• 6946
Руслан Султанов

«Лучший результат — тот, которого мы достигнем завтра»

Алина Шалгынбай, специально для Vласти

Фото из личного архива

Место работы: генеральный директор АО «Центр развития торговой политики» при Министерстве экономики и бюджетного планирования РК

Образование: Казахская государственная академия управления им. Т. Рыскулова, финансы и кредит, Магистратура Школы бизнеса при КазЭУ им. Рыскулова

Хобби: Футбол, плавание.

Примечание: член рабочих групп в переговорной команде в рамках евразийской интеграции


Журналистская судьба столкнула меня с Русланом Султановым еще на заре создания Таможенного союза, когда обсудить проблемные вопросы в обеих казахстанских столицах, а затем и в регионах собирались полные залы предпринимателей, чиновников и журналистов. Еще тогда меня подкупила совершенная открытость Руслана всему новому, готовность слушать и слышать, обсуждать и сотрудничать. Сегодня глава Центра развития торговой политики более сдержан, но по-прежнему увлечен собственной работой. В Фейсбуке размещена фотография, на которой Руслан в своем кабинете... в воскресенье.

V: Руслан, кто вас фотографировал в выходной за работой?

Р.С.: Обычно кто-то из коллег тоже выходит на работу. Мы часто собираемся, чтобы обсудить ряд интересных вопросов по нескольким направлениям, провести мозговой штурм.

V: Получается, вы живете на работе?

Р.С.: Уверен, прежде чем предложить что-то интересное, лучше обдумать это без будничной суеты. Ведь зачастую новые предложения появляются неожиданно. Появляется идея, которую либо сразу записываешь дома, либо в это время сидишь на работе.

V: По поводу мозгового штурма — недавно натолкнулась на эксперимент коллег-пиарщиков. Они решили узнать, как влияет адреналин на креативность, и устроили два штурма на взлетно-посадочной полосе — один до прыжка с парашютом, другой — после. Во втором случае идей было больше.

Р.С.: Очень — я бы даже сказал — страшно интересный эксперимент. Мы тоже организуем нечто такое, но не столь экстремальное. Прошлым летом ходили играть в пейнтбол, там тоже адреналин, можно сказать, зашкаливает. И замечу — в перерывах кто-то из коллег тут же начинает обсуждать рабочие вопросы. Коллектив-то молодой, увлеченный, и к работе обязательно кто-нибудь да возвратится. Без этого уже и дня мыслить не может...

V: Работа в Центре развития торговой политики сложная и зачастую не всем понятная. Чем она вас привлекла?

Р.С.: Здесь, наверное, самое главное — это то, что ты можешь предложить, внести что-то новое. И увидеть конечный результат.

V: Например?

Р.С.: Наше направление деятельности — это вопросы торговой политики — широкое понятие. Когда о нем говорят, зачастую понимают рынки, базары. И все. К удивлению многих, торговая политика, по сути — политика экономическая.

Мы начинали с вопросов вступления в ВТО, эта работа продолжается и сейчас. В 2009 году, когда активизировался процесс по созданию Таможенного союза, мы с коллегами принимали непосредственное участие в консультациях с бизнесом, в переговорах с коллегами из России, Беларуси. Потом были переговоры по созданию Единого экономического пространства, потом, когда Таможенный союз уже заработал — по созданию зоны свободной торговли. То есть, у нас проходил такой живой непосредственный процесс, и мы всегда видели, что мы можем, изучив опыт, проконсультировавшись с бизнесом, помочь им отстоять свои интересы. Результаты есть. Это приятно.

Многие по работе критиковали Таможенный союз в 2009 году, потому что не знали, какие будут пошлины, и так далее. А ровно через год после большого раунда консультаций с бизнесом в Алматы, на круглом столе по вопросам ТС, некоторые ассоциации подняли протоколы, которые год назад я с ними лично подписывал. Они признали: еще за год до создания Таможенного союза мы знали, какие тарифы будут у нас. Мне было очень приятно, что люди оценивали эту работу, они видели результат. В этом, наверное, есть смысл работы, который привлекает. Потому что ты знаешь, что ты можешь что-то изменить, оставить свой след в определенной истории. Причем, главная задача заключается не в том, чтобы заработать какие-то очки. Нет, ты просто делаешь все возможное, зависящее от нас, чтобы производители нашей страны, как бы громко это ни звучало, имели возможность функционировать в новых условиях, в условиях жесткой конкуренции.

V: Как думаете, как долго будут продолжаться переговоры?

Р.С.: Вы знаете, это постоянный процесс, непрерывный и бесконечный. Потому что мало просто создать что-то, важно поддерживать и развивать созданное. Никто за нас нашу работу делать не будет. Производители, госорганы и мы, аналитические организации, должны постоянно совершенствоваться, вносить что-то новое.

И своим коллегам в Центре я говорю: меня не интересуют результаты прошлого. Мы должны каждый год, каждый день вносить что-то новое, двигаться. Потому что как только ты останавливаешься, начинается стагнация, отсутствует развитие. И если мы будем так жить, то нашей стране ничего не будет светить, мы должны всегда идти вперед, только тогда мы сможем получить результат. И чем выше результаты, которые мы получаем, тем больше должно становиться наше желание идти дальше. Лучший результат — тот, которого мы достигнем завтра.

