Пару недель назад умерла тетя моей подруги. Ей сделали операцию на сердце в Алматы, прошла она успешно, потом женщине стало хуже. Повезли в Астану, там выяснилось, что врачи забыли в теле пациентки салфетку. Сказали, что повезло (если в этой истории вообще есть место слову "повезло"), что повторная операция была в Астане, а не в Алматы: в противном случае история с салфеткой была бы надежно похоронена вместе с пациентом.

 

Светлана Ромашкина, журналист, специальности для Vласти

 

Пару недель назад умерла тетя моей подруги. Ей сделали операцию на сердце в Алматы, прошла она успешно, потом женщине стало хуже. Повезли в Астану, там выяснилось, что врачи забыли в теле пациентки салфетку. Сказали, что повезло (если в этой истории вообще есть место слову "повезло"), что повторная операция была в Астане, а не в Алматы: в противном случае история с салфеткой была бы надежно похоронена вместе с пациентом.

 

Сама подруга в это время была на Тибете - поправляла здоровье. В Алматы ей сказали, что нужно делать операцию, тибетские врачи обещали вылечить недуг без операционного вмешательства.

 

Проводить параллели между тем, что называют традиционной медициной и тем, что считают нетрадиционной мне не хочется. Не в этом суть. Сейчас о другом.

Медицина – акт веры и число неверующих в казахстанскую систему здравоохранения растет.

 

Если бы еще лет пять назад мне сказали, что я больше буду верить гомеопату, нежели терапевту поликлиники, я бы сильно удивилась. В моей жизни случилось три истории, когда традиционная медицина себя дискредитировала.

 

1 Пневмония одного легкого. Когда мне поставили этот диагноз врач выписала мне три антибиотика: один в течении недели каждый день должны были капать внутривенно, второй колоть, простите, в ягодицы, третий - пить.

 

Мне посоветовали обратиться к терапевту-гомеопату. В итоге обошлись одним антибиотиком, который кололи в течении пяти дней.

 

2 Гормоны. После двух операций врач выписала сильный гормональный препарат. По отзывам из интернета и по инструкции к препарату я узнала, что меня ожидает: облысение, прибавка в весе, депрессия, суицидальные наклонности, сыпь на коже и прочие неприятные вещи.

 

На мою удачу тогда в город приехал из Японии мой друг-эндокринолог. Он несколько лет прожил в Стране Восходящего Солнца, изучая их методы лечения. В рецепте, который он мне выписал значились: мед, грецкие орехи, йодомарин и список продуктов, которые мне стоит избегать.

 

3 Многолетняя борьба с внтуричерепным давлением, которая уже побеждена без помощи капельниц и уколов. Я отдаю себе отчет в том, что два из перечисленных недуга могли быть побеждены эффектом плацебо. Но я ничего не имею против плацебо, если это работает.

 

Я никогда не настаивала и никого не уговаривала идти моим путем, потому что то, что подошло мне, может не подойти другому.

 

Но постепенно я узнавала, что одна моя подруга обратилась к тибетской медицине, другая уехала в Китай, третий друг нашел безумно дорогого гомеопата и лечит желудок. Четвертый поехал в Германию… Все это образованные тридцатилетние люди. В их глазах отечественная медицина бессильна, бесполезна и даже опасна. Если есть хоть немного денег, нужно ехать лечиться за пределы Казахстана, если денег нет, надо брать кредит и все равно ехать.

 

Это самый тревожный знак, который можно себе представить.

 

Я повторюсь, медицина - это акт веры. Можно не верить в налоговую инспекцию (хотя она в нас верит), в правительство, в полицию, но в медицину верить просто необходимо. Ведь к ней сводится наша жизнь или наша смерть.

 

Сначала себя дискредитировала государственная система здравоохранения и показалось, что у частников все лучше. Оборудование – да, возможно. Но вот подруга звонит с предупреждением не ходить в одну алматинскую частную клинику, потому что там всем пациентам ставят хламидиоз и лечат его за 60-70 тысяч тенге. После озвучивания такого диагноза подруга пошла сдавать анализы в государственное учреждение и там не обнаружили никакого хламидиоза и посоветовали впредь стараться сдавать анализы в одном месте, а идти на прием ко врачу – в другой организации. Чтобы поберечь нервы, деньги и брак.

 

Есть люди, которые консультируются только у …аптекарей. Да, я столкнулась с этим в аптеке рядом с домом. Пожилой мужчина-провизор делает уколы и дает советы, чем лечить недуг. Например,вглядывается в рецепт:

- Странно, что врач вам при таком сильном антибиотике не прописал нистатин или низорал, вот вам таблетки. И еще пейте кефир, йогурт, это поможет желудку справиться с антибиотиками. Как, врач вам это не говорил?

 

Стоит ли удивляться тому, что народ больше верит экстрасенсам, чем участковому врачу?

Я не верю в то, что казахстанские врачи хуже немецких. Я не верю, что среди них нет фанатов своего дела. Я верю в то, что они хотят лечить людей и я знаю, что они каждый день спасают жизни. Я не верю в то, что медицина держится на деньгах - я лежала в инфекционной больнице и никто не попросил у меня ни тиынки, у меня был отличный врач и чуткие медсестры.

 

Но все же, когда я думаю о нашей медицине, я вспоминаю моего друга казаха-японца, который, кажется, разуверился в системе больше, чем я. Я читаю его блог о лечении онкозаболеваний в Японии в Живом Журнале, заблокированном в Казахстане, и я понимаю, что только из-за его журнала стоило блокировать целый ресурс. Потому что рассказывать казахстанцам о том, как лечат там сравнимо с тем, как в 1992 году нам всем по телевидению показывали рекламу Рафаэлло.

 

Я мечтаю о том дне, когда узнаю, что руководители нашей страны легли в казахстанскую больницу, под скальпель казахстанского хирурга. Что операция прошла успешно и все салфетки пересчитали и нашли. Это будет сравнимо с первым полетом казахстанского космонавта в космос. Честно. Это будет значить, что не все еще потеряно.

 

Понимаете… Если сегодня люди не хотят здесь лечиться, то захотят ли они завтра здесь жить?  

Свежее из этой рубрики