И как оружейный бизнес, кажется, с этим смиряется
Как антитеррористическое законодательство бьет по оружейному бизнесу
ФОТО OLDELEPHANT.RU

Данияр Молдабеков, Vласть

После прошлогодних терактов в Актобе и Алматы, власти разработали новое антитеррористическое законодательство, которое, помимо прочего, ограничивает количество охотничьего оружия среди граждан. Новый закон разрешает иметь по два нарезных и два гладкоствольных ствола, хотя раньше разрешалось хранить до десяти единиц оружия. В МВД также пояснили Vласти, что оружейные магазины теперь не могут находиться «в жилых домах (жилых зданиях), на территориях развлекательных заведений, торговых объектов, в которых осуществляется торговля иными видами товаров, организаций образования, здравоохранения и культуры, спортивных объектов, гостиниц, объектов общественного питания, вокзалов, станций, линий метрополитена, портов, аэропортов, аэродромов».

Местные органы внутренних дел должны известить акиматы, чтобы те, в свою очередь, выявили несоответствующие закону точки торговли, и дали знать владельцам оружейных магазинов, что им следует переехать. Оружейникам дают 18 месяцев, чтобы решить этот вопрос, и найти соответствующее помещение. Однако многие оружейные магазины будут вынуждены либо закрыться, либо понести потери, потому что, как заметил в интервью Vласти вице-президент оружейной ассоциации «Корамсак» Сергей Катнов, под новый закон не подпадают 50-60% субъектов отрасли; а переезд в новое здание связан с серьезными затратами, тем более – при таких жестких требованиях.

Судя по словам Елены Кондрашовой, учредителя ТОО «Алпамыс», в которое входит несколько оружейных магазинов, ситуация даже хуже, чем кажется на првый взгляд. «Дальнейшее существование нашей компании, как и более половины аналогичных бизнесов в Казахстане, зависит от того, сможем ли мы переместить магазин в здание, отвечающее новым требованиям Закона. Задача эта не из простых. Попробуйте найти в городе отдельно стоящее здание с целевым назначением "нежилое" без соседних торговых точек и далее по тексту», - сетует Кондрашова.

Поэтому, по словам предпринимателя, «будущее бизнеса в сфере оборота гражданского оружия в Казахстане более чем туманно». «Особенно, если обратить внимание на последовательное сужение сферы оборота гражданского оружия в течение последних лет - запрет травматики, запрет рекламы в СМИ, сокращение количества стволов у граждан, запрет на весеннюю охоту, запрет на размещение магазинов в жилых домах», - заметила она.

Что касается ограничения количества единиц оружия на человека, то во время обсуждения законопроекта его объясняли тем, что террористы смогут, в случае необходимости, завладеть им. По мнению экспертов, такая стратегия властей неверна: в экстренных ситуациях, вроде терактов, гражданское население, напротив, следует рассматривать как возможного помощника – именно такой подход они считают более здоровым. «Да, в современных условиях, государство имеет право на определенные ограничения свобод граждан для сохранения безопасности, но в вопросах именно контртеррористической деятельности, наряду с резведкой и агентурной работой, население является ключевой точкой опоры. Именно граждане являются опорой государства. Во многих странах, и это тоже факт, именно гражданское ополчение будет единственным рубежом защиты от агрессии», - считает Александр Тен, председатель правления РОО «Национальная стрелковая ассоциация».

Эти аргументы, по словам Тена, озвучивались, пока шло обсуждение нового закона, но их не учли. «Мы предлагали ужесточить правила хранения (оружия – V) и ответственность за утерю, однако МВД решило просто уменьшить количество, что неправильно. Это не логично, ибо только идиот будет вооружать своим оружием террористов, и это также не соответствует международному опыту», - заметил эксперт.

Здесь стоит добавить, что информацией о наличии у граждан оружия обладает только МВД, потому что владельцы стволов постоянно делятся своими данными с полицией, ходят за справками в психдиспансер и другие госучреждения. Это должно бы заметно уменьшить риск того, что террористическая ячейка завладеет несколькими охотничьими ружьями. «Даже в мирное время, владельцы оружия – самые прозрачные для системы люди. Вот скажите мне, как часто вы полностью сдаете все свои данные в полицию? Владелец нескольких единиц оружия делает это практически ежегодно. Никто из граждан не обязан пускать в дом сотрудников полиции без ордера – владельцы оружия обязаны», - заметил Тен.

Все эти факторы, что сокращение стволов на человека, как и переезд в специальные здания, приведет к финансовым проблемам и ликвидации бизнесов, что лучше бороться с причинами терроризма, а не с гражданами, озвучивались во время обсуждения новых поправок. И представители бизнеса были более жестки в своих высказываниях: ««Эти меры, - негодовал на брифинге КИПРа несколько месяцев назад тот же Катнов, - направлены на то, чтобы ограничить деятельность нашей отрасли, чтобы кому-то хорошо спалось. Мы отличаемся тем, что никогда не просили льгот и субсидий для нашей отрасли, так как понимали, что самые бедные у нас это банки и нефтяные компании, которые получают поддержку из бюджета. При этом в нашей отрасли, даже если взять одного работника, платят в бюджет до 3 млн тенге только по НДС, я не говорю о других налогах».

Сейчас же, говоря о поправках, Катнов подчеркивает, что «кое-что все-таки учли», но, если посмотреть на закон, то основные претензии оружейников так и остались в силе и не вполне понятно, что же законотворцы «учли».

В любом случае, кажется, представители оружейного бизнеса, как часто бывает в Казахстане, готовы принять статус-кво, даже если он не отвечает их интересам. «Конечно, есть много стран, где населению запрещено иметь оружие. И выбор своего пути - дело всего народа Казахстана. А представителям нашего бизнеса, как и любителям охоты и стрелковых видов спорта останется только подчиниться», - заметила Кондрашова.

Репортер интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые