• 702

Ибрагим Ибатулин, участник проекта

Вот и состоялось мое первое занятия на казахском языке в местной школе. В аудитории поставили только парты и стулья, а также была тяжёлая доска, которую мы зафиксировали на парте. На занятие пришло только четыре ученика, из которых двое были новенькими — я снова импровизировал. Мы рассмотрели формулы сокращенного умножения и их применения для вычислений. Я пытался все время говорить на казахском, за исключением тех случаев, когда ученикам объяснял свое отношение к этим занятиям, чтобы показать искренность своих намерений.

Моя речь на казахском звучала скомканной, прерывистой, потому что я подбирал слова. Даже фраза «Записали?» звучала у меня на занятии во всевозможных вариантах, потому что, сказав неправильно, на следующий раз старался сказать правильно, и потом снова говорил как-то не так. Что удивительно, особых проблем с окончанием времен не было. Почти все говорил либо в очевидном прошедшем времени, либо в переходном настоящем времени. После обеда стал готовиться к следующим занятиям.

17.07

В этот день на занятии уже было 8 учеников. Учебному процессу мешало не только не желание учащихся самостоятельно ознакомиться с материалом занятий, на которых они не были, но и систематические опоздания. Эта картина стала особо остро ощущаться в связи с увеличением числа учащихся. Я сделал предупреждения, однако я понимал, что у меня нет авторитета в их глазах, и учащиеся знают, что эти занятия временные, только до 30 июля. И даже то, что занятия были полностью для учеников бесплатными не помогало. Поэтому я решил с помощью своих первых учеников в ауле Абайбека и Еркіна доказать пользу от моих занятий. Естественно, когда я показал им третий уровень по своей методики разложения квадратичных выражений, то был всплеск интереса и почти все захотели попробовать. Поэтому было решено устроить соревнование с вознаграждением. Однако поскольку Абайбек и Еркін имели больше опыта, то я им предложил составлять квадратичные выражения, а остальные должны были на скорость разложить их на множители. Ажиотаж был высоким, у доски толкалось несколько человек сразу. В такие моменты я переходил на русский. Я добился того, что учащиеся не могли усидеть на месте от желания показать решение, но понял, что в стрессовых ситуациях плохо еще контролирую аудиторию из-за недостаточного знания казахского языка. Занятие мы закончили на 30 минут позже и никто из учеников не напоминал о времени, как на предыдущих занятиях. Мы не успели закончить все упражнения, поэтому подарок никто не получил.

18.07 — 21.07

Мне необходимо было съездить на выходные в Алматы, однако, чтобы продемонстрировать учащимся искренность своих намерений, я заказал такси на 11 утра. То есть, заплатил в три раза больше, хотя мог утром уехать дешевле. Об этом я предупредил учащихся, пояснил им, что считаю эти занятия важными как для изучения мной казахского языка, так для обучения ими математики. Мне казалось, что теперь почти все будут вовремя. К сожалению, опять большинство опоздало, в этот раз я их не запустил на занятия. Я преследовал этим две цели: показать учащимся, что без дисциплины качественное образование — почти невозможно, а также меня интересовало, кто из опоздавших, дождется перерыва. Таким оказался Абайбек, остальные ушли. Это уже может свидетельствовать о подлинном интересе. Таким образом, в этот день у меня было 4 ученика. В конце занятия я предложил учащимся четыре геометрические задачи на дом, а поскольку решения к ним можно было найти в интернете, то на следующее занятие вознаграждение было обещано только тем, чье решение будет отличаться от моего.

