Президент назвал преступлением действия чиновников
  • 2917
Сознательное противостояние посланию или безответственность?
фото Акорды

Тамара Вааль, Астана, Vласть

Среда после обеда выдалась очень жаркой для столичных журналистов – прессу пригласили в Акорду на заседание Совета безопасности под председательством главы государства. Стоит сразу оговориться: на подобном мероприятии, где высшее руководство страны обсуждает самые важные вопросы, в том числе, государственные секреты, в последний раз журналисты присутствовали четыре года назад, плюс-минус. Тема, как обычно, держалась в строжайшем секрете, и коллеги по традиции гадали, чего же ждать. Все оказалось, с одной стороны, банально – услуги монополистов и тарифы на тепло и электроэнергию, с другой стороны, сложно и жарко – министрам неоднократно пришлось краснеть и оправдываться перед главой государства, за что, в итоге, они получили выговор.

Ровно в 15:00 в зале, который так и называется «Совет безопасности», наступила гробовая тишина. Казалось, даже часы замерли в ожидании президента. Три минуты спустя Нурсултан Назарбаев вошел, сел в свое кресло и начал тоном, не предвещающим ничего хорошего: «Что беспокоит население? Социологические исследования показали, что из шести проблем, которые мы выделили, стоит высокая стоимость коммунальных услуг, второе: дорогое медицинское обслуживание. Не знаю, почему медобслуживание, - повел бровью глава государства. – Третье: низкое качество образования». Президент отметил, что все эти пункты еще предстоит изучить.

Дальше президент напомнил о своем послании, в котором поручил повысить благосостояние населения, и напомнил про поручение генеральному прокурору проверить коммунальный сектор. Именно результаты этой проверки и послужили для созыва членов Совета безопасности.

«В свое время мы специально создали программу «Тариф взамен инвестиций». Я это помню. С 2009 года, то есть за 7 лет, она позволила заработать монополистами миллиарды средств для модернизации своего производства. Именно для улучшения всего фонда генерирующих мощностей, мы пошли на двукратное увеличение тарифов. Но вместо того, чтобы инвестировать и обновлять мощности на эти деньги, крупные энергетические компании незаконно обогащались за счет потребителей, включая стоимость услуг. В стоимость услуг включали премии, бонусы своим работникам, вознаграждения по кредитам, а также необоснованно завышали производственные затраты», - объяснил он собравшимся, в том числе и журналистам, тему, которую еще предстояло обсудить.

По информации президента проверка выявила ущерб населению со стороны энергопередающих компаний на сумму 14 млрд тенге, а энергосберегающие организации получили, а точнее, это то, что выявили в надзорном органе, незаконный доход в размере 15 млрд тенге. В итоге вместо того, чтобы снизить затраты населения, получилось, как всегда.

«Или это сознательное противостояние посланию президента, чтобы принизить его роль, или головотяпство, которое происходит в результате безответственности и понимания своей роли ответственности. Я считаю и то, и другое – преступления», - подчеркнул Назарбаев.

Нарушения не могут происходить просто так. И, по мнению президента, это произошло из-за бездействия и отсутствия контроля со стороны компетентных госорганов, в частности, министерства энергетики, национальной экономики и местных исполнительных органов.

«Минэнерго должно следить за исполнением инвестиционных обязательств. За это мы давали поблажку по тарифам. В феврале я поручил министру энергетики (Канату Бозумбаеву – V) снизить стоимость электроэнергии для казахстанцев. Он обещал это сделать. Предложил в качестве еще одной дополнительной меры укрупнение энергопередающих компаний. Мы пошли на это, да? Руководство антимонопольного комитета вообще самоустранилось от исполнения своих обязанностей или же имеет интерес, - недвусмысленно намекнул глава государства. - Можно думать о том, что энергосоздающие предприятия договариваются с потребителями или посредниками: «Давай тариф сделаем, мы тебе потом взятку дадим». Это еще проверить надо. Я думаю, мы и до этого доберемся», - пообещал он.

Назарбаев подчеркнул, что рост тарифов, а если он к тому же осуществляется искусственно, без подкрепления реальными экономическими расчетами, ведет к росту расходов каждой конкретной семьи. И все это идет в разрез установкам в послании.

«Руководителям, представителям госорганов, кто не проникся этой задачей, до сих пор не понял суть послания, да еще и не выполняет, как он может оставаться на госслужбе?», - вновь пригрозил Назарбаев.

Почему энергопроизводящие предприятия ведут себя как хотят? Ответ на этот вопрос держал генеральный прокурор Кайрат Кожамжаров. Со своей офицерской выдержкой он сообщил, что пока монополисты отчитываются, что израсходовали 1 трлн тенге на улучшение производственных показателей, износ оборудования так и остался на высоком уровне. В среднем по стране он находится на уровне 54-63%, на Алматинских ТЭЦ он увеличился до 70%, Капшагайской и Экибастузской ГЭС – до 79%. А после завершения программы в 2016 году, о которой выше говорил президент, ожидавшегося снижения тарифов не произошло. «Производители продолжили поставки энергии казахстанцам по двойной ставке, то есть по прежним высоким тарифам. Проверка только 15 из них выявила полученную сверхприбыль на 51,5 млрд тенге», - заявил генпрокурор.

Далее Кожамжаров более детально углубился в конкретные предприятия и регионы. Но суть всего сказанного – монополисты незаконно повышали цены и получали миллиарды такой же незаконной прибыли. А виной всему – Минэнерго.

