• 5496
Все знают, что наша правоохранительная система – это нечто вроде гигантской мясорубки, в которую если попадешь, то вырваться практически невозможно – особенно если кое-какие колесики не смазать. Но есть и в ней неработающие части – то есть статьи Уголовного кодекса, которые в правоприменительной практике не применяются – по ним не было привлечено к ответственности ни одного человека.

 

Марат Шибутов, Vласть

 

Все знают, что наша правоохранительная система – это нечто вроде гигантской мясорубки, в которую если попадешь, то вырваться практически невозможно – особенно если кое-какие колесики не смазать. Но есть и в ней неработающие части – то есть статьи Уголовного кодекса, которые в правоприменительной практике не применяются – по ним не было привлечено к ответственности ни одного человека.


 

Отчеты Комитета правовой статистики и специальных учетов Генеральной Прокуратуры за 2008-2011 годы демонстрируют набор этих статей:

  1. Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации или иного использования (ст.113)

  2. Заражение венерической болезнью (ст.115)

  3. Злостное уклонение от содержания нетрудоспособного супруга (супруги) (ст.140)

  4. Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий (ст.149)

  5. Воспрепятствование деятельности общественных объединений (ст.150)

  6. Воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикитирования или участию в них (ст.151)

  7. Принуждение к участию в забастовке или к отказу от участия в забастовке (ст.153)

  8. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста (ст.155)

  9. Подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст.201)

  10. Принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст.226)

  11. Сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей (ст.268)

  12. Воспрепятствование законной деятельности адвокатов и иных лиц по защите граждан и оказанию им юридической помощи (ст.365)


 

Что можно сказать исходя из данного списка? Практически видно, что государство практически отказалось от защиты личных прав граждан на свободу собраний и шествий, забастовки, свободу совести, создание и функционирование общественных объединений. Да и в принципе, если от нас скроют информацию о том, что плотина на реке или только что построенный дом представляет угрозу для жизни – за это тоже никто не ответит.


 

У нас можно безнаказанно давить на бизнесменов, подкупать футболистов, мешать работе адвоката и журналиста, ну и даже преднамеренно заразить кого-нибудь сифилисом – государство за это не отвечает.


 

Это крайне печально особенно в свете покушения на убийство Лукпана Ахмедьярова – возможно, если бы заблаговременно были привлечены лица, которые угрожали ему и его газете и мешали их работе, покушения бы не состоялось. Но все-таки есть надежда, что все-таки Уголовный кодекс когда-нибудь заработает полностью и неформально.


 

А пока наше законодательство больше напоминает старый анекдот – хотим, применяем закон, а если не хотим, то и не применяем. При желании для любого своя статья Уголовного кодекса найдется. Для тех, кто расстроился в связи с подтверждением интуитивных опасений, ниже привожу старый анекдот.


 

Один еврей, будем для простоты звать его Изя, учился в Оксфордском университете. Итак, сидит однажды Изя на экзамене, который должен продолжаться шесть часов. По прошествии пары часов от начала экзамена Изя поднимает руку и подзывает экзаменатора:

- Господин экзаменатор, я желаю получить сейчас причитающиеся мне копчёную телятину и пиво.

- Верно ли я понял, - спрашивает экзаменатор, - Вы говорите о копчёной телятине и пиве?

- Да, - отвечает Изя, - Я говорю о причитающихся мне копчёной телятине и пиве. Есть здесь закон от 1513 года, который гласит, что каждому экзаменующемуся более четырёх часов причитается кусок копчёной телятины и кружка пива. И этот закон никогда не был отменён.

Экзаменатор пытается спорить, ссылаясь на техническую невозможность выполнить просьбу Изи. В результате длительных переговоров стороны соглашаются на гамбургер и кока-колу. Изя уплетает еду и совершенно счастлив тем, что утёр нос этим спесивым и глупым бриттам за их же счёт.

По прошествии нескольких дней обнаруживает Изя в своём почтовом ящике вызов на университетский суд. Изя абсолютно уверен, что пара старичков скажет ему "ну-ну-ну", на что он, Изя, пообещает впредь вести себя хорошо, и на том всё и закончится.

Он прибывает в суд. Огромный старинный зал с колоннами, высоченным сводчатым потолком, фресками на стенах и витражными окнами. За бесконечным столом сидят в париках и мантиях ректор, деканы и профессора. И они вершат суд над Изей. Они отчисляют его из университета за нарушение закона от 1415 года, который никогда не был отменён.

За явку на экзамен без меча.

Свежее из этой рубрики