Во время путешествий из Аксу в Алматы и обратно, я сделал интересное наблюдение. Сейчас ведется активные дорожные работы на трассе Талдыкурган-Алматы. По этой трассе я уже проехал трижды. И каждый раз дорога становится все лучше и лучше. При этом, иногда еще встречаются как небольшие куски с разбитой дорогой, так и длинные. Это все натолкнуло меня на мысли, что эта дорога похожа на ту, которую я прохожу, изучая казахский язык. С каждым днем изменения все заметнее. Есть моменты, когда я могу более 20 минут говорить на казахском, однако такие моменты прерываются как на очень небольшие промежутки на русском языке, так и на существенные. Особенно, когда я пытаюсь выразить свое личное отношение к занятиям. Пока это у меня не получается сказать на казахском. Я как-то попробовал даже рассказать на занятии математический анекдот. Буду пробовать снова. Мне все приятнее как ездить по дороге Алматы-Талдыкурган, так и слушать собеседника на казахском. Я и раньше понимал в общих чертах, но теперь это создает меньше дискомфорта. Особенно было приятно на свадьбе родственницы в субботу принять участие в игре. Ведущий рассказывал правила, а я чувствовал себя свободно, не зажато, прекрасно его понимал.

По правилам — участники должны были инсценировать номер, будто бы оседлали какое-то животное. Я выбрал осла, чтобы было интереснее. Потом некоторые гости даже похвалили за мой номер. Приятно себя чувствовать раскованно в казахско-язычной среде. Чтобы улучшить свою способность юморить на казахском языке в Алматы я купил книгу «Забавный казахский». А также купил казахскую грамматику, где довольно удобно все представлено, и продолжение книги Ермековой (Танымгер, 2-й уровень), по которой я сейчас занимаюсь. Интерсно было узнать, что существует всего 584 видов аффиксов в казахском языке.

Моя супруга была рада моему прогрессу, заметила, что я стараюсь чаще говорить на казахском, правда иногда сначала говорю на русском и тут же повторяю это на казахском. Я как-то не обращал на это внимание. После её слов стал замечать.

В понедельник, на обратной дороге, из Талдыкургана в Аксу я со всеми пытался говорить на казахском, но мне отвечали на русском, хотя между собой говорили на казахском. Видимо, специфика моей казахской речи (я пока еще не говорю плавно и естественно, думаю постоянно об окончаниях, исправляю, если сказал неправильно, иногда произношу слово по частям, и т.п.) ясно давала понять, что легче мне разговаривать на русском. Однако меня понимали и дали контакты таксиста, который отвез из районного центра в Аксу.

22.07

Утром мне сообщили в школе, что им необходимо приступить к ремонту зала, а другого помещения у них нет. Видимо, требование не опаздывать на занятия сказалось на количестве, поскольку пришло только 4 ученика, из которых двое не были на прошлом. А попытка требовать строго выполнения домашнего задания ни к чему бы не привела, они просто бы ничего не делали. Анализирую пройденные занятия, я прихожу к выводу, что мы кружимся вокруг четырех тем: упрощение выражений, разложение на множители квадратичных выражений, формулы сокращенного умножения, признаки равенства треугольников и их следствия. Взять более сложные темы в данной ситуации практически невозможно, и даже свободное владение казахским языком здесь не помогло. Задачи мы каждый раз решаем новые, но используем одни и те же утверждения. Легче даются темы по алгебре, геометрия идет очень тяжело, как в плане перевода на казахский язык, так и в плане решения задач учащимися. Я думал, что это из-за их лени работать дома над пройденным материалам самостоятельно, но теперь пришел к выводу, что здесь все куда более запущено.

Теоремы они применять не могут не из-за не знания, а из-за того, что буквы в условии задачи отличаются от букв в условиях теорем. Главной моей целью стало показать им, что обозначения не столь важны. Важнее применять теоремы вне зависимости от букв в условии задачи. В связи с этим мы пробовали точки обозначать весьма различными способами, начиная от редко используемых букв, до рисунков. Когда, например, точку мы обозначали смайликом или словом «қасқыр». В некоторые моменты начинал говорить на русском. А оказалось, они некоторые утверждения знали и без меня, и дело здесь не в переводе. Надеюсь, что мой эксперимент с различными обозначениями точек поможет им легче применять геометрические теоремы.

Эксперимент проводится совместно с Qazaq Banki

Свежее из этой рубрики
Loading...