• 1481
Ольга Малышева/Эссе

Здравствуйте, дорогая редакция. Вот вам моя история.
Заметила за собой, что в последнее время все чаще употребляю в разговоре фразу «насколько мне позволяет мое знание казахского». Продолжение эссе.

Для меня как для журналиста с каждым годом растет необходимость разбираться в казахскоязычном контенте — пресс-релизах, публикациях, выступлениях. Больше того, для меня как для шеф-редактора СМИ, выходящего на двух языках, существует еще и грандиозная ответственность.

Меж тем, мое знание казахского позволяет мне не так много, как хотелось бы. Я понимаю примерно 30 процентов устной речи и чуть больше, когда читаю по-казахски. Этого достаточно, чтобы вникнуть в содержание, но катастрофически мало, чтобы увидеть достоинства или недостатки текста как такового. И уж тем более, чтобы получить удовольствие от языка.

Моим лучшим учителем казахского языка до сих пор остается студенческая общага журфака КазНУ. Если в школе с горем пополам меня познакомили с грамматикой, в университете — со специальной лексикой (которая, прочем, выветрилась сразу по завершении курса), то именно в общежитии волей-неволей приходилось учиться складывать слова в предложения. Правда, предложения ограничивались фразами «Тамак берши» и «Темеки бар ма?»

В прошлом году я не осмелилась участвовать в проекте Vласти потому, что не могла оставить работу на целый месяц и уехать в аул. В этот раз организаторы предложили альтернативные способы, и я понимаю: это мой шанс. Потому что если возьмусь, то уже не окажется пути назад и нельзя будет полениться, отложить, придумать оправдание. Ну и в результате рассчитываю получить возможность если не свободно говорить по-казахски, то хотя бы избавиться от оговорки «насколько мне позволяет...»

Свежее из этой рубрики