6133
17 октября 2023
Ирина Гумыркина, заглавное фото с сайта министерства экологии

Сага о сайгаках

Как менялась позиция государства по регулированию численности животных

Сага о сайгаках

В течение двадцати последних лет государство принимало различные программы и стратегические документы, направленные на защиту сайгаков в Казахстане. В 2020 году было решено создать на территории Западно-Казахстанской области природный резерват «Бокей Орда» и Ащиозекский государственный заказник, чтобы охранять животных. Инициатором создания был президент Касым-Жомарт Токаев. Три года спустя в министерстве экологии решили убить 20% популяции сайгаков, которых стало слишком много – почти 2 млн, с учетом окота – более 2,6 млн, и они наносят ущерб сельскому хозяйству.

Власть рассказывает, как менялась позиция министерства экологии в этом вопросе.

***

В Казахстане три популяции сайги: бетпакдалинская (Центральный Казахстан), устюртская (Мангистауская и Актюбинская области) и уральская (Западно-Казахстанская область). Они составляют 95% мировой популяции сайгаков. С начала 1990-х годов из-за браконьерства популяция сайгаков сократилась катастрофически, и к началу 2000-х годов их осталось всего порядка 20 тыс. В 1999 году Казахстан ввел запрет на отстрел этого вида животных, который действует до сих пор. Мораторий закончится в конце 2023 года и продлевать его в очередной раз не планируют: популяция значительно выросла, сайгаки уничтожают сельхозпосевы. Поэтому Минэкологии приняло кардинальное решение – убить часть животных.

За последние 20 лет сайгаки в Казахстане неоднократно массово погибали от болезней. Например, в 2010-2011 годах был зафиксирован массовый падеж сайги в Западно-Казахстанской области – погибло более 12 тыс. животных. В 2013-м – на территории Коргалжынского заповедника в Северном Казахстане погибло около 1,5 тыс. животных. Самый массовый падеж сайгаков бетпакдалинской популяции в Акмолинской и Костанайской областях случился в 2015 году – тогда погибло, по разным данным, от 130 тыс. до 200 тыс. животных (в 2015 году их насчитывалось 295 470), и, по данным министерства сельского хозяйства, численность сайгаков в 2016 году снизилась на 63,3%. Во всех случаях причиной гибели сайгаков официально называли пастереллез.

Еще одной угрозой сайгакам является браконьерство. Например, за 2019-2021 годы изъято 12,5 тыс. рогов сайгаков, что почти в три раза больше, чем за 2016-2018 годы (3,7 тыс.). А количество изъятых туш увеличилось с 945 до 1 498. В январе комитет национальной безопасности совместно с органами прокуратуры в ходе спецоперации в Мангистауской области задержал с поличным группу лиц, причастных к организации канала незаконной добычи и сбыта рогов сайги; ущерб природе составил более 1 млрд тенге. А в марте этого года в Атырау полицейские изъяли у браконьеров более 2,4 тыс. рогов сайгака, сумма ущерба составила более 6,2 млрд тенге.

Популяция сокращалась – государство принимало меры по ее увеличению. Первая программа сохранения и восстановления редких и исчезающих видов диких копытных животных и сайгаков была принята в 2005 году и была рассчитана до 2007 года. На ее реализацию предусматривалось 844,5 млн тенге, в том числе 552,5 млн – из республиканского бюджета.

В 2008 году была утверждена программа «Охрана окружающей среды Республики Казахстан на 2008-2010 годы», которая включала в себя «сохранение и устойчивое использование биологического разнообразия». Следующая программа – «Жасыл даму» на 2010-2014 годы – должна была помочь увеличивать численность сайги на 10% ежегодно, начиная с 2011 года. На учет численности и мониторинг сайгаков предусматривалось республиканским бюджетом 93,9 млн тенге, еще 1,83 млрд тенге – на охрану редких и исчезающих видов диких копытных животных и сайгаков.

Далее принимались Стратегический план министерства окружающей среды и водных ресурсов на 2011-2015 годы, стратегические планы на 2014-2018 годы, на 2017-2021 годы. Каждый предусматривал ежегодное увеличение численности сайгаков на 10%. В 2020 году учет сайгаков не проводился из-за пандемии коронавируса, поэтому, по данным Минэкологии, был произведен «среднеарифметический расчет по приросту сайгаков», который составил 15% при плане 15%.

