Мы привыкли к тому, что СМИ называют четвертой властью и если акимат/правительство не слышат нас и не собираются помогать в решении насущных проблем, то нужно обязательно идти на телевидение или в редакцию газеты. В своей колонке Ольга Ходорева размышляет о том, что быть журналистом – это еще не значит иметь привилегии в решении проблем.

Сегодня с утра моя новая знакомая Юля, узнав, что я журналист, написала: «У меня есть очень больной вопрос, с которым я уже не знаю к кому обратиться: в школе, в которой учится мой сыночек, крыльцо выходит на проезжую часть (пересечение улиц Сулейменова-Рыскулбекова – школа №37). Уже несколько лет пытаемся добиться там установки пешеходного перехода и ограничения по скорости. Борьбу начали, когда сын был первоклашкой, а теперь он уже учится в четвертом. В прошлом учебном году я «вскрыла мозг» кому-то в департаменте образования и они подали заявку на установку оборудованного перехода от имени департамента, но в школу пришел ответ с отказом. Летом в забор школы с этого перекрестка влетела машина. Забор теперь погнутый. Информацию по ДТП на этом перекрестке никто не дает. Тем более не говорят, сколько детей на нем пострадало»… Далее девушка спросила как можно решить этот вопрос, задействовав СМИ и другие общественные институты?

И, в самом деле, как? Первым делом я вспомнила про рейтинговые телеканалы и выслала ей несколько контактов. На печатные СМИ я даже надежд возлагать не стала – если раньше они и имели силу, то за последнее время не припомню ни одного дела без убийства/крови/насилия, которое они бы раскрутили и довели бы до логического конца. А интернет-СМИ навряд ли такая новость заинтересует – знаю по себе, сама отбирала новости «для эфира».

Далее я подумала про акима города Алматы, на сайте города которому можно задать вопрос. Ссылку-то на форму обращения я знакомой выслала, но про себя отметила, что строчка «В соответствии с законом РК "О порядке рассмотрения обращений физических и юридических лиц" вопрос не является официальным запросом» ничего хорошего не сулит. Вероятнее всего, девушка получит отписку, в которой ей подскажут нужный департамент, куда нужно написать еще одно обращение. И все закрутится по новой. Был еще такой вариант: найти активного депутата с их района, чтобы он занялся этим вопросом. Но, честно говоря, сколько лет живу в Ауэзовском районе, так и не знаю по имени ни одного депутата из нашего маслихата. А тем более о его достижениях «по заявкам граждан».


У меня у самой в жизни бывали ситуации, когда тоже хотелось привлечь внимание СМИ и общественности.


Взять хотя бы подъезд, в котором я живу. В начале лета этого года исполнилось ровно 16 лет, как его ремонтировали. Лет 8 назад сосед с первого этажа играл свадьбы дочке и сыну – уже тогда подъезд был настолько нелицеприятным, что ему пришлось за свой счет приводить в порядок первый этаж. Потом сосед съехал, ремонт обветшал. Я звонила в КСК в позапрошлом, прошлом, этом году… И каждый раз слышала: «У нас нет денег. Мы вот крышу вам перекрыли, трещины заделали, сейчас соседний подъезд экстренно… Следующим летом будем ремонтировать». И так каждый раз: следующим летом! А однажды в августе поздним вечером захожу в подъезд, а там ремонт начался! Я была настолько рада, что даже позвонила в КСК сказать спасибо. Тетушка не такая уж плохая оказалась. Поделилась, что денег как не было, так и нет. Но ремонтники согласились провести работы в кредит с отсрочкой платежа: деньги им перечислят только в июне 2015 года. Надеюсь, что следующий ремонт у нас наступит раньше, чем в 2030 году…

Или еще одна ситуация. Тоже бытовая-прикладная. Я живу в 4-м Аксае, рядом с поликлиникой №10. Несколько лет назад на проспекте Саина строили развязки, и вся строительная техника ездила через наш двор, разбив его вдребезги. Пока я была без машины, то причитания таксистов об ужасной дороге меня забавляли и не более. Запомнилась такая реплика: «Знаете, я живу в поселке за 20 километров от Алматы. Так вот, у нас дороги лучше, чем у вас в городе». А когда у меня появился автомобиль, то ужасная дорога начала скребсти по днищу моей машины с низким клиренсом. В дождь там вообще можно было бросить якорь. А если учесть, что по этой дороге люди ходят в поликлинику, то без резиновых сапог из дома лучше не выходить. В итоге, в непогоду я просто перестала там ездить, делая крюк почти в километр. В этот раз я была более активна. Однокурснице-продюсеру сватала тему в программу про ЖКХ – мол, ужасное состояние дворовой территории (не взяли), в блог акиму писала (не ответили), с соседями обсуждали возможные варианты. И тоже однажды как по мановению волшебной палочки эту полосу препятствий начали ремонтировать.

Я не знаю, как можно улучшить мир вокруг нас. И то, что я журналист, никаких привилегий мне не дает. Разве что я могу написать колонку, в которой расскажу о двух саморазрешившихся проблемах и еще одной неразрешившейся. Только вот просто ждать в ситуации со школой и необорудованным пешеходным переходом - не вариант.

Свежее из этой рубрики
Loading...