СИРИЯ – мировой Рубикон: Часть 1 «Обстоятельства истории, политики и веры»

Мировая общественность - в ожидании решения президента США Барака Обамы об интервенции Штатов. И сегодня, в среду, как передает агентство Reuters,  Обама заявил о намерении нанести ограниченный военный удар по Сирии в ответ на химическую атаку на прошлой неделе. Обама объяснил необходимость вмешательства в сирийский кризис не гуманитарными целями, а следованием интересам национальной безопасности США. Он сослался на опасность химического оружия для ближневосточных союзников США - Израиля, Турции и Иордании, а также американских баз в регионе, заявив, что национальные интересы могут оказаться в зоне риска, если оружие Сирии попадет не в те руки. Как утверждают мировые СМИ, несмотря на отсутствие пока окончательного решения, вопрос лишь в сроках военных действий.  В связи с этим Vласть публикует аналитическое исследование старшего аналитика АИРИ Мурата Абулгазина, сохранив авторскую интонацию текста.  В первой части вы прочтете про исторические, религиозные и геополитические обстоятельства становления Сирии. 

У каждого культурного человека есть две родины – своя и Сирия»

Французский археолог Андре Парро (1901-80г.г.)

С марта 2011 года и по сей день в Сирии идет вооруженное противостояние между властями и радикальной оппозицией, которое за прошедшее время фактически переросло в гражданскую войну, серьезно расшатало правящий режим, подорвало экономику страны и привело к массовым жертвам мирного населения.

Изначально конфликт представлял столкновение интересов правящего меньшинства в лице так называемой этно-конфессиональной группы алавитов и большинства населения страны в лице суннитских и других политических групп. Вообще же этнический состав Сирии представлен арабами (90%), курдами (9%), туркменами, ассирийцами и черкесами, а конфессиональный – мусульманами (86%) и христианами (10%). Определяющими для политической жизни страны, как и многих стран Ближнего Востока, является конфессиональная принадлежность, которая, в свою очередь, разделяется на течения и группы. В частности, среди мусульман 82 % суннитов, 10-12% алавитов, остальные - исмаилиты, шииты и друзы. Христиане имеют девять различных общин, из которых 50% - православные и 18% - католики.

Внутрисирийский конфликт крайне обострил и без того сложную военно-политическую обстановку на Ближнем Востоке, постепенно вовлекая в свою орбиту новых участников и угрожая перерасти в полномасштабную региональную войну. Анализ складывающейся в настоящее время политической ситуации вокруг Сирии говорит об ее прямых причинно-следственных связях с огромным узлом исторически сложившихся и вновь возникших противоречий, которые лежат в разных плоскостях общественных отношений и обострились в результате столкновения интересов региональных и глобальных игроков. В частности, в сирийских событиях на лицо разные по видам, масштабам, субъектам и объектам проявления противоречий, но взаимосвязанных единой историей и территорией:

- внутренние и внешние противоречия;

- противоречия внутренних, региональных и глобальных игроков;

- политические, экономические, этнические, конфессиональные противоречия.

Возникший и разгорающийся сирийский конфликт имеет и сложную структуру, где помимо разномастных субъектов и неоднозначных объектов, разных предметов раздора и целей участников, глубоких причин и разнообразных поводов, расширяющегося масштаба и разных целей участников, есть такой элемент, как исторические обстоятельства, которые позволяют связать воедино происходящие процессы и увидеть полную картину происходящего.

Так, в основе возникновения многочисленных конфликтных ситуаций в Сирии виден 4-тысячелетний пласт истории самого сложного и самого противоречивого субрегиона мира – Ближнего Востока, наполненного вечными столкновениями цивилизаций Запада и Востока, сплетениями древних культур и религий разных народов, беспощадными войнами больших империй и малых государств. Сирия с ее древнейшими городами находиться в самом центре Ближнего Востока, и вся ее история неразрывна от судеб соседних стран – Ираком, Египтом, Ливаном, Иорданией, Израилем, Турцией и другими, с территориями которых она не раз составляла единое государственное образование, перемешиваясь этническими и конфессиональными группами и традициями.

В частности, до н.э. сирийская земля находилась во власти легендарных семитских государств Эбла и Аккада, а также древних народов хеттов, египтян, ассирийцев, вавилонцев, персов, македонцев, армян, римлян и других. В I веке новой эры на землях между Дамаском и Амманом проживало христианское арабское племя гассанов, а уже в 661 году Дамаск стал столицей Арабского халифата и с того времени ислам закрепился в регионе. С XII века территорию Сирии попеременно завоевывают крестоносцы, мамлюки и тюрки.

