• 5603
СИРИЯ - мировой Рубикон: Часть 2 «Геополитика конфликта»

Vласть публикует вторую часть аналитического исследования старшего аналитика АИРИ, Мурата Абулгазина о сирийской проблеме и возможной интервенции США. Первую часть читайте - здесь

Придут тяжелые времена, люди разделятся по признаку веры. Меня спрашивают: «Скоро ли придет это время?» - …не скоро. Еще Сирия не пала!

Из предсказания Ванги. 1994 г.

К 2010-2011 г.г. в Сирии обострились социально-экономические проблемы, которые рассматривались суннитской оппозицией как результат коррупции, бесхозяйственности и расхищения финансовых, материальных и сырьевых ресурсов. Однако эксперты-экономисты указывают, что их начало берет с либеральных экономических реформ в стране в середине 2000-х г.г., когда Правительство пошло навстречу рекомендациям Запада и запустило в экономику наработанную схему действия иностранного капитала, разрушившего некогда процветающее сельское хозяйство и развратившего государственное чиновничество.

После этого и начали возникать очаги недовольства крестьян, которые традиционно были суннитами. А в период с 2006 по 2011 годы около 60 % земель испытали небывалую засуху, которая привела к гибели 75% урожая и 85% поголовья скота. По официальным данным ООН и Красного Креста, в 2009 году в результате засухи потеряли средства к существованию 800 тысяч человек, а в 2010 году на грани голода оказался миллион человек, что привело к массовой миграции сельского населения в город. Только в город Алеппо в 2011 году переселились 200 тысяч человек, который и без того заполнен иракскими беженцами. Рост численности городского населения увеличил критическую массу и создал избыточную напряженность, которой не хватало только искры.

В январе 2011 года состоялись первые мирные акции с экономическими требованиями, которые к середине марта приобрели массовый и политический характер. Вскоре протесты в городах Деръа, Дума, Банияс, Хама, Хомс, Алеппо, Талкалах, Идлиб, Растан, Джиср-эш-Шугур, Дейр-эз-Зор, Забадани и Латакия переросли в полномасштабное восстание с требованиями отставки президента Башара аль-Асада и его правительства. В ответ сирийское правительство применило армейские части, боевую технику и экономическую блокаду населенных пунктов для подавления восставших. Начавшееся вооруженное противостояние к середине лета распространилось по всей стране, напрямую угрожая режиму, после чего в армии Сирии начались дезертирства солдат и офицеров, которые стали формировать с восставшими боевые отряды. К концу 2011 года они объединились в Свободную Сирийскую армию.

В этих условиях в начале конфликта Башар Асад пошел отмену чрезвычайного положения, расширение гражданских и политических прав курдов и женщин для стабилизации обстановки, но все было тщетно – антиправительственные выступления не прекращались, а охватывали все больше городов и сел, расширяя базу протестующих. Однако важнее было то, что конфликт в Сирии начался одновременно с событиями так называемой «Арабской весны» в странах Магриба и Ближнего Востока – Тунисе, Ливии, Египте, Бахрейне и Йемене, где также у руля власти находились авторитарные правители, общество нуждалась в демократических реформах, а политические элиты стремились к смене власти. Вместе с тем, сразу обращает на себя внимание факт того, что недовольства общественности или конфликты элит всегда имели место в Северной Африке и на Ближнем Востоке, в том числе в Сирии и с попытками влияния и вмешательств извне, но произошли восстания или революции только сейчас.

Большинство западных СМИ, как один, увидели причину и виновников драматических событий в социальных сетях Фейсбук и Твиттер, а точнее их эффективное и пагубное влияние на разные слои современного общества, называемые «сетевыми войнами». К примеру, за месяц до начала волнений в Сирии в Фейсбуке появились призывы к проведению «Дня гнева» в городах страны против президента Башара Асада. Как по команде, на Сирию сразу обрушилось международное давление с требованиями прекратить кровопролитие и отставки главы государства. В мае Госдеп ввел санкции против Башара Асада и его сподвижников, а через несколько дней это сделал Евросоюз, наложив им запрет на посещение Европы и заморозив их активы. А уже в октябре спецслужбы Турции сформировали Свободную сирийскую армию и оппозиционный Национальный совет с дислокацией в Стамбуле. Под их знаменами вошли радикальные исламисты, близкие в Аль-Каиде – «Джабат Аль Нусра» и «Ахрар Аль Шам», а также ряд спешно сформированных оппозиционных организаций, которые стали наполняться выходцами из далеких сельских районов Сирии. В ноябре Лига арабских государств (ЛАГ) приостановила членство Дамаска в организации и также ввела в отношении нее экономические санкции.

