Аикпаев был задержан полгода назад
Правозащитники утверждают, что обвиняемый в пропаганде терроризма, был завербован спецслужбами, будучи несовершеннолетним
Фото http://www.mosty-zara.by

Правозащитники утверждают, что задержанный по подозрению в разжигании религиозной розни 21-летний Айдын Аипкалиев, был завербован спецслужбами, будучи несовершеннолетним.

Шесть месяцев назад был задержан обвиняемый в пропаганде терроризма с использованием социальных сетей и в возбуждении религиозной розни Айдын Аипкалиев, который, еще будучи несовершеннолетним, сотрудничал в качестве агента с сотрудниками КНБ на протяжении 5 лет, об этом в четверг на пресс-конференции в пресс-центре казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности заявила адвокат обвиняемого Айман Умарова.

«15-16 лет было моему подзащитному Аипкалиеву Айдыну, и уже он сотрудничал с сотрудниками комитета национальной безопасности». По словам Умаровой, сотрудники КНБ предложили обвиняемому размещать в социальных сетях радикальные религиозные призывные посты, а взамен предлагали 55 тысяч тенге в месяц. В последующем сотрудники КНБ задерживали людей, которые откликались на посты обвиняемого в социальных сетях. «…И еще интересно, что у него пароли, как он говорит, знали и сотрудники КНБ. Я вот посмотрела, как он пишет, он не может вот такие тексты набирать. Там такие грамотные тексты идут», - говорит Айман Умарова . Сотрудничество обвиняемого с КНБ продолжалось на протяжении 5-6 лет, после того, как оно было прекращено по инициативе Аипкалиева Айдына, его задержали – говорит юрист.

«А теперь сидит он и вот за те тексты, которые сами комитетчики ему помогали размещать. А где-то они сами пользовались его паролем, размещали (…) в Атбасарском суде процесс начался. Ведет в Атбасарском районном суде сам председатель Кунакбаев», - заключила адвокат обвиняемого.

Мать обвиняемого Гульжан подтвердила заявление адвоката: «25 января этого года мой сын был арестован сотрудниками комитета национальной безопасности, и когда его задержали, он, выходя из дома, сказал тогда непонятные мне слова в этот момент: «Мама, это - Данияр, его начальник просил меня делать это». (…) И как позже выяснилось, что с 11 года, когда моему сыну было 15-16 лет, с того времени, и в течение пяти последних лет, значит, мой сын был привлечен и использован сотрудниками департамента комитета национальной безопасности Акмолинской области».

Директор Казахстанского международного бюро по права человека Евгений Жовтис утверждает: «Все три статьи 174, и 182, и 256 (УК РК) написаны таким языком, что под них можно подвести все, что угодно. А сроки там (…) то есть сроки серьезные. А плюс еще, как вы знаете, у нас сложение сроков, то есть, если по двум статьям таким осудили, то можно все это сложить и получить зашкаливающие за 20 лет».

Евгений Жовтис считает, что это приводит к побочному эффекту бумеранга: если люди несправедливо отбывают сроки в тюрьмах, это радикализирует обвиненных и их окружение.

«Мы бы хотели, чтобы все- таки председатель КНБ обратил на это внимание. И мы бы хотели, чтобы прокурор, наконец, обратил на это внимание. Что не должны вот такие вот дела направляться в суд. Их нужно привлечь, этих сотрудников ( сотрудников КНБ – V), - заявила Айман Умарова.

Журналист

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...