Первый за много лет: смертный приговор Руслану Кулекбаеву

Айсулу Тойшибекова, Vласть

Фото автора

2 ноября судья специализированного межрайонного суда по уголовным делам Ерлан Болатов вынес приговор главному антагонисту уходящего года – Руслану Кулекбаеву, обвиненного в открытии стрельбы в нескольких точках Алматы 18 июля. Его приговорили к исключительной мере наказания – смертной казни, на которую в Казахстане объявлен мораторий, как альтернатива ей используется пожизненное лишение свободы. Однако, несмотря на ожидаемый исход Кулекбаева – длительное нахождение в колонии особого режима в статусе смертника, ощущения законченности в этом процессе пока нет.

Оглашение приговора было назначено на 10 утра, с 9 часов в выделенном для журналистов помещении собирались потерпевшие, адвокаты и сами репортеры. На экране – картинка из зала. Подсудимые уже на своих местах.

В ожидании приговора главный фигурант дела Руслан Кулекбаев переговаривается со своими подельниками, сидящими в соседней клетке. В паузах, с заведенными за спиной руками в наручниках, он нервно крутит ногами, выдавая некое волнение. Рядом с его клеткой охрана – по 1 вооруженному силовику с трех сторон, с четвертой – белая стена. Увидев на экране Руслана Кулекбаева, родственники погибших полицейских меняются в лице, упершись, не сводят с него глаз. Мать погибшего лейтенанта Мейрамбека Рахматуллаева Айгуль Танакулова хватается за лицо, на глазах у нее наворачиваются слезы.

Адвокат Кулекбаева с самого начала процесса старался затеряться среди других своих коллег, и если защитник Кусаинова Шамиян Жайлканов сам выходил к прессе, то Габит Кусаинов себя ничем не выдавал. Взглядом его выдал коллега, после чего Кусаинов подтвердил, что на процессе он представляет интересы Кулекбаева. Около 10 часов утра сотрудники городского суда попросили потерпевших пройти в зал, следом прошли адвокаты. В назначенное время судья Болатов прибыл на заседание. Присутствующие, за исключением самого Кулекбаева, встали со своих мест. Такое поведение Кулекбаева уже никого не удивило, поэтому судья, не обратив на это внимания, начал зачитывать свое решение.

В приговоре Кулекбаеву были озвучены разные сроки заключения: от 6 лет лишения свободы (за незаконное изготовление или ремонт огнестрельного оружия) до пожизненного лишения свободы (убийство двух и более лиц). Однако решающим для него стало наказание за совершение акта терроризма – судья принял сторону государственных обвинителей и приговорил Руслан Кулекбаева к смертной казни:

«<…> Согласно статье 255 части 4 Уголовного Кодекса РК приговаривается к смертной казни», – огласил Болатов. Кроме этого, Кулекбаев обязуется компенсировать моральный и материальный ущерб проходящим по делу потерпевшим. В совокупности с возмещением издержек государству, сумма превысила 60 миллионов тенге.

После того, как были зачтены все приговоры по делу, Болатов сообщил осужденным о возможности обжаловать решение с помощью адвокатов, затем объявил заседание закрытым и удалился. На этот раз Руслан Кулекбаев поднялся вместе со всеми. Одним из первых зал заседаний покинул его адвокат. На вопрос о том, будет ли он и его подзащитный пытаться обжаловать приговор, Габит Кусаинов ответил отрицательно:

— Потому что сам осужденный не хочет и это противоречит его позиции, его убеждениям, идеологии салафизма (который он исповедует – V), – сказал защитник Габит Кусаинов после оглашения приговора.

В 2003 году президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписал указ «О введении в Республике Казахстан моратория на смертную казнь». В качестве альтернативного наказания в Казахстане введено пожизненное лишение свободы. В комментарии государственно-правового отдела администрации президента Казахстана к указу о введении моратория отмечалось, что сама смертная казнь, как вид уголовного наказания, не отменяется, а лишь приостанавливается исполнение уже вынесенных судами смертных приговоров. Мораторий является бессрочным, но при необходимости может быть отменен.

Приговор к смертной казни означает, что Кулекбаев будет изолирован от других осужденных с момента конвоирования к месту отбытия, все время нахождения в колонии он проведет в одиночной камере. Приговоренные к смертной казни заключенные не подлежат переводу в учреждения с менее строгими правилами содержания; они не могут посещать столовую и другие общие объекты учреждения; а также выезжать за его пределы в особых случаях, регламентированных Уголовно исполнительным кодексом. Осужденным на смертную казнь заключенным полагаются краткосрочные свидания с близкими родственниками и адвокатом; ежедневно выходить на получасовую прогулку; получать и отправлять неограниченное количество писем.

Вопрос о том, куда будет направлен Кулекбаев для отбывания наказания, остается открытым, это решит Комитет уголовно-исполнительной системы:

«Сейчас он находится в своем учреждении (СИЗО ЛА155/18 – V) пока не будет решен вопрос о месте его дальнейшего отбывания срока», – сообщил начальник отдела Бостандыкской районной прокуратуры Бауыржан Ертаев, выступавший на суде в качестве государственного обвинителя.

Прокурор Ертаев приговором в отношении Руслана Кулекбаева удовлетворен:

— Сегодня оглашен приговор в отношении Кулекбаева. Судом полностью поддержано обвинение о назначении высшей меры наказания в виде смертной казни. На сегодняшний день на исполнение смертной казни мораторий. В случае если мораторий будет снят, приведение приговора в исполнение будет возможно через год, – сообщил журналистам государственный обвинитель, просивший для Кулекбаева смертной казни.

По завершению процесса, многочисленные журналисты покинули стены СИЗО. Во дворе они ждали потерпевших для того, чтобы записать их комментарии. Среди них – мать погибшего сержанта полиции Жалгаса Кельдибаева Бакытгуль Жексембиева:

— (глубоко вздыхает) Судья сказал… Я довольна решением суда – его приговорили к смертной казни, – тихо произносит она.

Таких же взглядов придерживается и тесть погибшего Аяна Галиева:

— В мирное время, один вооруженный человек совершил такое преступление – теракт… Мы рады, что его задержали, что он не умер. Благодаря этому стали известны его подельники, стали известны причины их действий, другие преступления. Решением я доволен – смертной казнью, и в отношении его сообщников тоже, – сказал Мухамет Асан.

Мать погибшего лейтенанта Мейрамбека Рахматуллаева Айгуль Танакулова после непродолжительного общения с журналистами, отошла в сторонку от воцарившейся во дворе СИЗО суматохи. Спустя время, когда журналисты стали разъезжаться по редакциям, потерпевшие сделали групповое фото на фоне следственного изолятора.

Тем временем, в Астане, в кулуарах пленарного заседания мажилиса парламента, депутаты рассуждали об оглашенном приговоре Кулекбаева. Бывший министр юстиции, а ныне депутат нижней палаты парламента, Загипа Балиева обратила внимание журналистов на детали моратория на смертную казнь – «Смертная казнь устанавливается законом как исключительная мера наказания за террористические преступления, сопряженные с гибелью людей, а также за особо тяжкие преступления, совершенные в военное время, с предоставлением приговоренному права ходатайствовать о помиловании». По ее словам, в указе президента о введении моратория на смертную казнь, о втором пункте 15-й статьи ничего не говорится:

«Смертная казнь, – продолжила Балиева, – есть в 17 статьях Уголовного кодекса. Мораторий объявлен. Но тут конституция четко говорит, что в двух случаях у нас может быть смертная казнь (применена – V), несмотря на то, что есть мораторий. Поэтому смертная казнь может быть приведена в исполнение», – сообщила она.

Процесс над Кулекбаевым с самого начала приковал к себе внимание многих казахстанцев, разделив их на 2 лагеря: тех, кто за смертную казнь для «алматинского стрелка» и тех, кто выступает против нее. Суд сегодня встал на сторону первых и то, в каком направлении будут развиваться события этого дела в будущем остается неизвестным.

Свежее из этой рубрики
Loading...