• 5425
Казалось бы, тема трагедии 11 сентября 2001 года пропахана вширь и вглубь так, что дальше некуда. Но и сейчас можно найти что-то в этом информационном море такое, что стоит озвучить еще раз, на широкую аудиторию. Журналист Ярослав Разумов анализирует версию выдающегося ученого-механика Геннадия Черепанова на тему обрушения 11 лет назад здания ВТЦ.

Ярослав Разумов, специально для Vласти

 

Казалось бы, тема трагедии 11 сентября 2001 года пропахана вширь и вглубь так, что дальше некуда. Но и сейчас можно найти что-то в этом информационном море такое, что стоит озвучить еще раз, на широкую аудиторию.

 

К таким вещам я отнес статью Геннадия Черепанова «О дискуссиях и ученых». Хотя опубликована она была сравнительно давно – еще в 2008 году, широкой известности она не получила. Вероятно, тому есть ряд причин:  сравнительно малая известность (к сожалению!) издания «Мир человека», независимая позиция автора и – выводы, к которым он пришел.

 

При всем нынешнем накале оппонирования Запада и Кремля, либеральных кругов и их противников в России, эти выводы равно не понравятся всем наиболее влиятельным силам. Наверное, кто-то, вроде коммунистов, схватился бы за работу Черепанова, но – куда им! В силу исторической и интеллектуальной маргинальности…

 

Сначала об авторе. Геннадий Петрович Черепанов – русский ученый-механик, один из ведущих специалистов мира в сфере прикладной математики и механики разрушения. Родился к крестьянской семье, что дает основания биографам сравнивать его с Ломоносовым. С 1990-го года работает в США, куда уехал – подчеркнем это – уже состоявшимся ученым.

 

Чтобы дать представление о масштабе личности, приведу лишь несколько фактов:  Черепанов работал консультантом в Институте космических технологий в Москве, а позже - в Научно-исследовательской Лаборатории Военно-морского флота США; входит в список 2000 выдающихся учёных XX века, составленный «Международным биографическим центром» (International Biographical Center, Cambridge, UK). Также является членом почётного клуба учёных Нью-Йоркской академии наук.

 

Черепанов не единственный, кто критически отнесся к официальной версии ответа на одну из многих загадок 11 сентября 2001 – причинам падения атакованных зданий. Но, насколько известно, он – наиболее авторитетный ученый среди критиков. Но интересно не только это, а – реакция со стороны ученого сообщества США на его работу.

 

Информация о том, как Черепанов обратился к проблеме 11 сентября, к каким выводам пришел и какую встретил реакцию автор показывает в своей статье на фоне обращения к более глобальным проблемам:  вопросам научной этики и объективности. Хорошо ему известным на основе и советского, и американского материалов. «Публичная научная дискуссия, в отличие от политических дискуссий, стала большой редкостью, что является одним из общих проявлений падения престижа науки в народе. Страх потерять свой авторитет – основная причина этого явления», пишет Черепанов.

 

Не знаю, насколько это актуально для науки казахстанской, учитывая ее состояние. Ну, ладно, не об этом сейчас… Для тех, у кого не хватит терпения прочесть эту большую статью (или, вдруг, не откроется ссылка), очень кратко изложу ее в той части, что посвящена 11 сентября.

 

То, что на тушение пожаров, возникших после атаки самолетов на нью-йоркские башни, было брошено много пожарных, по мнению Черепанова, говорит о том, что муниципальные власти и проектировщики небоскребов «были абсолютно уверены, что террористический акт не может привести к  коллапсу  этих зданий».

 

Иначе при малейшем подозрении на возможность коллапсов все были бы эвакуированы – «так работает американская система безопасности». Но, как известно, коллапс произошел, а правительство США объявило, сразу и без всякого расследования, что причина этого именно самолеты. Среди погибших было и несколько россиян, но, подчеркивает Черепанов, Россия отказалась от расследования их гибели, чтобы не сердить «дядю Сэма».

 

«Эти события были использованы для оправдания открытой политики экспансии и войн с любым государством по выбору правительства США. Афганистан и Ирак были немедленно оккупированы американскими войсками. Американские спецслужбы получили право арестовать или убить любого человека на  Земле, без суда и следствия, по малейшему подозрению в терроризме. Подслушивание и слежка внутри США, бывшие раньше вне закона, стали нормой.