К началу 2012 года в Сирию с территории Турции и других соседних стран фактически легально вторглись десятки организованных террористических групп, состоящих из граждан разных стран. В частности, СМИ сообщают, что в настоящее время активное участие в боевых действиях в Сирии уже принимают участие несколько сотен добровольцев из Австралии, Франции, Великобритании и США, а также около 6 тысяч человек из Египта, Туниса и Ливии. Есть исламские наемники из России и Центральной Азии. Кроме того, в Сирии обнаруживались и даже задерживались группы спецназа из Турции, Катара и Великобритании.

События в Сирии в первый год во многом повторяли сценарий свержения Каддафи в Ливии, где под мощнейшим информационным прессом была создана «пятая колонна» из числа недовольных политических групп и начата прямая финансовая, материальная и военная поддержка извне, что и привело к быстрому падению режима. Однако благодаря политической, военной и экономической поддержке Ирана, России, Ирака и ливанского движения «Хезболла» «блицкриг» повстанцев не удался и правление Б. Асада устояло. Кроме того, сами правительственные войска Сирии приобрели огромный опыт борьбы с боевиками и пользуются поддержкой населения, наглядно убедившегося на ливийском и уже личном опыте в мрачных перспективах власти исламистов. К весне 2013 года в противостоянии наступил перелом в пользу правительственных войск.

Тем временем конфликт затянулся, и свержение Б.Асада уже становится невозможным без открытого военного вмешательства извне. Мало того, конфликт уже приобрел международный характер, куда постепенно втягиваются новые внешние игроки, формируя вокруг Сирии противоборствующие лагеря – ее противников и союзников, а значит и предпосылки к полноценной региональной войне. Об этом свидетельствует раскрывающиеся в событиях их роли, цели и задачи. Причины геополитические - так как слишком важно место занимает Сирия на Ближнем Востоке, слишком много внешних игроков заинтересованно в Дамаске и слишком большие средства вложены в «сирийский» и «ближневосточный» проекты.

Так, в этом явном геополитическом противостоянии среди противников режима Б. Асада отчетливо просматриваются организаторы, исполнители и пособники егосвержения, своевременно использовавших в своих целях внутренний конфликт между суннитами и алавитами в Сирии:

- Катар считается одним организаторов и даже руководителем всех событий «арабской весны», в т.ч. в Сирии, но после провала «блицкрига» в отношении Б.Асада управление передано Саудовской Аравии, с чем и связывают смену эмира.

Официальная Доха оказывает прямую финансовую, материальную, военную и информационную поддержку повстанцам. Как и в других события «арабской весны» Катар эффективно использовал новые технологии воздействия на массы через соцсети Интернета. В качестве его инструмента и рупора выступала популярная международная телерадиокомпания «Аль-Джазира».

Являясь третьим источником газа и крупнейшим экспортером СПГ, Катар давно вынашивает грандиозный план прокладки кратчайшего трубопроводного маршрута в Европу по территорию Саудовской Аравии, Турции и Сирии и дальше через Средиземное море. По этому вопросу эмир обращалась к Б.Асаду, который предпочел в конце 2010 года подписать договор с Ираном и Ираком о сооружении газопровода с месторождения «Южный парс» с ветками на Ливан и Европу через Турцию. В этой связи, по данным СМИ, Катар запланировал полное уничтожение инфраструктуры Сирии, чтобы реализовать свой проект.

Особенно важен будет этот маршрут при антииранской военной кампании и блокирования Ормузского пролива. Эксперты считают, что в случае затяжной войны в Персидском заливе вся экономика «нефтегазового карлика» Катара остановится, т.к. поставки углеводородов на экспорт осуществляются по морю, а на газо- и нефтедобычу приходится, соответственно, 32% и 28% ВВП страны.

- Саудовская Аравия является одним из организаторов «арабских событий», а с 2013 года взяла на себя управление антисирийской коалицией в связи с переходом конфликта в Сирии в затяжную форму.

Саудовская Аравия осуществляет прямую финансовую, материальную, военную и идеологическую поддержку повстанцам. По договоренности с США и опираясь на Катар, Кувейт, ОАЭ, Бахрейн, Эр-Рияд стремиться усилить свою роль в арабском и мусульманском сообществах путем создания «Великого суннитского (ваххабитского) союза» и включения в него другие арабские страны. Кроме того, сауды пытаются существенно снизить идеологическое, политическое и энергетическое влияние шиитского Ирана и его сателлитов в регионе и мире путем уничтожения режима Асада, как стратегического союзника и связующее звено между шиитами Ирана, Ирака и ливанского «Хезболлы»;

- Турция, как один из организаторов, открыто создает условия для подготовки и проникновения повстанческих групп в Сирию, забрасывает спецназ на ее территорию и выполняет провокационные военные акции.

