• 9745
На мой взгляд, главная проблема – сакрализация языка. Мы ведь даже не говорим «казахский» (стесняемся что ли?), заменяя слово канцеляритом - «государственный». Вокруг казахского за 20 лет сложились какие-то совершенно глупые легенды: по мнению одних, он не создан для современной, не кочевой, жизни, другие почему-то считают, что достаточно быть казахом, чтобы автоматически заговорить, третьи уверены, что «русские» ленятся его учить и потому предпочитают эмиграцию.

 

Ярослава Науменко, журналист, Vласть

 

В этой колонке я нарушу журналистское правило не писать о собственном опыте и мнении. Я хочу поделиться своим опытом двухлетнего изучения английского, на котором я теперь работаю, и изложить мнение – почему мы все никак не заговорим по-казахски.

 

На мой взгляд, главная проблема – сакрализация языка. Мы ведь даже не говорим «казахский» (стесняемся что ли?), заменяя слово канцеляритом - «государственный». Вокруг казахского за 20 лет сложились какие-то совершенно глупые легенды: по мнению одних, он не создан для современной, не кочевой, жизни, другие почему-то считают, что достаточно быть казахом, чтобы автоматически заговорить, третьи уверены, что «русские» ленятся его учить и потому предпочитают эмиграцию.

 

Моя позиция такова: язык – это чисто технический навык, который никак не зависит от национальности и места проживания, но требует грамотного подхода, который наше государство за 20 лет так и не внедрило.

 

Я считаю, что показывать по телевизору неказахов, которые бойко говорят по-казахски лишь потому, что родились в ауле – неправильно и непедагогично. Если бы и я родилась там же, где они, язык «влился» бы в мою голову с детства. Я всегда обращаю внимание на то, что в реальности многие из этих ребят говорят плохо по-русски (как журналист я знаю практически всех своих коллег в республике).

 

Кстати, я вам открою страшную тайну: в свое время меня приглашали подобным ведущим новостей, и на мое удивление, мол, я ж не говорю как носитель, мне заметили – твоя задача с суфлера без акцента читать, знать язык не надо. «Потемкинская деревня», театр, а не реальная жизнь…

 

Но вернемся к английскому. Мы все с вами учим его 10 лет в школе и еще 4-5 – в университете. Многие ли могут на нем работать? Многие ли могут ответить иностранцу, как пройти в библиотеку? Все зарубежные гости, с которыми я общаюсь, в первую очередь жалуются на то, что в Казахстане почти не знают английского, и в бытовой жизни им очень сложно – что в магазине, что на почте, что в личном общении. Что мне понравилось, в Германии и Дании, к примеру, население замечательно говорит на английском впридачу к официальным государственным языкам: там так построено школьное обучение – люди потом просто говорят, никто не кричит на них «вы обязаны!». Не обязаны. Но язык откроет многие двери, это понимают все.

 

Поэтому шаг первый на пути к успеху – понять, зачем нужно овладение языком именно вам. Без мотивации ничего не выйдет. Для меня таким стимулом стало страстное желание работать на зарубежную информационную группу. Когда поступило реальное предложение из Лондона – больше не осталось страхов, нужно было действовать. Английский для меня – это реализация амбиций, иной уровень дохода и работа в одной команде с мировыми профессионалами в моей отрасли.

 

Увы, этой мотивации для казахского я  так и не нашла. Честно признаюсь, я  не вижу смысла учить его для работы – никаких бенефитов мне это не дает, а в личной жизни у меня в основном русскоговорящее окружение. Работать в пресс-службе нацкомпании или любой другой госконторы – это мой самый страшный сон, писать на казахском – гонорары не конкурентоспособны, а медиа на казахском языке мне не интересны совершенно, я не вижу того, чему смогу там научиться. Ну а быть частью «потемкинской деревни» - чтобы меня водили как слона по улицам из той басни и показывали людям, вот, мол, а вы все не выучите – это не для меня.