Падеж сайгаков в 2015 году, фото Reuters

***

Еще в мае 2021 года ученые Института зоологии комитета науки Минобразования говорили, что в вопросе управления численностью сайгаков поспешных решений принимать нельзя. Несмотря на то что специальных государственных программ по изучению сайгаков нет, многолетние исследования института показали: особая конкуренция между ними и домашними животными отсутствует, но необходимо досконально изучить вопрос. Ученые предлагали провести ретроспективный анализ целевого назначения земель в пределах исторического ареала уральской популяции сайгака, анализ обеспеченности водопоями, изучить возможности создания искусственных водопоев, определить кормоемкость пастбищ и оптимальную численность сайгака, а также степень конкуренции с домашними животными в отношении кормов и водопоев. Кроме того, необходимо выяснить основные биолого-экологические параметры вида.

Уже через год, летом прошлого года, министерство экологии высказалось о необходимости регулировать численность сайгаков путем отстрела. Занимавший тогда пост министра Сериккали Брекешев заявил, что Институт зоологии изучает вопрос биообоснования для регулирования численности сайгаков, так как их стало гораздо больше, чем ожидалось. В результате они начали конкурировать с сельскохозяйственными животными и вытаптывают поля. Он тогда приводил цифры: общее количество сайгаков по Казахстану возросло на 40% по сравнению с годом ранее, достигнув 1,3 млн особей, тогда как необходимо 700-800 тыс.

Меньше чем через месяц министерство экологии приняло решение об отстреле 80 тыс. сайгаков уральской популяции. Брекешев тогда ссылался на «биообоснование ученых», которые «говорят о том, что есть необходимость регулирования численности сайгаков». Но это «биообоснование» не было представлено общественности, которая выступала против отстрела животных еще на стадии обсуждения приказа на сайте «Открытые НПА». Несмотря на это, решение все-таки было принято.

Зато общественности была представлена реакция главы государства: в июле Касым-Жомарт Токаев, недовольный решением убить 80 тыс. животных, объявил выговор Бреккешеву и поручил проконсультироваться со специалистами по этому вопросу, а не «выводить на такой уровень общественного обсуждения».

«Нужно профессионально подойти к этому вопросу с учетом менталитета нашей нации», - заявил Токаев, отметив, что есть и другие методы регулирования численности сайгаков. А отстрел, то есть убийство, – «это крайние меры». Но президент уже тогда не исключал, что «возможно, придется прибегнуть и к этой мере».

На следующий день после критики президента министерство экологии решило оправдаться: мы просили деньги на научные исследования по оценке экосистем в ареале популяции сайгаков, чтобы эффективно мониторить и управлять ресурсами, но денег не дали. Сериккали Брекешев обратился к главе правительства Алихану Смаилову с просьбой выделить наконец финансирование, поскольку «необходимо провести глубокие научные исследования». Также он говорил о необходимости рассмотреть вопрос компенсации ущерба сельхозтоваропроизводителям, который наносят сайгаки. И на разработку методики расчета ущерба и механизма финансирования тоже нужны деньги.

Еще через несколько дней Брекешев назвал решение об отстреле животных поспешным и объяснил, что сначала необходимо провести тщательное научное исследование, которое может затянуться до двух лет. Кроме этого, в министерстве проанализировали динамику численности сайгаков с 1980 года: за этот период зафиксировано 11 случаев массового падежа животных, в среднем каждые 3,5 года, при которых в среднем погибало 34% всей популяции или 18% от всей численности. А из-за того, что нет соответствующих научных исследований, спрогнозировать очередной массовый падеж невозможно. Поэтому, говорил министр, «нельзя исключать вероятность резкого колебания численности сайгаков от болезней и джутов».

Председатель комитета лесного хозяйства и животного мира Нурлан Кылышбаев отмечал, что научным институтам было дано задание рассмотреть вопрос нашествия сайгаков на сельхозугодья, а пока они его рассматривали, Минэкологии и предложило свое решение этой проблемы.

