• 3182
Недавно Казахстан избрали в Совет ООН по правам человека. Официальный Казахстан заявляет об этом как о своем прогрессе, правозащитники считают это регрессом ООН. Это - отвечая на вопрос: «За что нам это?». Теперь пора подумать: «Для чего нам это?»

 

Татьяна Чернобиль, независимый консультант по международному праву в области прав человека, специально для Vласти

 

Недавно Казахстан избрали в Совет ООН по правам человека. Официальный Казахстан заявляет об этом как о своем прогрессе, правозащитники считают это регрессом ООН. Это - отвечая на вопрос: «За что нам это?». Теперь пора подумать: «Для чего нам это?»

 

Совет по правам человека – вспомогательный орган Генеральной Ассамблеи ООН. Единственный в ООН избираемый орган по правам человека такого уровня. Проводит Универсальные периодические обзоры положения с правами человека в странах-членах ООН. Был создан в 2006 году взамен ранее существовавшей Комиссии по правам человека.

 

Основной причиной, послужившей реформированию Комиссии (1946-2006), было несоответствие ее своему назначению, а именно - защита и продвижение прав человека, - при  недопустимом дисбалансе в пользу суверенитета государств. Комиссию обвиняли в чрезмерной политизированности, забюрокраченности и низкой эффективности. Не способствовало репутации Комиссии и то, что в ее состав входили такие отъявленные государства-нарушители прав человека тогда, как Судан, Зимбабве, Саудовская Аравия. Соединенные Штаты Америки, возмущенные перекосом обсуждений в Комиссии «на тему Израильско-Палестинского конфликта» в ущерб реагированию на ситуацию в других регионах, в состав нового Совета ООН по правам человека решили не вступать. При Президенте Обаме, однако,  это решение было пересмотрено, и в 2009 году США вошли в Совет по правам человека.

 

Есть ли заслуга Казахстан в том, что именно нас выбрали в Совет? Не думаю. Судите сами. Во-первых, Казахстан был избран в Совет на основании собственного запроса. Никто нас туда не номинировал. Кроме того, на  пять мест из нашего Азиатско-Тихоокеанского региона, претендовали пять же кандидатов, поэтому не быть избранным Казахстану просто не грозило. Кстати, за всю, пусть и непродолжительную, историю Совета еще не было случая, чтобы страна-кандидат, баллотирующаяся на место в Совете в отсутствие иных претендентов, в Совет бы не прошла. Беларуси, Азербайджану, Шри-Ланке и Ирану не удалось в разное время пройти в Совет только из-за сложившейся в их региональных группах количественной конкуренции, в результате которой в Совет попали их более достойные с точки зрения прав человека конкуренты.

 

Кроме Казахстана, от Азиатско-Тихоокеанского региона номинировались и были избраны Пакистан, ОАЭ, Южная Корея и Япония. Из них Freedom House, например, не рекомендовал к избранию ОАЭ, Казахстан и Пакистан.

 

Казахстан, при необходимых 97 голосах, набрал 183 из 193 голосов. Опять же, говорит ли это об исключительных заслугах Казахстана в области прав человека? Вряд ли. Для сравнения, наибольшее количество голосов (187) в своей региональной группе получил Габон. Что мы знаем о Габоне? В стране с населением около полутора миллионов человек до сих пор практикуются ритуальные убийства, преследуются политические оппоненты власти, распространены пытки и насильственные исчезновения. Габон, кстати, тоже, по мнению правозащитников, не достоин членства в Совете ООН по правам человека. И что? Все это не помешало стране быть избранной с наивысшим по региону количеством голосов.

 

К сожалению, от того, что в нашем, Азиатско-Тихоокеанском, регионе стран с неблагополучным рейтингом по правам человека больше, чем «положительно характеризующихся» стран, шансы первых оказаться в составе Совета ООН по правам человека гораздо выше шансов последних. Так, в нашей пятерке лишь Южная Корея и Япония считаются «свободными» странами. Согласно UN Watch, женевской неправительственной организации, Пакистан, например, «не соответствует минимальным стандартам свободной демократии», критика власти в прессе там преследуется, а интернет подвержен цензуре. Казахстан просто называют «классическим примером страны с авторитарным режимом правления». Больше всего, пожалуй, критики досталось Венесуэле. «За последнее время венесуэльские власти закрыли 34 радиостанции, еще двумстам пригрозили закрытием, судебная власть подчинена исполнительной, недавно Верховный суд открыто заявил о своей преданности Президенту, а не Конституции», - цитирует опального венесуэльского журналиста американская Ворлд Трибьюн, с горечью отмечая, что при этом ни ЕС, ни Европа не воспротивились избранию Венесуэлы в Совет ООН.

 

Чем выгодно казахстанцам членство нашей страны в Совете ООН по правам человека? Членство в Совете – это ответственность для государства и новые возможности для гражданского общества. Дело в том, что, вступая в Совет, страна заявляет, что обязуется «поддерживать самые высокие стандарты в области поощрения и защиты прав человека». В июне этого года, Казахстан направил в Генеральную ассамблею свои «добровольные обещания и обязательства в области поощрения и защиты прав человека», заявив, что «защита и поощрение прав человека — важнейшие приоритетные задачи внутригосударственной политики Казахстана».

 

В случае своего избрания Казахстан пообещал способствовать поддержанию и совершенствованию работы Совета ООН, предусмотрительно, однако, обойдя обещания по правам человека у себя в стране. В этой связи Amnesty International, крупнейшая правозащитная организация в мире, призвала Казахстан на национальном уровне «отменить смертную казнь, учредить эффективный механизм предотвращения пыток, привести национальные институты прав человека в соответствие Парижским принципам, обеспечить широкое и эффективное участие общественности в процессе принятия государственных решений, а также в своем стремлении к национальной и региональной безопасности и борьбе с терроризмом не забывать об обязательствах в области прав человека». Этот список можно продолжить. Нужно не забывать напоминать нашему правительству об ответственности, налагаемой членством в Совете ООН по правам человека, не только перед другими странами, но, прежде всего, перед собственными гражданами. У нас впереди 3 года, как минимум, активной работы. 

Свежее из этой рубрики
Просматриваемые