Страна является стратегическим партнером США и действует в фарватере их политики, что используется правительством Эрдогана для усиления ее роли в регионе и укрепления внутреннюю безопасности. В частности, болевой точкой Анкары является курдское население, чем эффективно манипулирует Вашингтон. Помимо нескольких миллионов курдов в стране проживает от 15 до 25 миллионов алевитов – родственников алавитов, в связи с чем, турки заинтересованы в подавлении потенциальной угрозы, в т.ч. путем уничтожения режима Б.Асада.

Кроме того, Турция, как наследница Османской империи, использует благоприятный момент для восстановления былого величия и влияния над арабскими странами, в том числе территорией Сирии, а также на Среднем Востоке, где доминирует Иран. В преддверии возможной военной операции Анкара предоставила свою территорию для размещения зенитно-ракетных комплексов НАТО «Пэтриот»;

- Евросоюз в полной мере можно причислить к организаторам, т.к. он оказывает финансовую, военно-техническую, разведывательную и информационную поддержку повстанцам.

Брюссель стремиться к расширению доступа к углеводородам стран Магриба и Ближнего Восток, что хорошо продемонстрировало участие европейских государств в военной кампании по свержению режима Каддафи. В событиях по свержению Б.Асада Евросоюз планирует получать огромные объемы газа из Катара по трубопроводу по территории Саудовской Аравии, Турции и Сирии, что существенно снизит энергетическую зависимость ЕС от России. Кроме того, ЕС стремиться получить в перспективе доступ к углеводородам Ирана, в связи с чем Брюссель также заинтересован в подрыве независимости Тегерана;

- Иордания, как пособник и исполнитель, предоставляет свою территорию для базирования сирийских «братьев-мусульман» и подготовки боевиков с последующей заброской в Сирию, в чем участвуют как сами иорданцы, так и спецслужбы Саудовской Аравии и Пакистана. Кроме того, с территории страны в Сирию выходит второй по значимости канал контрабандных поставок оружия.

До конца 2012 года Амман занимал сдержанную позицию по вопросам арабских и международных санкций в отношении Сирии и выступал против иностранного вмешательства в связи с возможностью негативных последствий для себя. Однако, находясь в военно-техническом партнерстве с Западом и финансовой зависимости от Саудовской Аравии, Иордания постепенно втягивается ими в антисирийскую коалицию и рассматривается в качестве плацдарма для проведения военной операции против Сирии.

Подтверждением этого является факт проведения в июне 2013 года 2-недельных антитеррористических маневров с участием более 15 тысяч солдат из 18 стран мира - США, Англия, Франция, Турция, Катар, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн, Канада, Чехия, Ливан, Пакистан, Польша, Йемен и Иордания. По сообщениям СМИ, сейчас на севере страны близ границы с Сирией сосредотачиваются военные силы антисирийской коалиции.

- Израиль, как пособник и исполнитель, регулярно осуществляет военную разведку в отношении Сирии, забрасывает на его территорию спецназ, проводит усиленную подготовку своей армии и предоставляет территорию для дислокации технических и спецподразделений США.

Несмотря на давние противоречия, Израиль в последние годы имел рабочие контакты с Сирией и противился свержению Б.Асада, т.к. отпугивала перспектива появления в соседней стране суннитского правительства «братьев-мусульман». Лишь из-за давления США и усиления иранского влияния в регионе Тель-Авив изменил позицию, тем более, что он заинтересован в нейтрализации союзников Ирана и безопасности своих тылов при возможной войне с ним. Эксперты считают, что при антиасадовской операции израильские военные не будут входить в Сирию, а могут быть использованы для нейтрализации боевиков «Хезболла».

- Бахрейн, Эмираты, Оман, Кувейт, Ливан и Йемен, где имеются шиитские группы населения, занимают антисирийскую позицию в связи с заинтересованностью в подрыве геополитического, энергетического и идеологического влияния Ирана и его союзников в регионе и мире;

- умеренная и радикальная оппозиция Сирии, как субъекты международного конфликта, играют роли исполнителей планов Саудовской Аравии и Катара.