 

Поэтому прежде чем начать учиться, признайтесь себе в истинных мотивах. Пять лет назад, после работы с отличным репетитором, я хорошо говорила по-казахски, потому что у меня был стимул: прикоснуться к своим казахским корням (я метиска), но найти какое-то практическое применение языку, кроме как порадовать нескольких знакомых говорением, мне не удалось. Одни казахи пугались («ты нас понимаешь, теперь при тебе не посплетничаешь!»), другие – отвечали на русском, конечно же, внешность-то у меня славянская. Сейчас я использую язык в основном для small talk (поболтать) с приятными мне людьми, не более. Ничего личного – просто нет необходимости.

 

Второй шаг – понять, что это будет полное безумие, буквально физическая нагрузка – готовы ли вы к этому? Сможете? Без истинной мотивации – нет. Но другого пути нет: никакой, даже самый замечательный преподаватель, не заложит в вас основы языка, только вы сами. Иначе вы так и будете обречены годами учить одни и те же «законы сингармонизма» да алфавит, а говорить не начнете.

 

Мой опыт был таков: сначала я часами наслушивала диалоги носителей, потом следила по тексту – сопоставляла написанное и услышанное, часами произносила, повторяла, стремясь приблизиться к идеалу. По 4-6 часов в день. Три часа с 7 до 10 утра, перед работой, три часа вечером – с 19.00 до 22.00. Плюс днем в любую свободную минуту – наушники в уши. У меня болело горло и лицо от того, что начинали работать «новые» мышцы, мне все время хотелось спать (мозг пытался сопротивляться новой информации), у меня не осталось времени ни на что другое – и так целый год. Хотя, забегая немного вперед, скажу – легче стало уже через 3-4 недели, главное здесь пережить первое время «ломки» от нового языка, который вызывает раздражение и усталость.

 

Второй год – чтение. Я начала читать без словаря, огромные объемы информации – до 100 страниц в день, которая была мне интересна. Для меня это были архивы новостей и статей моего издания (все на английском), весь The Economist, книги о сильных личностях. Я купила электроннную «читалку» и буквально ушла в читательский запой. Так наработалась грамматика, так я начала говорить быстро и связно – прочитанное укладывалось в голове, язык стал родным и любимым. Так в 30 лет я обрела свой родной второй язык. Поэтому я вам говорю – возраст никакой роли не играет в способности к языковому обучению.

 

А теперь пришло время признаться, что самым большим счастьем два года назад для меня стало открытие книги Николая Замяткина «Вас невозможно научить иностранному языку» (http://zamyatkin-nikolay.narod.ru/). Автор, переводчик, который самостоятельно выучил несколько языков, выложил книгу в свободном доступе – читайте! Я уверена, это та система, которая через несколько десятков лет станет единственно признанной и верной для изучения языков.

 

Нурбол, казахстанец и также последователь метода Замяткина, сделал языковую матрицу на основе диалогов с портала http://til.gov.kz. Матрица, о которой говорится в книге, нужна на первом этапе, чтобы создать в мозгу новый языковой центр и овладеть языком (ссылка на нее - http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=3712104).

 

К сожалению, государство в этом случае было так же невнимательно к «чаяниям народа», как всегда. Я полгода просила у комитета по языкам эти диалоги, чтобы выложить их в помощь казахстанцам в виде матрицы – мои запросы просто игнорировали. Но, спасибо земляку, технический вопрос был решен.

 

Я также обращалась к руководителям всех ведущих госмедиа с предложением создать новую языковую матрицу (просто начитать диалоги на злободневную тему с помощью ведущих-носителей на базе теле или радиостудии – это заметно улучшило бы качество), но мне не ответил никто. И это самое печальное: рупор власти остался абсолютно равнодушен. Оно и понятно – двадцать лет у нас выделяют миллионы долларов на какую-то мифическую государственную языковую программу, отсутствие результатов которой мы все с вами видим. Для сравнения: в канадской провинции Квебек, которая ежегодно принимать 50 000 эмигрантов, за посещение бесплатных курсов французского (это государственный язык провинции) новым гражданам платят еще и неплохую стипендию.

 

О том, как мне решил помочь сделать матрицу один казахстанский преподаватель, о том, как я обрела другую личность, о том, как я научилась не бояться ошибки и насмешки я еще напишу. 

Свежее из этой рубрики