Открытия с Мади Мамбетовым. Открытие первое: я не умею выражать свое недовольство
Vласть начинает публикацию серии колонок "Открытия с Мади Мамбетовым". Журналист, один из лучших публицистов страны, соавтор книги "Excuse me, fuck офф" - о жизни, о себе и о людях.

Сегодня впервые за пять месяцев был в кино.

 

Ничего в этом странного бы не было, если убрать такие факторы как то, что я люблю кино – и именно в кинотеатрах, что я зарабатываю на жизнь, помимо прочего, деятельностью в кинопрокате и люблю писать любительские рецензии на фильмы. А по возрасту, достатку и предпочтениям я – центр целевой аудитории кинотеатров. И вот поди ж ты – не могу ходить в кино. Не в состоянии.

 

А все потому, что люди, которые делят со мной кинозал, ведут себя так, словно они у себя дома. Треплются по телефону или пишут СМС-ки, активно обсуждают происходящее на экране или вовсе отвлеченные вещи, и шуршат пакетами, поглощая купленную снаружи еду. Важнейшее из искусств их вовсе не волнует. А я не у них дома. Я заплатил за свой билет и мне хочется получить свое удовольствие от просмотра. А эти вот кругом меня отвлекают и бесят. Настолько, что просто удивительно, до чего болезненно я реагирую на раздражители. Прямо поубивал бы всех.

 

И вот по пути домой задумался о других случаях.

 

Иду давеча по двору домой. Сзади сигналит машина. Сердце от неожиданности чуть не выпрыгнуло из груди. Какому-то уроду нужно проехать – вот он и сигналит. Инстинктивно отпрыгиваю на бордюр – машина проезжает мимо. В голове толпа мыслей в диапазоне от «Кажется, машины должны сигналить только, когда аварийная ситуация – а где же тут аварийная ситуация во дворе, по которому я, огибая лужи, пытаюсь добраться до дома?» до «Да не охерел ли этот мудак?! С фига ли я должен птичкой упархивать из-под его колес по первому гудку его гребанной тачки?!».

 

Или вот иду на днях по улице – спешу на встречу. По пути стайка подростков – школьники. Перегородили весь тротуар. Приближаюсь, не вижу прохода, схожу на газон и огибаю их. В голове опять шквал негодования: «Маленькие мерзавцы, где ваши манеры? Мне 30 с лишним лет, неужели сложно сдвинуться на шаг, чтобы пропустить человека?!».

 

И такие вещи случаются каждый день.

 

Начинаешь ненавидеть весь мир.

 

Но именно сегодня меня другая мысль поразила: а как себя вести в таких ситуациях? Я обычно избегаю любого контакта на улице или в публичных местах, потому что воспитание такое, потому что родители учили, что не надо уподобляться базарным бабкам и устраивать скандал в публичном месте, потому что уже собственный опыт показывает, что озвученное недовольство может встретить (и скорее всего, встретит) ответное хамство, причем в таких пропорциях, что единственным выходом будет драка.

 

Но разве это единственный выход?

 

Вся наша планета – мир маргиналов. Все мы разные и несовместимые – причем не только об Алма-Ате или Казахстане речь. За полгода жизни в США я повидал всякое, и многонедельные поездки, - что в Европу, что в Индию, к примеру, - показывают, что мир населен разными людьми, с разными представлениями о том, что допустимо и что нет, с разным ощущением дистанции и разными требованиями этикета и правил общежития. Но мы как-то уживаемся на этой планете потому, что выработали какие-то правила и смогли договориться друг с другом. Коммуницирование, общение, взаимодействие – единственный способ выживания. Как мы проставляем границы?

 

В Алма-Ате раньше было подобие городского этикета. Тот массив жителей, кто родился здесь, или прожил здесь достаточно долгое время, обучал приезжих – «городские» опекали «приехавших», родственников или друзей, разъясняя им, как надо себя вести. Да любая пожилая женщина, делавшая замечание нашкодившему подростку, уязвляла его самолюбие, конечно, - но и давала урок. Какие-то вещи знали все: если идут парень с девушкой по ночному парку, их нельзя «шмонать». Если кто-то ловит такси, надо встать ниже по улице, а не внаглую впереди.  Некрасиво харкаться и бросать мусор мимо урн. И так далее.

 

Кто сейчас будет учить этим правилам? Девяностые город встретил с населением в миллион с копейками жителей. В позапрошлом году нас здесь жило полтора миллиона (только зарегистрированных). Масса горожан покинула Алма-Ату, оставшиеся оказались в идиотском положении – все «слишком хорошо воспитаны», чтобы кому-либо делать замечания. Городские казахи не хотят нарваться на требование повторить свое замечание на родном языке, которого не знают. И, по большому счету, никому не охота получить по мордасам.

 

И вот мы имеем город, заполненный сотнями тысяч неофитов, которым никто ничего не объясняет. Оставшиеся алматинцы давятся злостью, но ничего не делают. В городе – и в стране в целом, - разлажены коммуникации. Мы не умеем общаться друг с другом.

 

А ведь все не так сложно – и вовсе не так страшно. Вот недавно проходил по соседскому двору, а там парни лет 20 стоят и плюют на мостовую, кидают под ноги окурки. Походя, мягко (был в хорошем настроении, всего-то) и вежливо обронил «Ребята, ну что же вы – не надо так делать». У самого сердце екнуло в ту же секунду – живо представил, как меня будут метелить эти трое. А они смущенно запричитали «Кешереныз, ага» и побожились так не делать. Ох, как я удивился! Ларчик несложно открывается – иногда достаточно просто объяснить правила поведения, довольно все лишь быть хорошим соседом, согражданином, товарищем – и протянуть новичку руку помощи, дать небольшой совет: оказывается, в этом есть нужда. Новенькие чувствуют себя неуютно и неуверенно – им не хватает кого-то, кто бы смог сориентировать их. Чем молчать и сдерживать ненависть, не лучше ли поговорить?

 

Но у нас нет ни традиции общения, ни общепринятых механизмов взаимодействия. В  тех же Штатах, с их многолетней историей простраивания мостов между разными группами населения, перед каждым киносеансом обязательно среди трейлеров крутят ролик с призывом отключить на время показа мобильник. Будь у нас такая практика, наверное, многие просто отключили бы свои телефоны и не тревожили мизантропов на соседнем кресле. Но никто ничего не говорит – не удивлюсь, если многие ненавистные мне невежды просто не знают, что говорить во время сеанса по телефону не принято.


Нам надо научиться говорить друг с другом. Без мордобоя. 

Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые