Среди них – изменение законодательства, усиление превентивного механизма и больший контроль за тюрьмами
Новые меры по борьбе с пытками предложили в Генпрокуратуре
Фото Жанары Каримовой

Тамара Вааль, Астана, Vласть

В ходе четвертого форума по тюремной реформе в четверг в Астане первый заместитель генерального прокурора Иоган Меркель озвучил ряд предложений, которые будут содействовать сокращению пыток в Казахстане, особенно в колониях. В ведомстве предлагают начать с переформатирования работы исправительных учреждений, вести полную видеофиксацию всего происходящего там, а также принятия ряда новых законодательных норм, которые позволят повысить эффективность расследования такого рода преступлений. Все это вошло в план комплексных мер по противодействию пыткам.

«Необходимо провести диспозицию санкции из санкции статьи 146 Уголовного кодекса (пытки) в соответствии с требованием Конвенции (ООН по противодействию пыткам - V), разграничить пытки от жестоких видов обращения и наказания. А также исключить возможность назначения наказания, не связанного с лишением свободы за эти преступления», - рассказал Меркель.

Что касается превенции пыток в системе исправительных учреждений, здесь, по его мнению, самыми эффективными мерами признаны механизмы, которые обеспечивают прозрачность работы пенитенциарной системы.

«Национальный превентивный механизм у нас создан, показал свою эффективность», - уверен первый замгенпрокурора.

Однако, для повышения качества его работы есть ряд новых предложений. В частности, увеличить число посещений колоний, обеспечить их внезапный характер; отменить цензуру заявлений и жалоб, адресованных в национальный превентивный механизм. В рамках 34 шага Плана нации нужно продолжить оснащение учреждений видеонаблюдением, не оставляя «слепых зон», с выводом серверов и мониторов за их пределы. Например, на пульт дежурных частей и прокуроров. Кроме того, отметил Меркель, необходимо продолжить оснащение сотрудников администрации видеорегистраторами и установить нормативный запрет на несение службы без таковых.

«При этом также надо создать условия для выгрузки этого видео на единый сервер после завершения смены, с возможностью длительного сохранения этой информации», - подчеркнул он.

«Здесь есть председатель КУИС, - прервал Меркеля генеральный прокурор Жакип Асанов. - Где? Слушайте, такой разговор здесь идет, а председателя нет. Что может быть важнее этих тем? Вот отношение. Посмотрите, сколько у нас было председателей КУИС. Вот эти председатели все время отстаивали интересы ведомства. А теперь посмотрите: за три года 80 сотрудников ваших осуждено. Вы знаете, вы не жалеете своих коллег. Ладно, не думаете о заключенных, вы о своих коллегах подумайте. Вы им создаете условия для всего этого. А потом – что? А потом они думают, что это нормально. Значит, это можно делать. Они нарушают законы, пытают, потому что такая атмосфера. Потому что ничего не записывается. Мы сколько лет говорим, это копейки стоит. Везде поставить, убрать «слепые зоны» и все».

Глава надзорного ведомства заявил, что необходимые планы уже написаны, и теперь необходимо желание со стороны МВД решить все поднятые вопросы.

«Я не говорю об умении и знаниях. Если у вас будет желание, мы вам поможем. Я сам пойду с вами это буду делать вместе. У нас сейчас проектный офис открылся, набрали толковых ребят, мыслящих иначе. Они заточены на права человека. Мы должны у них учиться. Я предлагаю, во-первых, жду объяснения, почему председатель КУИС не пришел на такое важное мероприятие. Второе – я хочу официально услышать, есть ли у вас желание. Иоган Давыдович, мы человек пять отправляем в МВД, они там сидят и так они реализуют в основном», - поручил Асанов.

Тем временем, его заместитель продолжил: «Нередко в пытках заключенных участвуют другие осужденные, так называемый, актив зоны, добровольные помощники администрации из секции правопорядка. Мы предлагаем также запретить участие осужденных в воспитательной работе, разъясняя другим осужденным правил внутреннего распорядка, а также их участие при приеме этапов. Также мы предлагаем согласиться с правозащитниками и запретить ходьбу маршем, занятия строевой подготовкой, а также запретить все иные, не предусмотренные Уголовным и (уголовно-) исполнительным кодексом меры воспитательного воздействия», - закончил перечислять первую часть предложений Меркель.

Следующий блок плана посвящен повышению эффективности расследования. По статистике, сегодня до суда доходят не более 2 процентов дел, связанных с пытками. В 2015 году из 640 заявлений до суда дошло всего 12. И почти все они направлены в суд прокурорами, которые расследуют порядка 80% этих дел.

«Полицией против пыток предложено их расследование полностью передать в исключительную компетенцию спецпрокуроров. Они считают, что это отвечало бы требованиям Конвенции о беспристрастности. Мы этот вопрос предлагаем обсудить в ходе реализации плана», - заявил Меркель.

Отдельный раздел плана посвящен внедрению в практику рекомендаций Стамбульского протокола, который является полным собранием международного опыта расследования пыток, независимо от стран и различий в процессе. Генпрокуратура предлагает на его основе разработать свою собственную методику расследования пыток, которая будет адаптирована к отечественному законодательству; разработать учебный курс и внедрить его как обязательный во всех учреждениях образования для юристов и следователей. Кроме того, на базе академии правоохранительных органов провести обучающие семинары с поэтапным охватом всех должностных лиц, которые уполномочены расследовать пытки.

«Необходимо установить для МВД и агентства, что расследование заявлений о пытках являются приоритетными наравне с другими преступлениями: убийствами, изнасилованиями и так далее», - предложил Меркель.

Что касается реабилитации жертв пыток, то здесь тоже предлагается принять ряд изменений. Сегодня в Казахстане жертвы пыток получают материальную компенсацию только за счет исков к должностным лицам, которые признаны виновными по приговору суда. При установлении виновного государство не несет никакой ответственности. И если виновный в пытках не установлен, граждане доказать факт нарушения прав не может, что вынуждает их обращаться в комитет ООН. В связи с этим, необходимо изменить наше законодательство и практику таким образом, чтобы «наши суды могли сами рассматривать такие жалобы по аналогии с процедурами ООН, без привязки к обвинительному или оправдательному приговору», указал Меркель.

«Это позволит нам предупреждать жалобы комитета ООН и обеспечит защиту прав граждан и их права на свободу от пыток в рамках отечественного законодательства», - считает он.

Кроме того, Конвенция по противодействию пыткам требует, чтобы жертве была представлена достаточная компенсация, которая не только бы покрывала материальный и моральный вред, но и отвечала бы тяжести. Тем временем, анализ судебной практики показывает, что в стране нет единых подходов по этому вопросу. В одинаковых ситуациях суммы разнятся от 100 тысяч до 1,5 млн тенге.

«Поэтому мы предлагаем внести изменения в 167 статью Уголовно-процессуального кодекса и предусмотреть по делам о пытках право на предъявление иска в уголовном процессе до суда. С регрессом конечно. Изменить статью 922 Гражданского кодекса, установить возможность предъявлять иски, независимо от результата уголовного расследования. Само по себе изменение закона без приведения практики в соответствии с международными обязательствами не принесет результата. Потребуется корректировка нормативных постановлений Верховного суда по вопросам пыток и возмещения вреда. Необходимо включить действующие программы реабилитации жертв от насильственных преступлений отдельно от потерпевших от пыток. В этом мы надеемся на поддержку министерства труда и социальной защиты», - завершил перечислять предложения первый заместитель генерального прокурора.

Шеф-бюро Vласти в Астане

Свежее из этой рубрики
Loading...