Фото Wikipedia

В августе прошлого года в министерстве экологии, геологии и природных ресурсов пообещали принять решение по сайгакам до конца октября. Глава ведомства утверждал, что рассматриваются предложения, которые поступили от общественности. Среди них были принудительное переселение сайгаков в другие регионы, увеличение численности волков и спортивно-любительская охота на сайгаков на платной основе. Однако, подчеркнул министр, научное сообщество первые два метода признало неэффективными.

Но ни в конце октября, ни позже министерство так и не озвучило конкретного решения по сайгакам, сообщив только в декабре, что мораторий на отстрел будет продлен до конца 2023 года.

В январе 2023 года в министерстве экологии сменилось руководство – место Сериккали Брекешева заняла Зульфия Сулейменова. И уже при ее руководстве, в конце января, стало известно о решении изъять более 1,8 тыс. детенышей сайги – для изучения популяции, для рассмотрения вопроса дальнейшего использования животных в сельском хозяйстве или их одомашнивания. Поскольку, по данным ведомства, «с момента введения запрета на добычу сайгака фундаментальных научных исследований не проводилось, необходимо проведение комплексных научных исследований для дальнейшего формирования государственной стратегии по охране, воспроизводству и использованию сайгаков». Комитетом лесного хозяйства и животного мира совместно с научными организациями было запланировано проведение в этом году таких исследований, в ходе которых будут изучены прогнозы развития популяции, кормовая база, уточнены ареал и миграционные пути, а по итогам – выработаны предложении по снижению конкуренции с сельским хозяйством.

Заместитель председателя комитета лесного хозяйства и животного мира Андрей Ким пояснял, что 1 815 детенышей сайги будут жить в вольерах и что это сделано по заявкам научных организаций – Института зоологии, Западно-Казахстанского агротехнического университета им. Жангир хана, Национального референтного центра по ветеринарии.

По данным Минэкологии, у Западно-Казахстанского агротехнического университета им. Жангир хана с 2012 года функционирует питомник по разведению сайгаков для сохранения и рационального использования вида, идут научные исследования в области ветеринарии и отрабатываются технологии и методы содержания сайгаков в полувольных условиях. Однако, как писала газета «Время» в марте этого года, этот питомник не функционирует уже несколько лет. Инициатор создания питомника Бибигуль Сарсенова, которая впоследствии уволилась после смены руководства в университете, заявила изданию, что животные в питомнике умерли от голода и обезвоживания, потому что не было денег на его содержание.

По данным вуза, в 2012-2014 годах проект финансировался министерством образования, в 2015-2017 годах финансирование проводилось за счет университета в рамках внутривузовского проекта «Организация и создание Центра биоразнообразия», с 2018 года содержание питомника также было за счет средств университета, а с 2020 года питомник законсервирован в виду «имбредной депрессии и отсутствия прямого финансирования научных работ». Но с 2021 года проведена работа по созданию нового питомника в Карагандинской области на территории хозяйства ASAR, который научно сопровождают ученые ЗКАТУ.

Между тем этот вуз фигурирует в деле о хищении бюджетных денег, но по другим научным исследованиям. Как сообщила 16 октября генеральная прокуратура, начато досудебное расследование по факту растраты научными сотрудниками университета имени Жангир хана 55 млн тенге. Министерство науки и высшего образования выделило вузу эти деньги на научные исследования в области распространения особо опасных болезней. Результаты исследований должны были обсуждаться на международных конференциях, с последующим получением соответствующего патента. Однако научно-исследовательские работы проведены формально, а выделенные средства похищены путем составления фиктивного акта выполненных работ.

Фото zhaikpress.kz

***

Министерство экологии продолжало молчать о ситуации с сайгаками вплоть до середины мая этого года. И только тогда Зульфия Сулейменова сообщила журналистам, что 20 мая в Казахстан должна приехать международная группа экспертов по охране животных, которые помогут принять решение, что делать с ростом численности сайгаков. Она тогда говорила, что «было изучено несколько вариантов, в том числе с точки зрения регулирования за счет волков, экосистемы», но у каждого варианта есть свои плюсы и минусы. Министр признала, что управление популяцией сайгаков – вопрос «тонкий» и имеет свою специфику. Поэтому и была приглашена международная группа экспертов, «в том числе и с соответствующих конвенций по охране соответствующих видов животных».

