Полководцы

Несколько лет назад отстаивал интересы крупной корпорации, в том числе занятой зерновым бизнесом. Дело происходило в Акмолинской области, где располагалось около десятка хозяйств, занимавшихся выращиванием зерна, - они должны были стать нашими ответчиками в суде. Перед подачей иска, в качестве меры обеспечения, необходимо было арестовать имущество.

Михаил Кленчин, адвокат, специально для Vласти

Несколько лет назад отстаивал интересы крупной корпорации, в том числе занятой зерновым бизнесом. Дело происходило в Акмолинской области, где располагалось около десятка хозяйств, занимавшихся выращиванием зерна, - они должны были стать нашими ответчиками в суде. Перед подачей иска, в качестве меры обеспечения, необходимо было арестовать имущество.

Но, сделать это было достаточно непросто, потому как, если приехать с судебными исполнителями в первое хозяйство и начать описывать, то остальные девять немедленно примут превентивные меры и через пару часов будут сидеть голы, как соколы – ни зерна, ни техники. А значит, арестовывать следовало одновременно у всех разом. Легко сказать, но вот реализовать на практике – задача не из тривиальных.

Мне вручили в попутчицы штатную юристку, посадили на самолет и отправили в Астану – думать, как быть. Размер будущего иска был просто огромен, а потому об экономии ресурсов речи не было. Понятное дело, поступил и звоночек в Комитет по судебному администрированию, попросили оказать содействие. Немедленно был получен ответ, что в нашем распоряжении весь территориальный отдел, со всеми судебными исполнителями, в полном составе. Так и случилось. Со мной тут же связался начальник одела и подтвердил любовь до гроба.

Генштабом стал отель «Дипломат». Нам доставили карту области и организовали условия секретности - утечка информации означала бы провал блицкрига. Впервые я чувствовал себя настоящим полководцем. Сутки мы провели, склонившись над картой с линейками и калькулятором, расставляя рюмки и зажигалки за отсутствием солдатиков. Отметили дислокацию хозяйств, прикинули расстояния, учли отсутствие дорог, рассчитали время прибытия, даже про спутниковые телефоны не забыли, потому как сотовой связи в степях было мало.

Предусмотрели все до мелочей. Выходило так, что надо выезжать рано утром, восемью мобильными группами, максимально распределив судебников. Маршрут движения особый, чтобы никто ничего не заподозрил, поэтому точки старта – различные, ехать не всей дивизией, а по-одиночке, прикидываясь рыбаками и геологами.

Когда все было готово, вызвали начальника судебных исполнителей. Усадили в кресло и стали смачно, с удовольствием и гордостью рассказывать хитрость замысла и коварность плана. Начальник сидел с округлившимися глазами, ошарашенный масштабностью происходящего, очарованный размахом полководческой мысли, кивал и поддакивал в ответ. Заканчивая пламенную речь, вдоволь насладившись реакцией, я спросил:

- Ну как?

- Очень круто! – ответил судебник, – Только… Это… Не получится это.

- ???

- Ну, вот вы тут написали… Восемь машин…

- А, ясно. Насчет техники не беспокойтесь – мы все предоставляем, водители тоже наши.

- Не... Я не про это… - мнется чиновник.

И тут выясняется, что наш план был, конечно, велик и могуч. Но не учли мы одного-единственного нюансика. Распределяя в своих тактических планах судебников по машинам, никому из нас и в голову не пришло бы, что, оказывается, весь территориальный отдел состоит только лишь из трех человек – один готов ехать, второй в отпуске, ну а третий – этот самый начальник, хотя и тоже готовый хоть ночевать в поле. Какой, к чертям, блицкриг, какие восемь мобильных групп…

Ээээх. Военная лодка разбилась о быт.

Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые