Руководители благотворительных фондов о взаимодействии с государством, бизнесом и населением
Благотворительность в Казахстане: почему заниматься ей все еще не просто?
Фото Данияра Мусирова

Благотворительность должна вызывать исключительно положительный отклик, тем не менее, в Казахстане заниматься ей все еще непросто. Станет ли благотворительность системной, достаточно ли она прозрачна и насколько казахстанцы вовлечены в нее? Об этом руководители благотворительных организаций говорили на очередной встрече Expert Update, организованной интернет-журналом Vласть и группой компаний "Верный капитал".

Для Аружан Саин, директора благотворительного фонда Добровольное Общество «Милосердие» (ДОМ) благотворительность – это прежде всего выражение гражданской позиции, возможность высказать свое отношение к тем или иным процессам, происходящим в государстве, а также участие в решении важных проблем и соблюдении прав человека.

Вице-президент благотворительного фонда «Аяла», Жангельды Сарсенов считает, что заниматься благотворительностью - это большой труд, а многие вкладывают в это понятие то, на самом деле далеко от него. Многие предприниматели тоже не всегда понимают, как правильно заниматься благотворительной деятельностью. В этой ситуации общественные фонды как раз и служат квалифицированным буфером между бизнесом и теми, кто нуждается в специальной помощи.

Марат Айтмагамбетов, директор Фонда Булата Утемуратова, добавляет, что для его организации благотворительность - это еще и решение системных вопросов, касающихся всех слоев населения. В этом секторе много профессионалов высокого уровня, способных решать глобальные задачи, связанные с социальной реорганизацией общества.

Говоря о взаимодействии благотворительных организаций с государством и бизнесом, Сарсенов отметил, что фонды зачастую знают проблемы получателей помощи лучше государственных структур, однако без взаимодействия с государством их помощь была бы не эффективной. В качестве примера он привел сотрудничество фонда «Аяла» с детскими медицинскими и образовательными учреждениями. Бизнесмены, по его мнению, приходят в благотворительность, осознанно, когда для них наступает время отдавать.

По мнению Айтмагамбетова важная роль государства должна состоять в создании льготных условий для тех предпринимателей и физических лиц, которые занимаются благотворительной деятельностью. Это увеличит количество благотворителей и поможет снизить дополнительную нагрузку с государственных учреждений.

Аружан Саин, помимо реализации благотворительных проектов, выступающая в защиту пострадавших от насилия детей, получала неоднократный негативный опыт взаимодействия с государственными структурами, в том числе и с законодательной властью. Она считает, что усилия со стороны НПО в части внесения изменений и дополнений в законодательство, малорезультативны, все согласования существуют только формально. А чтобы получить какую-то посильную помощь от государства нужно всегда бороться.

Важнейшим для развития благотворительности является участие в ней казахстанцев. Сарсенов убежден, что проблема незначительной заинтересованности людей в социальных проектах - это недостаточное освещение и интерес со стороны СМИ, которые сосредоточены на негативных новостях, помогающих им иметь высокие рейтинги.

По словам Айтмагамбетова, половина населения страны не готова участвовать в каких-либо социальных программах, а если участвуют, то формально; тех, кто делает добрые дела от сердца на самом деле очень мало. Он отмечает также людей, которые предпочитает заниматься тихой благотворительностью, чтобы никто о ней знал. Одной из причин для этого является нежелание открыто демонстрировать готовность помогать, что может свидетельствовать о высоком достатке, а также несовершенная налоговая система, которая не способствует развитию социальной помощи.

Ольга Салимова, основатель фонда «Старость в радость», в свою очередь привела статистику, основанную на The World Giving Index, касательно количества людей, вовлеченных в разные благотворительные проекты.

Саин рассказывает, что работа ее фонда построена на пожертвованиях казахстанцев , в том числе и меценатов. Организация нередко сталкивается с непониманием того, что работа ее сотрудников не может быть безвозмездной. Многие меценаты считают: раз ты работаешь, как волонтер, то не нуждаешься в материальном вознаграждении, а те расходы, которые направлены на благотворительность, должны быть целевыми, отмечает директор фонда ДОМ. Но для того, чтобы продвигать идеи и привлекать финансовые ресурсы, нужна хорошая стратегия и квалифицированные специалисты, которые смогут ее реализовать. Это же касается и организации работы фонда – управление процессами в подобной организации – сложный процесс, подчеркивает Саин. Сейчас за счет дополнительных вливаний от спонсоров ее фонду удается покрывать часть административных расходов, но с такими же трудностями сталкивается большинство общественных объедений, говорит она.

Сарсенов считает, что в идеале административная нагрузка должна ложиться на плечи учредителей фондов, а все деньги спонсоров должны идти только на благотворительные проекты, поскольку это также связано с доверием населения.

Нередко деятельность благотворительных фондов ассоциируется с отмыванием денег и мошенничеством и это может быть одной из причин, почему люди в стране мало участвуют в благотворительности. На вопрос, что нужно сделать, чтобы переломить это, глава Фонда Булата Утемуратова ответил, что работа фондов должна быть открытой, прозрачной и подотчетной, прежде всего перед теми людьми, которые в него вкладывают деньги. Нужно не бояться выходить и рассказывать о себе в тех же социальных сетях. Это поможет укрепить доверие и наладить отношения с людьми, уверен Айтмагамбетов.

Представители фондов убеждены, что переломить сложности, существующие в сфере благотворительности, можно только сообща и обсуждая существующие проблемы. Они видят и констатируют, что людей, готовых вовлекаться в благотворительность в разных формах – жертвуя деньги, тратя личное время или участвуя в управлении организациями – становится больше. При этом у представителей благотворительных организаций нет однозначного ответа на вопрос о том, какой деятельностью фондам следует заниматься больше сейчас – решением масштабных задач в сфере культуры, образования и развития или помощью конкретным людям. Необходимо развивать оба направления, здесь не может быть чего-то менее, а чего-то более важного, уверена Саин.

Свежее из этой рубрики
Loading...