«Будут участвовать наши ученые. В рамках этого визита будет приниматься решение по биологическому обоснованию управления популяции сайгаков», - заверяла глава ведомства.

Что это за эксперты, если они действительно приезжали в Казахстан, Минэкологии не сообщало. А биологическое обоснование об «изъятии» сайгаков не было представлено общественности.

Об экспертах упоминал лишь премьер-министр Алихан Смаилов в своем ответе на депутатский запрос, который ему направили сенаторы в марте этого года по вопросу регулирования численности сайгаков. В своем ответе глава правительства писал, что с 28 февраля по 1 марта проведена первая часть консультативного совета с международными и национальными экспертами по вопросам управления популяцией сайгаков в Казахстане. Международные эксперты были представлены секретариатами конвенций CMS (конвенция по мигрирующим видам животных) и CITES (конвенция о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения). На втором этапе, с 24 по 28 мая, планировалось проведение исследований с выездом на места обитания сайгаков.

«По итогам проведенных консультативных советов международными и национальными экспертами будут выработаны рекомендации по дальнейшему управлению популяцией сайгаков в Казахстане, которые будут отражены в планируемом биологическом обосновании», - сообщал Смаилов.

Какие «национальные эксперты» принимали участие в этой работе, также неизвестно. Минэкологии упоминает только Западно-Казахстанский агротехнический университет имени Жангир хана, который и разработал биологическое обоснование по управлению популяциями сайгаков с использованием метода кораля: когда животных загоняют в большую сетку, там они должны находиться в течение нескольких месяцев – за этот период «удаляют» рогачей-самцов; снижение количества самцов снижает не только саму численность животных, но и возможность размножения. Биологическим обоснованием научного сообщества было рекомендовано «изъять» из уральской популяции не более 20% животных, из бетпакдалинской – не более 15%. Всего, по данным заместителя председателя комитета лесного хозяйства и животного мира министерства экологии и природных ресурсов Андрея Кима, планируется отловить 383 тыс. сайгаков и «изъять от 10 до 20% популяции сайгаков». Между тем данные по численности сайгаков, которые будут «изъяты», не сходятся. Так, сообщалось о 226 тыс. сайгаков уральской популяции и 111 795 сайгаках бетпакдалинской популяции. Куда относятся оставшиеся более 45 тыс. особей – неизвестно. А в понедельник министр экологии Ерлан Нысанбаев назвал другую цифру: 337 тыс. особей будет убито в целом.

Решение ведомства пойти на крайние меры не только вызывает множество вопросов, но и противоречит его же действиям. Ранее Минэкологии неоднократно заверяло, что отстреливать сайгаков не будут, руководитель территориальной инспекции лесного хозяйства и животного мира по ЗКО Нурлан Рахимжанов пояснял, что отстрел животных был исключен, так как на мясокомбинатах нет аппаратуры по извлечению свинцовой дроби. Поэтому было принято решение ловить их, убивать и освежевывать прямо в степи. Однако в понедельник, 16 октября, Минэкологии внезапно объявило, что сайгаков все-таки будут отстреливать, потому что погодные условия не позволяют вести работу по первоначальному методу, который рекомендовали ученые. При том что уже «отловлено» 90 сайгаков.

«В соответствии с биологическим обоснованием, рекомендовано два вида регулирования численности. Первый – коралевый метод: устанавливаются сети, это мероприятие обычно проводится днем. Второй – отстрел в ночное время. Мы пошли по первому пути, но из-за погодных условий и отсутствия эффективного использования транспорта, мы запланировали второй метод», - пояснил министр экологии Ерлан Нысанбаев и сообщил, что уже отстрелено 14 особей.

Также неизвестно, рассматривались ли какие-то иные меры решения ситуации, кроме массового убийства животных. Но ученые, активисты и зоозащитники их предлагали. Например, запретить отстрел волков – для естественного регулирования численности сайгаков в дикой природе. Переселить сайгаков в другие регионы, восстановить им пути миграции, запретив располагать на них сельскохозяйственные земли, строительство дорог, коммуникаций. Или создать для сайгаков заповедники (которые, впрочем, уже существуют). Либо вовсе – не регулировать искусственно, а дожидаться предела по численности животных, когда начинается внутренняя конкуренция между ними за еду и воду, слабые особи гибнут от болезней. А председатель комитета лесного хозяйства и животного мира Минэкологии Нурлан Кылышбаев в прошлом году предлагал ввести мораторий на закрепление сельхозугодий в местах массового скопления сайгаков, усилить мониторинг путей их миграции и изучить вопрос строительства экодуков.

По словам генерального директора РГКП «ПО «Охотзоопром» Марлена Айнабекова, возможности переселять сайгаков из Западного Казахстана в другие регионы нет. При этом он отмечал, что все тот же университет имени Жангир хана «строит питомники в Западном Казахстане, Караганде», где «будут начаты работы по дальнейшему разведению сайгаков, выращиванию и производству в других регионах».

«Проводятся научные исследования, ставим цель акклиматизации сайгаков по всему Казахстану», - пояснял Айнабеков, говоря, что вместе с научно-исследовательскими институтами идет работа над дальнейшим распространением сайгаков на юг, север, запад и восток Казахстана.

В упомянутых главой «Охотзоопрома» регионах питомники уже существуют больше года. Так, в июле прошлого года в Западном Казахстане начали работать природный резерват «Бокей орда» и Ащиозекский государственный заказник – общей площадью более 657 тыс. га. Занимавшая тогда пост вице-министра экологии, геологии и природных ресурсов Алия Шалабекова говорила, что на содержание особо-охраняемых природных территорий из республиканского бюджета выделяется 300 млн тенге, там будут работать 78 человек, из них 52 – инспекторы. Кроме того, планировалось, что, согласно подписанному соглашению между комитетом лесного хозяйства и животного мира министерства экологии, Казахстанской ассоциацией сохранения биоразнообразия и Королевским обществом защиты птиц (RSPB) Великобритании, будет оказана финансовая поддержка и научное сопровождение деятельности резервата.

«Создавая необходимые условия по кормовой базе, организуя водопой, устраняя все факторы беспокойства, мы сможем удержать определенную часть популяции на территории ООПТ», - заверяла вице-министр Шалабекова.

Однако около 120 тыс. га земли, или 90% естественных отелевых земель популяции сайгаков, до сих пор не переданы в резерват. Об этом сообщал в своем ответе на депутатский запрос в марте глава правительства. По его информации, эти земли используются сельскохозяйственными структурами и сельским населением в качестве пастбищ.

Также летом прошлого года на базе фермерского хозяйства «Асар» в области Улытау был создан сайгачий питомник, который работает под научным руководством Западно-Казахстанского аграрно-технического университета им. Жангир хана, а собственные инвестиции в проект составляют порядка 100 млн тенге.

Кроме этого, с 2007 года в Казахстане действует Иргиз-Тургайский государственный природный резерват в ареале обитания бетбакдалинской популяции сайгаков. Его площадь – 1,4 млн га. С момента создания поголовье сайги здесь выросло почти в 40 раз: с 12-13 тыс. сайгаков до 489 тыс. (согласно данным авиаучета 2022 года). Сотрудники заповедника говорят, что случаев вытаптывания сайгаками сельхозугодий не зафиксировано, в отличие от земель в русле Урала, поскольку Иргизский район в основном занимается животноводством.

Фото kazpravda.kz

***

Остается непонятным, каким образом решение министерства экологии о промышленном отстреле согласуется с приказом главы комитета лесного хозяйства о запрете на пользование сайгаками, кроме как в научных целях (в научных целях разрешено изъятие 1 815 особей в целом до 15 февраля 2024 года). Как и непонятно, что будет с тушами убитых животных, если мясокомбинаты их в таком случае не примут, и куда будут девать рога сайгаков в таком количестве.

В советское время промышленный отстрел животных вели охотзоопромы. Однако система приводила к тому, что поголовье завышалось искусственно в два раза, так как государство устанавливало план на отстрел уже от общей численности, который не превышал 20%. В итоге по факту отстреливали 40% поголовья сайгаков. Сегодня министерство экологии отдало «изъятие» сайги в компетенцию РГП «Охотзоопром». Но стоит напомнить, что в 2019 году предприятие стало фигурантом дела о браконьерстве. Тогда в Костанайской области были обнаружены 154 туши мертвых сайгаков. В ходе расследования выяснилось, что к этому причастны сотрудники «Охотзоопрома».

Изначально планировалось, что «Охотзоопром» будет привлекать убойщиков сайгаков за определенную сумму – 4 200 тенге за одну голову. Но каким образом – через лицензии или формально – подробностей этой процедуры власти не приводили. Сейчас же остается неясным, кто и как будет заниматься отстрелом, если это запрещено уголовным законодательством (статься 339 Уголовного кодекса). В сентябре заведующий лабораторией биоценологии и охотоведения Института зоологии комитета науки министерства науки и высшего образовани Константин Плахов отмечал, что при отстреле животных охотниками процесс не будет контролироваться: «они получают лицензию на 100 голов, а сколько на самом деле они добудут».

Рога сайгаков планируется хранить у РГКП «Охотзоопром». Поскольку эти дериваты нельзя реализовать (статья 339 Уголовного кодекса). А согласно Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения, коммерческая торговля ими запрещена.

В мартовском запросе сенаторов премьер-министру депутаты, среди прочего, просили правительство построить завод по переработке рогов сайгаков с организацией контроля за оборотом, чтобы продавать как на внутреннем, так и на внешнем рынках. В своем ответе глава правительства обещал детально проработать вопросы строительства такого завода.

Еще раньше, в сентябре 2022 года, вопрос строительства завода по переработке рогов сайги, обсуждался на совещании акима Западно-Казахстанской области с представителями китайского инвестиционного фонда, китайской ассоциации исследований фармацевтической культуры, национального центра идентификации дикой природы. Инициаторами этого проекта выступили китайские компании. Представители Китая интересовались возможными размерами добычи сайгаков для научных исследований и предлагали за счет частных средств открыть питомник по разведению сайгаков в регионе и там же, в лаборатории, разместить завод по переработке деривата. Отметим, что в Китае рога сайгаков пользуются спросом в медицине. Глава региона тоже обещал это предложение рассмотреть, но через два месяца в области сменился аким, и, судя по всему, этот вопрос больше не поднимался.

В прошлом году эксперты высказывали свои опасения, что отстрел сайгаков необходим не столько для защиты сельхозтоваропроизводителей – здесь больше ценность именно в рогах сайги. Сенаторы в своем запросе приводили статистику, что в 2017-2022 годах только в Западно-Казахстанской области изъято 869 туш сайгаков и 8 262 дериватов. А в 2020 году сумма ущерба, который нанесли браконьеры, составила более 890 млн тенге: была изъята 641 туша сайгака и 3 438 рогов.

«По области на их хранение и уничтожение ежегодно из местного бюджета выделяется 40-50 млн тенге. Если учесть, что дериват сайгака в теневом обороте оценивается в 2 тысячи долларов США за 1 килограмм, то экономическая обоснованность меры по ликвидации вызывает сомнения», - говорилось в депутатском запросе.

Министерство экологии и природных ресурсов на запрос «Власти» не ответило ни на вопрос о сайгачьих рогах, ни еще на 13 вопросов по ситуации с животными. В частности, редакция просила предоставить ответы касательно биологического обоснования об «изъятии» сайгаков в целях регулирования их численности – эксперты из каких организаций и конвенций приезжали в Казахстан для этой работы и какие рекомендации дали; какие способы регулирования численности сайгаков рассматривались, помимо убийства животных, сколько средств на это предусмотрено в бюджете, будет ли «изъятие» сайги из популяции ежегодным и не приведет ли отмена моратория на отстрел сайгаков и нынешнее массовое убийство животных к тому, что в итоге их численность снова резко сократится и государству снова придется принимать меры по их защите.

***

В этот раз президент Касым-Жомарт Токаев никак не отреагировал на решение Минэкологии убить 20% популяции сайгаков варварскими методами. Вероятно, потому что у государства нет и не было изначально никаких других вариантов, не было реальных обсуждений с обществом, с независимыми экспертами, в том числе и с международными. Правительство лишь в очередной раз показало свою неспособность проводить взвешенную и эффективную политику в вопросах экологии.

Министерство экологии, принимавшее противоречащие друг другу решения все последние годы, не ответило на запрос Власти с 14 конкретными вопросами о ситуации вокруг политики по регулированию популяции сайгаков.