И по работе, когда ты видишь результаты, тебе нравится этим заниматься. Это очень сильно привлекает. У тебя постоянно появляются какие-то новые идеи. Конечно, не все идеи будут реализовываться в силу определенных обстоятельств. И здесь главное — не опускать руки. Не сегодня, так завтра или послезавтра ты достигнешь своей цели. Самое страшное — это когда человек работает без энтузиазма. Если посмотреть ряд социологических опросов — до половины людей могут негативно воспринимать свою работу. Нет интереса к ней, и это плохо.

V: У вас такого нет?

Р.С.: Нет, у меня такого нет. Конечно, определенные жизненные сложности случаются у каждого человека, но когда ты ставишь перед собой большие задачи, большие цели — ты будешь к ним стремиться. Это самое главное — нужно жить позитивом, нужно идти вперед, а не останавливаться и жалеть себя. От этого толку никакого не будет ни тебе, ни кому-то другому.

V: Вы своей работой дышите и живете. А как ваша семья относится к этому?

Р.С.: В моем понимании мужчина должен всегда покорять новые вершины. А семья — это тыл, это место, где тебе хорошо, уютно. Семья — это то, что дает тебе спокойствие. А для того, чтобы семья уверенно смотрела в будущее, мужчина должен работать, должен полностью отдаваться работе, в том числе, забывая о себе и семье. Я уверен — хочешь создавать для своей семьи условия, хочешь чего-то добиться — работай. А если ты лежишь на диване — никто за тебя ничего не сделает.

V: Получается делать что-то вместе с семьей — отдыхать, заниматься?

Р.С.: Отдых, конечно, сложный вопрос для меня. Но я стараюсь находить возможности быть с детьми. Сын у меня увлекается шахматами, периодически мы с ним устраиваем шахматные баталии. И он уже иногда выигрывает. Он больше математического склада ума, а вот дочка — творческая натура. Она поет, рисует, танцует и иногда устраивает нам домашние концерты.

И снова немножко о работе. Центр развития торговой политики был создан в конце 2006 года, с момента создания я работаю здесь. Видел все этапы его становления, работал на разных должностях, можно сказать, что я неразрывно связан с Центром и это тоже своего рода детище. Моим детям шесть и девять лет, и получается, что Центр где-то посередине.

V: А чем увлекаетесь вы сами — кроме работы?

Р.С.: Чтобы не сидеть и не застаиваться на работе, мы стремимся больше двигаться. Я люблю плавать. Кроме того, уже два года мы коллективом, с ребятами занимаемся футболом. В Министерстве экономики и бюджетного планирования уже не раз проводились футбольные турниры, и наша команда, в которой играю и я, хоть и не завоевала пока титула абсолютного победителя, но трижды становилась серебряным призером турниров. Но это даже хорошо — нам есть к чему стремиться, и это заставляет быть жестче, в том числе и к себе. То есть, коллектив у нас спортивный, мобильный, креативный.

V: Креативный?

Р.С.: Совсем скоро мы планируем провести конкурс среди сотрудников на лучшую презентацию, а во второй половине мая — шахматный турнир.

V: Презентации чего?

Р.С.: Своих результатов — на любую тему. Каждый сотрудник расскажет о своей работе. Этим мы отрабатываем презентационные и ораторские навыки через небольшое соревнование, конкуренцию. Чтобы все проснулись, взбодрились, забыли о том, что у них есть каждодневная рутина, и подумали о чем-то другом. Потому что нельзя застаиваться, нужно уметь переключаться. Иначе каждый устает из-за высокого темпа сегодняшней жизни.

V: Сами будете участвовать?

Р.С.: Мне, пожалуй, достанется самый сложный режим — судейский. Просто мне самому приходится очень много работать в информационном направлении, участвовать в различных программах на телевидении, проводить разъяснительную работу с бизнесом — то есть, свои навыки мне приходится отрабатывать уже на другом уровне.

Я же хочу, чтобы в коллективе был пул людей которые смогут спокойно выступать, на разных языках, смогут ярко и доступно доносить свои мысли.

V: Почему бы не организовать семинары, курсы и для журналистов?

Р.С.: Сейчас мы нечто такое обдумываем. Мы готовимся к тому, чтобы более активно работать с прессой. Правительство поставило задачу — для информирования общественности проводить еженедельные брифинги в формате Службы центральных коммуникаций. Но мы понимаем, что здесь нужно не просто информировать, но и проводить тренинги о том, что такое торговая политика, что такое интеграция, что такое Таможенный союз, что такое Евразийский экономический союз. Я считаю, это нужно доносить постепенно, день за днем в обычной беседе, в спокойной обстановке.

Это нужно, чтобы повысить понимание у журналистов. Чтобы потом можно было уже разговаривать более предметно.

V: В свое время Григорий Марченко, будучи главой Нацбанка, учредил специальные курсы для журналистов, где буквально на пальцах объясняли, что такое ЗВР и денежно-кредитная политика...

Р.С.: И это правильно. Причем нужно просто объяснять и разъяснять, это не надо в прессу давать. Но зато послезавтра или через полгода диалог будет уже совсем другой — осознанный и грамотный. Кроме того, такой диалог будет дисциплинировать спикеров, людей, которые занимаются этими вопросами. Потому что сегодня им можно немного проще себя вести, немного меньше готовиться. А когда напротив будет сидеть человек понимающий, его вопросы заставят более глубоко изучать тему интервью. И это хорошо, у нас появится много профессиональных экономических обозревателей и журналистов.

V: А может, делать это виртуально? У вас есть сайт?

Р.С.: Есть, www.trade.gov.kz. Раньше мы делали корпоративный сайт, потом мы от него ушли, стали делать сайт, посвященный торговой политике. Причем делали упор на информацию. Но когда технари делали сайт, они так на нас жаловались, потому что мы его сильно загрузили. Мы постарались максимально выложить аналитику.

Тот же Фейсбук, где я пишу, требует отдельного времени — прочитать, просмотреть, ответить... многие предприниматели перешли на работу со мной через Фейсбук. Они знают, что там я буду читать, поэтому они мне пишут туда. Это дополнительное окно, и я ничего против не имею. Но мы сейчас планируем развивать наш внутренний интернет-ресурс. В прошлом году мы уделили много внимания статистической и аналитической информации.

Социальные сети, это, конечно, хорошо. Но мы хотим организовать профессиональный форум по работе непосредственно с предпринимателями. У нас уже есть форум на сайте, и сейчас мы его будем технически совершенствовать. У нас есть идеология, видение, и мы ее дорабатываем. И в рамках форума нашего сайта мы планируем создать дополнительную дискуссионную площадку.

Все равно в соцсетях невозможно спокойно вести дискуссию. Но разговаривать нужно на одном языке.

А мы хотим разговаривать на одном языке с бизнесом. Есть вопросы, давайте будем их обсуждать.

V: Это может вылиться в отдельный информационный проект...

Р.С.: Согласен, все это очень правильно, но для широкой общественности нам очень важно изменить язык. Как только переходим на профессиональные темы, мне приходится очень внимательно подбирать слова, чтобы не грузить собеседника терминологией. Например, на одном из ток-шоу с публикой и оппонентом — начинаешь говорить с цифрами, с примерами — а тебе в ответ бросают популистские слова. Мы не можем себе этого позволить — говорить популистские вещи.

V: Вам это и не нужно...

Р.С.: Мы оперируем цифрами и фактами. А многим больше нравятся именно популистские лозунги, к сожалению. И в прессе зачастую именно они и отражаются.

V: Этому тоже нужно учиться.

Р.С.: Конечно. Мы сейчас готовимся к этому. Потому что есть немало специалистов, экспертов — математиков, экономистов, юристов, которые настолько привыкли в своей терминологии, что для широкой общественности все приходится переводить с русского на русский.


Блиц

Как вы относитесь к неудачам?

— Неудачи — это нормально. Они не дают человеку расслабляться. Все и всегда хорошо быть не может — и неудачи нужны, чтобы человек не возгордился.

Что такое успех?

— С успехом сложнее. К сожалению, мы зачастую не можем им наслаждаться. Хотя и это, наверное, хорошо — не дает почивать на лаврах. Успех — это всего лишь шаг к тому, чтобы поставить перед собой новые цели и идти дальше. Это первый шаг к новой вершине.

К кому приходит успех?

— Успех приходит к тому, кто настроен на победу, на результат. К тому, кто что-то делает, работает — а не ждет, что все «само собой сделается».

Любимая цитата?

— Мой сын, участвуя в школьном конкурсе на лучшего ученика года, обозначил свое кредо так: не отступать и не сдаваться. При этом еще и всегда оставаться человеком.

Я согласен с сыном — всегда нужно идти вперед, не останавливаться, не сдаваться и не терять в себе человека.

Человек, которым вы восхищаетесь?

Одного человека сложно выделить, потому что на каждом историческом этапе у каждого государства есть свои легендарные личности. Можно назвать Динмухаммеда Кунаева, кто-то назовет других руководителей. Каждый человек, который встречается на моем пути — каким бы он ни был, он личность. И он оставляет определенный след в моей жизни. Легендарной личностью может стать каждый, и я просто благодарен за то, что такие люди встретились на моем пути.

Будущее своих детей вы видите в этой стране?

Да, обязательно. И я детей так воспитываю — они являются настоящими патриотами своей страны и своего города. К сожалению, мы часто сталкиваемся с проявлениями неуважения к своему городу. И это очень сильно огорчает — когда видишь, что у тебя в городе, по сути, у тебя дома, мусорят, отвратительно относятся к общественным местам. Это, наверное, осталось из советского прошлого — если общественное — значит, ничье. Мои дети так воспитаны, что они не будут мусорить в городе, не станут рисовать на стенах, ничего не скажут дурного и являются настоящими патриотами своего города и страны.

Свежее из этой рубрики