В 1517 году Сирия на 400 лет вошла в состав Османской империи, что наложили существенный отпечаток на судьбе, психологии и обычаях порабощенных народов Ближнего Востока – курдов, арабов, персов, армян, грузин, евреев. Наибольшим унижениям со стороны турков, являющихся мусульманами-суннитами, подверглись последователи традиционного шиизма и их этно-конфессиональные ответвления - исмаилиты, друзы и алавиты. В связи с неоднозначностью и неопределенностью религиозного и этнического статусов более всего страдали алавиты (алауиты), известные еще как нусайриты, которых считают представителями секты, исповедующей смесь крайних направлений шиизма, элементов христианства и нетрадиционных верований (зороастризм, манихейство, гностицизм, астральные культы). По другой гипотезе, алавиты являются потомками армян Киликийского царства. В любом случае ритуалы алавитской веры не известны и письменных источников не существует, поэтому их называют мормонами и даже масонами Ближнего Востока. Мало того, суннитские историки считают, что в начале 2-го тысячелетия алавиты скомпрометировали себя сотрудничеством с крестоносцами и мамлюками.

Турки умело сеяли и использовали вражду между малыми народами для поддержания своей власти, что сохраняется до сих пор в политике современной Турции. Однако, более эффективно политику «разделяй и властвуй» на Ближнем и Среднем Востоке использовали страны Европы и Россия, которые в 18 веке вступили в борьбу за контроль над торговыми путями и колониями шатающейся Османской империи. Не удивительно, что в этих условиях лидеры национальных и религиозных меньшинств всегда искали и находили контакты и поддержку за пределами империи со стороны других государств. Известно, что в 18 веке алавитские шейхи оказывали помощь русским войскам во время военной кампании против Турции, когда другие ориентировались на Британию и Францию.

В конце XIX века в мире наступает нефтяная эра и на Ближнем Востоке резко активизировались европейские державы, что привело к Первой мировой войне и распаду Османской империи. В результате секретного британско-французского соглашения «Сайкса-Пико» от 1916 года были определены прообразы будущих национальных государств на территории империи. С этого времени начинается новая история Ближнего Востока, пронизанная геополитическими манипуляциями Запада для свержения неугодных правителей, создания нужных режимов и перекройке современной карты субрегиона. Здесь же наблюдается подъем борьбы народов Ближнего и Среднего Востока за национальную независимость.

Так, весной 1920 года Съезд арабских вождей в Дамаске провозгласил независимость и союз Арабских королевств Сирии и Ирака с перспективой создания Единого арабского государства, но Франция и Британия нарушили их планы военным вмешательством и политическими интригами. На месте ликвидированного Сирийского королевства французы в течение 2 лет образовали Автономию алавитов, христианский Великий Ливан, Государство Дамаск, Государство Алеппо, Государство Джабаль аль-Друз и Санджак Александретта. Уже по итогам Лозанского мирного договора от 1923 года субрегион вновь был переформатирован искусственными границами на новые территории - Сирия и Ливан, Палестина, Трансиордания и Египет. Разделение некогда единых регионов и народов определялось необходимостью эффективного управления территориями и удобствами транспортировки нефти. Что касается автономия алавитов, то она была преобразована в самостоятельное Государство алавитов (с 1930 года Санджак Латакия) в качестве благодарности за их помощь в подавлении суннитского освободительного движения.

Надо признать, что за несколько тысяч лет «ближневосточный котел» буквально «переварил» народы, культуры и религии субрегиона, стерев их былые грани различия и сформировав его население в уникальные этно-конфессиональные группы, что, в итоге, привело к возникновению некой «гремучей смеси», которая регулярно вспыхивает от малейшей «искры». Расчленение некогда единых территорий и разделение границами единых народов окончательно запутало и осложнило политический, этнический и религиозный расклады на Ближнем Востоке, что стало миной замедленного действия для будущих поколений населения субрегиона.

В 1936 году при прямом участии суннитских лидеров Государство алавитов было присоединено к Сирии вопреки протестам его алавитских шейхов, после чего последние неожиданно обнародовали воззвание о принадлежности своей веры к исламу и начали адаптироваться к новому условиям путем организации обучения членов общины исламским канонам и получения шиитского образования.

После окончания Второй мировой войны наблюдается подъем национально-освободительного движения на Ближнем Востоке, где страны региона получают независимость, а под лозунгом панарабизма укрепляется их солидарность перед лицом внешней угрозы и подчиняются национальные и религиозные меньшинства. Обретение независимости Сирией в 1946 году вызвало активизацию местных алавитов в политической жизни страны, их стремление занимать высокие посты на военной или государственной службе. При этом они сохраняли родоплеменную корпоративность, продвигаясь по карьерной лестнице и усиливая свое влияния взаимной поддержкой Парадоксально, что именно алавиты являются идеологами и организаторами Партии арабского социалистического возрождения (ПАСВ или БААС), в деятельность которой эффективно сочетались доктрины панарабизма, социализма и секуляризма. Но этот политический институт они использовали как прикрытие для создания своих позиций в вооруженных силах и государственном аппарате страны, а также ослабления роли ислама в обществе. В год образования партии ее членом стал юный Хафез Асад, будущий президент Сирии.

