• 3257
Не надо Брэдбери
«Тебе нужны книги?» - спросила мама. Соседи моих родителей по подъезду делали ремонт и решили избавиться от ненужных вещей. В число ненужных вещей попали книги, много книг, их выносили мешками и складывали около мусоропровода. Типичная семейная библиотека советских времен: Пушкин, Толстой, Гюго, Конан Дойл, Ауэзов. Интерес к свалке томов проявила только живущая в этом же подъезде бабуля – она собрала книги в самых красивых переплетах и забрала домой. А потом, как выяснилось, оторвала переплеты (не выбрасывать же добро), а содержимое, то есть листы, отдала в частный дом родне «на растопку».

 

 

Ольга Малышева, журналист, специально для Vласти

 

 

Триллер - фильм или книга, основанные на нагнетании напряженности, страха, ужаса.

 

 «Тебе нужны книги?» - спросила мама.

 

Соседи моих родителей по подъезду делали ремонт и решили избавиться от ненужных вещей. В число ненужных вещей попали книги, много книг, их выносили мешками и складывали около мусоропровода. Типичная семейная библиотека советских времен: Пушкин, Толстой, Гюго, Конан Дойл, Ауэзов. Интерес к свалке томов проявила только живущая в этом же подъезде бабуля – она собрала книги в самых красивых переплетах и забрала домой. А потом, как выяснилось, оторвала переплеты (не выбрасывать же добро), а содержимое, то есть листы, отдала в частный дом родне «на растопку».

 

«Тебе нужны книги?» - спросила мама. Конечно, нужны. Я готова приютить, как бездомных котят, все эти брошенные издания, подклеить, почистить, поставить на полку, доставать, перечитывать. Книжная полка, а лучше даже книжный шкаф, стеллаж, - это то, что может сделать из жилища жилье.  

 

Казахстанский институт политических решений проводил исследование об отношении жителей республики к чтению. Меня поразил факт: почти 10 процентов опрошенных казахстанцев из всех регионов страны ответили, что не читают вообще. То есть ничего, никогда. Еще 15 процентов говорят, что не прочли ни одной книги за последний год. Среднемировой показатель по чтению – 6,5 часа в неделю (для сравнения – на просмотр телевизора тратится 16,6 часа), то есть меньше часа в сутки. Даже при этом среднем темпе можно прочитывать пару-тройку книг в месяц. Впрочем, можно и не прочитывать. Каждый четвертый так и делает.

 

Недавно в Фейсбуке у меня случился спор с коллегой-газетчиком, который возмущался, что в стране вместо новых театров и библиотек появляются новые развлекательные центры и книжные магазины. Я ответила практически словами из «Тони» Ильфа и Петрова: «Детка, тут дело ясное. Если бы театр был выгоден - существовал бы театр. Но оказалось, что кино дело более прибыльное - и театра нету. Ясно?».

 

Многие по-прежнему считают, что нам всегда кто-то что-то должен. То есть раз государство выплачивает малоимущим денежное пособие, то и нищих духом обязано снабжать культурной подпиткой. Черта с два. Выше второго уровня по пирамиде Маслоу без собственного желания и участия никто не поднимется. Хорошие (или ленивые, но все равно оказывающиеся правыми) педагоги в школах и вузах говорят: нельзя ничему научить, можно только научиться. Учиться же, между тем, мало кто желает.

 

Современный мир открывает перед нами великую массу возможностей, в наше время информационное поле практически не имеет границ, и нам грех жаловаться на вакуум или какую бы то ни было ограниченность. Никто не сжигает книг с целью оградить нас от их содержания (ну, может за редким исключением, которым можно пренебречь). Жгут, напомню, потому, что они случайно попались под руку и другого применения не нашлось. А это из-за элементарного неуважения – даже не могу сформулировать, к чему. Да хотя бы к себе.

 

С другой стороны – возможно, это разнообразие выбора порождает небрежность. Что съесть – шаурму или пиццу? Что послушать – Тома Йорка или Натали? Что почитать – Пелевина или Роулинг? Чем пытливее ум, тем больше вероятности, что он сделает достойный выбор. Недостаточно тренированный же – пойдет на поводу у рекламных сообщений. И тут кто уже знает, хорошо ли, плохо ли, что нет никого ответственного за формирование высокого уровня «начитанности», да и в целом – культуры, по стране.

 

Мне хочется верить, что при разнообразии альтернатив чтению книг (особенно «опасны» в смысле конкуренции интернет и телевидение) ситуация не станет фатальной. Не умер же в конце концов театр с появлением кино, люди продолжают ходить на концерты, несмотря на то, что носят в кармане плейеры. Да и писатели пока все еще могут становиться звездами наряду с актерами, политиками, музыкантами. Не в нашей стране, конечно, но все-таки.

 

И даже если проехать в алматинском метро в час пик, глаз порадуется: читают! Кто-то журнал, кто-то детектив, кто-то – о! Кастанеду. Еще несколько человек с электронными книгами, в них особо не заглянешь. Но на лице видно, что читает человек вдумчиво. Американские ученые разделяют чтение на «аналитическое» и «для удовольствия». Эти два способа по-разному воздействую на мозг, но, что называется, оба одинаково полезны. Чтение – один из немногих процессов, позволяющих концентрировать мышление. Это питательная добавка для мозга, не какая-то там жвачка.

 

«Не мы важны, а то, что мы храним в себе», - говорил герой «451 градуса по Фаренгейту». Если бы все книги мира вдруг были сожжены, выброшены, уничтожены, тихо исчезли бы с лица земли от чувства собственной ненужности, внутри вас осталось бы достаточно нужной и полезной информации, чтобы передать ее детям? 

Свежее из этой рубрики
Просматриваемые