На другой стороне интернационального конфликта вокруг Сирии также есть организаторы, пособники и сторонники защиты режима, каждый из которых имеют свои цели:

- Иран, как главный организатор финансовой, материальной, военной, политической и идеологической поддержки режиму, рассматривает его в качестве ключевого, «тылового» союзника в арабском мире и на Ближнем Востоке, позволяющего сохранять укреплять геополитическое, идеологическое и энергетическое влияние шиитов. Тегеран хорошо осознает, что свержение режима Б.Асада приведет и к ликвидации ливанской «Хезболлы», а это создаст стратегические условия Израилю и США для нападения на него;

- Россия, как организатор политической, экономической и военной поддержки режиму, рассматривает его как последнего союзника в арабском мире после распада СССР и ослабления традиционных связей в Ливии в результате «арабской весны». Кроме того, падение власти Б.Асада приведет к реализации Дохой крупного проекта транспортировки трубопроводного газа из Катара в страны ЕС, который просто «разрушит» смысл российского «Южного потока» и уменьшит значение «Северного потока» в Европе, что нанесет уже непоправимый урон энергетическим и геополитическим интересам Москвы. При этом, тот же Катар готовит к вводу в строй в 2014-2106 г.г. огромную инфраструктуру с десятками терминалов по всей Европе для увеличения поставок сжиженного газа.

- Движение Хезболла в Ливане также является одним из организаторов противодействия суннитской агрессии на режим Б.Асада. Является важным союзником Дамаска и Тегерана на Ближнем Востоке. Стремится создать в Ливане исламское государство по образцу Ирана. Играет важную роль в борьбе арабов и шиитов Ирана с Израилем;

- Ирак, как пособник в деле защиты режима Б.Асаду, оказывает ему политическую и экономическую поддержку благодаря шиитскому руководству правительства страны. Багдад заинтересован в снижении влияния суннитов в стране и арабском мире, развитии отношений с прошиитскими государствами и независимой от Запада нефтегазовой политики.

В конфликте вокруг Сирии и других стран арабского мира просматривается его главный субъект в роли вдохновителя - США, о чем свидетельствуют сами события и их последствия, которые четко вписываются в разработанный Вашингтоном в начале 2000-х годов внешнеполитический проект «Большого Ближнего Востока» (ББВ). В частности, он предусматривает переформатирования геополитического пространства от стран Магриба до Афганистана с целью устранения на нем крупных игроков и получения контроля над энергетическими ресурсами и маршрутами их транспортировки. Для чего проводится фрагментация территорий суверенных государств в рамках пресловутой политики «разделяй и властвуй» с использованием любых оппозиционно настроенных к властям сил.

Тогда же Джордж Буш-младший объявил Китай «стратегическим соперником и потенциальным врагом Америки», но, с его слов, «события 11 сентября» заставляют скорректировать внешних усилий на борьбу с международным терроризмом. С этого времени этот вектор внешней политики направляется на страны и регионы добычи и возможной транспортировки энергоресурсов. За прошедшее время объектами внимания США и их союзников становились страны, где более или менее стабильно работала экономика, практически отсутствовал терроризм, но после их политического или военного вмешательства под различными предлогами нарушалась вся государственная инфраструктура и начинались радикальные процессы. Его первыми жертвами стали самые уязвимые страны - Афганистан в 2001 году и Ирак в 2003 году, которые уже находятся в стадии распада.

В первом десятилетии китайские компании успешно закрепились в Северной и Центральной Африке, на Ближнем и Среднем Востоке, откуда в КНР поступало около 90% импорта энергоносителей. В 2009 году рост Китая побудил американцев предложить ему хитромудрый проект экономического партнерства, но получили отказ, и с весны 2010 года Вашингтон официально начал реализацию новой стратегии «сдерживания Китая». Указанное пространство стала накрывать волна массовых беспорядков, террора и революций, под натиском которых пал ливийский режим, который поставлял в Китай до 13% всей необходимой ему нефти, разделился Судан и сменился режим в Мали, где китайцы имели новые перспективные проекты.

Можно констатировать, что с событий в арабских странах Вашингтон начал поэтапную реализацию долговременной геополитической операции по ограничению источников и маршрутов поставок энергоресурсов в Китай путем создания и постепенного расширения на Восток пространства нестабильности или «управляемого хаоса» в регионах мировой нефтегазодобычи и географической близости от китайской территории. В этом плане Сирия оказалась промежуточным препятствием к подготовке и проведению военной кампании против Ирана, крупнейшего производителя углеводородов и главного нефтяного донора КНР.

Опубликованное 10 августа т.г. в мировых СМИ беспокойство бывшего директора ЦРУ Майкла Морелла за возможные тяжелые последствия для Ближнего Востока и США от падения режима Башара Асада и попадания всевозможного вооружения в руки исламских радикалов свидетельствует о возможной подготовке мировой общественности к военной кампании против Сирии.

А утром 19 марта, в районе Хан аль-Асаль, расположенном в сирийской провинции Алеппо, был зафиксирован случай применения химического оружия, в результате которого погибло 26 и ранено около90 человек. Сразу же, без выяснения обстоятельств, в адрес правительства Б. Асада посыпались обвинения Запада, после чего в Средиземное море начали стягиваться военные корабли и самолеты США и их союзников…

Свежее из этой рубрики
Просматриваемые