значит организованная) группа граждан – а это уже неизвестный элемент в нашем уравнении.

 

P.S.  Написанное отражает сугубо личную позицию автора.

Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые