Телеобзор: Сверхкритичный год

Маргарита Бочарова, Vласть

В химии есть одно любопытное понятие - «сверхкритичная жидкость». В его определении нет ничего сложного, однако представить, что это такое, неискушенному в научных знаниях человеку довольно сложно. Сверхкритичная жидкость - это состояние вещества, при котором исчезает различие между жидкостью и паром. То есть эта жидкость как бы есть, но ее как бы и нет. Именно так в уходящем году и вело себя казахстанское телевидение. Меньше каналов в телевизоре вроде бы не стало, но с точки зрения зрительских симпатий оно сплющилось настолько, что иногда кажется, что его вовсе нет.

Нет, показатели телесмотрения сильно не страдают, а скорее даже наоборот. Нашему телевидению удается каким-то невероятным образом собирать у своих экранов достаточное количество людей, чтобы получать выгодные рекламные контракты. Другой вопрос, что именно испытывают люди по ту сторону экрана, что их побуждает брать в руки пульт и устраиваться вечером перед телевизором. Едва ли казахстанским зрителем - не в обиду ему будет сказано - руководят какие-то рациональные мотивы. Вряд ли среднестатистический офисный клерк, придя домой и включив телевизор, ожидает от отечественной тележурналистики каких-то информационно-аналитических высот. Эмоционально освободиться от прожитого дня помогут далеко не новости, а очередная трешовая «Наша правда», где пятеро детей обвиняют своего отца в домогательствах, или одинокая женщина планирует организовать собственное убийство.

Отечественное телевидение все свои лучшие силы бросило в 2016 году на то, чтобы укрепить эту иррациональную связь, которая все еще заставляет казахстанцев по инерции покупать в свои дома последние модели телевизоров. Самый верный способ для этого - делать упор на те темы, которые, как говорится, умом не понять. Ярких примеров в уходящем года на телевидении было предостаточно.

Например, еще живо в памяти поведение ведущего Ильяса Аутова на ток-шоу «Золотая середина», очередной выпуск которого был посвящен равноправию мужчин и женщин. Этот во всех отношениях «нормальный» мужчина практически кричал на гостей студии, пытаясь убедить их в том, что, как только женщина начинает проявлять несвойственную ей силу в поведении, у нее немедленно появляются мужские черты во внешности. Женский бокс, к слову, первым попал в опалу.

Или другой пример: бывшее «лицо» Первого канала «Евразия» Руслан Смыков как-то в своей «Первой программе» рьяно вступился за изживающий свое институт семьи. Поводом стало открытое письмо от имени работниц коммерческого секса, недовольных своим бесправным положением. Смыков воспринял послание по-своему и пылко вещал на камеру о том, что «одна из наших духовных скреп» под угрозой - женщин, дескать, вот-вот отнесут к «торговкам своего тела», и их органичная роль хранительниц очага будет уничтожена.

Другая программа «Евразии» и вовсе нацелена на то, чтобы духовные скрепы казахстанцев превратить во вполне материальные вещи. Чтобы они окончательно не исчезли, разумеется. Дневное ток-шоу «Все мы люди», например, без толики стеснения выясняло цену жизни, красоты, материнства, а также счастливой семейной жизни. Умудренные жизненным опытом апашки, безработные студенты без гроша в кармане и лелеющие надежду на светлое будущее девушки приходили на съемки шоу практически как на работу, чтобы раз и навсегда увековечить скрепы в денежном эквиваленте.

«Хабар» в уходящем году встал на тропу борьбы за справедливость. Ее символами стали корреспонденты «Народного контроля», которых регулярно теперь выгоняют с порогов недобросовестные предприниматели и застройщики. Вряд ли эти душевные страдания холеных столичных журналистов уже успели кристаллизоваться в соответствующие телерейтинги… Несмотря на это, борьба с нечистью продолжается: пишутся запросы, озвучиваются риторические вопросы к ответственным должностным лицам. Последние не всегда отвечают по делу, но для картинки на экране ведь не это важно. Важно, чтобы ты всеми правдами и неправдами затащил этого чинушу в студию, поставил перед собой и менторским тоном спросил его о том, что делается для спасения женщин от бытового насилия в стране.

На других каналах диалогов предпочитают не вести. Это ни к чему, когда авторитет ведущего распространяется далеко за пределы телевизионной студии. Артур Платонов на КТК как никто другой любит в совершенно неповторимой манере рассуждать о том, как общество должно вести себя в той или иной ситуации. Смертный приговор, вынесенный «алматинскому стрелку» стал для Платонова отличным поводом ткнуть пальцем в тех сомнительных граждан нашей страны, которые посмели испытать сострадание не только к невинным жертвам террора, но и к самому Кулекбаеву. По мнению депутата мажилиса, коим по совместительству является тележурналист, этот молодой человек даже суда не заслуживал.

Нравственность стала настолько популярной темой на телевидении, что все подобные программы стали казаться одной сплошной спекуляцией. Создается впечатление, что не осталось на телевидении людей, способных здраво подойти к вопросам не столь волнующим, но не менее важным. Инфляция, безработица, бедность, бюджетный процесс и рядом не стояли, когда во что бы то ни стало нужно выяснить, почему известная продюсер в свое время позволила себе стать токалкой известного певца и одолжить ему какую-то баснословную сумму денег.

Но у этой тенденции есть, как ни странно, и положительный момент. «Седьмой канал», например, эмоциональной привязанностью своих зрителей решил не злоупотреблять. Так на канале появился добрый проект про то, как по просьбе детей уставшие мамы преображаются в необыкновенных красавиц. В следующем году зрителей ожидает премьера еще одного проекта, где бездетным парам дадут реальный шанс стать родителями. В отсутствии качественной аналитики пусть в наступающем году именно таких «спекуляций» на телевидении будет побольше!

Фото freepik.com

Обозреватель интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...