 

Все это – на основании правительственного  заключения о причине и механизме обрушения башен, что является  проблемой механики разрушения. Еще ни одна проблема механики разрушения, за исключением коллапса Вавилонской башни 4000 лет тому назад, не играла такой исключительной роли в судьбе человечества».

 

«Вскоре по Америке прошел ужасный слух (о котором я узнал из вездесущих телевизионных программ), что обрушения башен были вызваны взрывчаткой, подложенной израильскими спецслужбами, знавшими о плане террористов, и с согласия американских спецслужб». В результате правительство создало большую комиссию, задачей которой было расследование событий 11 сентября 2001 года, в особенности причин обрушения башен. В ней, подчеркивает Черепанов, не было ни одного специалиста по обрушениям. В ходе ее работы с помощью  суперкомпьютеров были рассчитаны коллапсы всех небоскребов, но - расчетное время всех коллапсов оказалось значительно больше фактического! По мнению Черепанова, попытки доказать правительственную версию – «коллапсы начались на этажах, подвергнутых пожару от удара самолетов, и продолжались на нижних этажах в режиме прогрессивного коллапса (домино-эффект)» - оказались несостоятельными.

 

Когда в 2004 Черепанов решил сам заняться изучением вопроса, все коллеги указали ему на Зденека Базанта как на ученого, уже решившего эту проблему (статья Z.P. Bazant and Y. Zhou (2002) «Why did the World Trade Center collapse?» («Почему произошло разрушение Всемирного торгового центра?»).

 

«Я принялся читать эту статью. Первое, что меня поразило – тот факт, что статья была представлена в журнал 13 сентября 2001 года. Следовательно, эта работа была сделана за один день, 12 сентября 2001 года, если допустить, что ее автор не знал о коллапсе торгового центра заранее, до 11 сентября 2001 года. … Статья была не чем иным, как  научным обоснованием правительственной версии. Мне стало понятным, почему никто из серьезных людей не занимался этой проблемой: она была решена, по их мнению».

 

Анализируя расчеты Базанта, Черепанов обнаружил в них «существенные промахи и прямые ошибки. Эти расчеты никуда не годились». «Свободное падение характерно для управляемого разрушения  здания  заранее распределенной взрывчаткой», отмечает Черепанов. Его альтернативная теория обрушения башен (G. P. Cherepanov. «September 11 and fracture mechanics» – «11 сентября и механика разрушения») была опубликована мгновенно. По мнению автора, это произошло потому, что «она  сохраняла возможность», что эти волны разрушения вызваны террористическим актом. Но дальнейшие его попытки критически углубиться в эту тему вызвали уже иную реакцию:  возникли проблемы с публикацией статей, упомянутый Базант «вместо анализа критики  и ответа на нее, объявил, что я имею не что иное, как  скрытый план оправдать террористов и помочь им». Черепанов быстро почувствовал по реакции коллег, сколь острую тему он затронул. В статье приводятся (со ссылками на авторство), их отклики на его критические попытки:  «Ты прав, но я не хочу оказаться в одной компании с тобой», «Советую тебе держаться подальше  от этой тематики», «Я согласен с тобой, но заниматься этой темой не буду»…

 

В 2006 состоялись конгрессы по механике в США и России. Черепанов представил свой доклад по коллапсам башен на оба конгресса. Результат очень показателен:  «В России меня просто проигнорировали из страха перед дядей Сэмом, а в США срочно создали новую секцию (по коллапсу Торгового центра) и поручили Базанту ее организацию…  Очевидно, Базант готовился к публичной дискуссии и избиению Черепанова. Я предоставил Эспаррагозе просветительскую деятельность и на конгресс не поехал. Эта история представляет интерес с социологической точки зрения, так как она иллюстрирует реакцию двух различных социальных систем (США и России) на  одно и то же возмущение. Россия спряталась (как заяц от пантеры)  (*), а США организовали групповую оборону (как поступают обезьяны, защищаясь от пантеры)».

 

Не смотря на все это, сегодня, по мнению Черепанова, его критическая позиция по вопросу официальной точки зрения на причины разрушения, вошла в широкое информационное поле и «усваивается массами». Но общее впечатление от этой истории достаточно тягостное…

 

(*) – невольно вспоминается в этом контексте и история с гибелью подлодки «Курск» - много параллелей, в том числе, и в поведении властей.

Свежее из этой рубрики
Loading...