В 1956 года официальные Дамаск, Каир и Эр-Рияд заключили договор о коллективной безопасности против возможной израильской агрессии, а в 1958 году Сирия и Египет даже объединились в одно государство – Объединенную Республику Египет (ОАР). В это время Хафез Асад служил командиром эскадрильи ВВС и не скрывал негативного отношения к союзу с Египтом, за что вскоре был уволен.

В течение 50-х годов США и Великобритания предпринимали неоднократные попытки дестабилизировать обстановку в регионе путем вторжение в Египет или покушения на признанного арабского лидера Насера. Тогда же провалилась две попытки британской МИ-6 и американского ЦРУ осуществить переворот в Дамаске путем инициирования недовольства населения и массовых беспорядков в стране. Тем не менее, спецслужбы США и Великобритании не успокоились, и привели в действие политический план по расколу арабского мира и в 1961 году распался политический союз ключевых игроков субрегиона - ОАР. К началу 60-х годов арабы были разделены на два лагеря - светские режимы Египта, Сирии, Ливии, Ирака и прозападные монархии Саудовской Аравии, Иордании, Кувейта, Бахрейна и Катара.

В начале 60-х годов партия БААС, армия, спецслужбы и полиция были уже наводнены алавитами, которые под руководством Хафеза Асада смогли осуществить государственные перевороты в 1963, 1966 и 1970 г.г. и в итоге узурпировать власть в стране. И каждый раз будущий лидер страны «зачищал» ПАСВ, ВС и госструктуры от суннитов и потенциальных противников из числа вчерашних союзников - друзов и исмаилитов. В частности, с 1964 году в стране запрещена деятельность суннитской организации «Братьев-мусульман», пытавшихся еще после госпереворота 1963 года не допустить усилению алавитов. Случилось невероятное – алавитское меньшинство подчинило суннитское большинство и другие конфессиональные группы.

К примеру, региональное Командование партии БААС – ключевой центр принятии решений в период 1966-1970 годов не имело ни одного представителя суннитских районов Дамаска, Алеппо и Хамы, а выходцы из Латакии составляли 63% его членов. Предпочтение к назначениям отдавалось родственникам и друзьям. В частности, пять родных братьев Х. Асада занимали руководящие должности в армии, партии и госорганах. В то же время, существовал теневой «Высший алавитских совет», принимавший решения по важным вопросам развития страны и жестко контролировавший не только силовые и политические структуры, но и всю экономику.

Избрание Хафеза Асада в 1971 году президентом Сирии вызвало бурю негодования суннитского большинства в связи с тем, что по конституции президентом страны может быть только мусульманин. В этой связи, в июле 1973 году алавитская верхушка во главе с Хафезом Асадом очередной раз продемонстрировали свою гибкость, инициировав официальное признание алавитов мусульманами шиитского течения и сближение общины с шиитами. Естественно, этот акт носил политический характер и фактически не признавался ортодоксами ислама, но иранская революция способствовала проведению религиозной реформы внутри алавитской общины и укреплению связи с основными центрами шиизма.

За три десятилетия пребывания во власти Х.Асад сумел последовательной внутренней и внешней политикой добиться политической стабильности в Сирии и поднять ее роль на Ближнем Востоке. Однако внутри общества сохранялось и накапливалось недовольство его авторитарными методами управления, гегемонией и привилегированным положением алавитов, махровым трайбализмом и ушемлением прав суннитского большинства. К примеру, со времени его правления стало традиционным, что алавитское меньшинство представляет 90% высшего командного состава армии и спецслужб, что сохраняется до сих пор. В этой связи, серьезную проверку на прочность режим получил после ввода в 1976 году сирийских войск в охваченный религиозной войной Ливан, когда «Братья-мусульмане» начали вооруженное восстание и террористические атаки против власти, которые были подавлены только в 1982 году.

В целом, сложность положения алавитов была заметна и во внешнеполитических маневрах Х.Асада, менявшего союзников в ливанских событиях или поддержавшего Иран в войне с арабским Ираком. Проблемы правления Хафеза Асада перешли к его сыну Башару, вступившему в должность в 2000 году, несмотря на укрепившийся международный авторитет Сирии в противостоянии с США и Израилем, а также некоторые послабления режима в стране и кадровую чистку госаппарата...

В ближайшее время Vласть опубликует вторую часть аналитической статьи.

Свежее из этой рубрики