«Нарушения законности на стадии производства допущены вследствие попустительства Министерства энергетики. Нарушение закона об электроэнергетике, министерство оценку и мониторинг эффективности программы модернизации не проводило, достоверность отчетов монополистов не проверяло. Решения об утверждении завышенных тарифов приняло без учета сокращения их расходов в ущерб интересам населения. Поэтому мы на незаконные приказы министра энергетики внесли протесты, сейчас на стадии рассмотрения», - заявил он.

Незаконные премии, бонусы, несуществующие затраты и командировочные и даже отсутствующие кредитные обязательства – это лишь малая часть того, что делали монополисты для получения незаконной прибыли и увеличения тарифов.

И здесь уже министерство национальной экономики, если бы вовремя вмешалось, могло своевременно пресечь нарушения. Но этого сделано не было. В итоге только одна прокурорская проверка выявила ущерб в 29 миллиардов тенге, которые не выявили в антимонопольном органе за последние 3 года. Как результат – по фактам злоупотреблений и халатности в отношении должностных лиц возбуждено 7 уголовных дел. И вновь вопросы к Минэнерго – под следствием может оказаться новый вице-министр Анатолий Шкарупа, которого назначили всего месяц назад. Он будет третьим по счету вице-министром энергетики с начала текущего года, находящимся под следствием.

«Серьезные претензии со стороны закона имеются к недавно назначенному вице-министру энергетики Шкарупе – бывшему акиму года Сарань. Он причастен к хищению 215 млн тенге, выделенным в 2015 году на установку приборов учета тепла в городе Сарань Карагандинской области, где вообще нет центрального отопления, счетчики просто монтировались в пустые стены. По данному факту мы также начали расследование уголовного дела», - неожиданно для всех сообщил генеральный прокурор.

Помимо всего прочего прокурорская проверка выявила раздробленность контроля между уполномоченными органами – министерствами энергетики и национальной экономики. К тому же ключевые решения об утверждении тарифов на передачу и снабжение принимаются областными антимонопольными департаментами. Республиканский комитет «снял с себя юридическую ответственность за принимаемые решения, хотя негласно согласовывает каждое из них». Еще одна проблема – непрозрачность формирования тарифов производителями и снабжающими организациями, в отличие от передающих предприятий, которые не обязаны обосновывать свои затраты, составлять тарифные сметы, получать общественное мнение и предоставлять заключения специалистов и публичные отчеты.

Более того, по новому предпринимательскому кодексу с 2020 года энергоснабжающие организации выведут из сферы государственного регулирования.

«Это может привести к неконтролируемому росту цен. Разработанный проект на уроне антимонопольного закона не снимает указанной проблемы. Законопроект не предусматривает правовых механизмов по защите прав потребителей и обеспечению прозрачности тарифообразования. Не устанавливает четкой ответственности уполномоченных лиц и субъектов монополий. Между тем объекты энергетической отрасли являются стратегическими. И если их использовать вопреки интересам населения, могут создать угрозу национальной безопасности», - уверен Кожамжаров.

А вот у «виновника торжества» министра энергетики Каната Бозумбаева цифры другие: износ основного оборудования станций на 1 января 2016 года по сравнению с 2008 годом снизился с 80% до 56%. При этом стоимость модернизации существующих активов в среднем составила $2181 за 1 киловатт, в то время как строительство новой станции обошлось бы в $3,5 тыс. за 1 киловатт или в 1,6 раза дороже.

«В период действия программы станции не выплачивали дивиденды», - заверил глава Минэнерго, отметив, что ряд этих вопросов при прессе, наверное, говорить не стоит.

«Мне известно, что делали, как делали, - поддержал президент. - У нас всего 43 энергопроизводителя. 43 на весь Казахстан. И что, 43 нельзя проконтролировать министерству?», - тут же поинтересовался он.

Проконтролировать можно, и с 2009 по 2015 годы министерство осуществляло камеральный контроль, заверил Бозумбаев. И только в 2014-2015 годах с 10 электростанций взыскали штрафы на сумму 95 млн тенге. Вот только с 1 января 2016 года на законодательном уровне норма по мониторингу и исполнению инвестобязательств была отменена. Также отменена была проверка обязательств инвестировать в необходимые заключения инвестсоглашений. «Теперь по сфердоходу, сверхприбыли…», - хотел было объяснить министр, но его прервал президент: «Почему так называемых? Учитывая, что инвестобязательства со стороны владельцев станций на сегодня отсутствуют, деньги получили, а обязательства почему-то отсутствуют. Мы же тарифы поднимаем, чтобы у них были деньги и были инвестиции, так? Отсутствуют? Данные тарифы превышают себестоимость производства энергии в среднем на 40%. Это позволило за 2016-2017 годы 15 электростанциям получить сверхприбыль в размере 38 млрд тенге, а ты предлагаешь еще дальше продолжить это безобразие? Поэтому генпрокуратура тебя приостановила».

Министр сделал попытку объяснить, что все на самом деле не совсем так. И деньги выделялись на модернизацию оборудования, а оставшиеся средства были выплачены в качестве погашения основной суммы долга по привлеченному кредиту….

«Мы сейчас говорим о том, что население переплачивает. Деньги, которые население платит, направляете на другие цели, - вернул в реальность Бозумбаева глава государства. - Ты скажи мне, 43 энергопроизводителя можно проконтролировать, сколько по тарифам получили, а почему нет?».

«Все цифры есть», - отметил министр.

«Почему уже признали, возвращали деньги населению?», - не успокаивался глава государства.

«Это не энергопроизводящие организации, это энергоснабжающие организации».

«Ну а какая разинца, кто это делает?».

«Ну….».

«Ты скажи, ты находишься на той работе. Ты за это отвечаешь. У тебя этот кусок работы по Казахстану. Ты у нас специалист №1. Почему это происходит, этому безобразию конец будет или нет?», - не выдержал президент.

«Нурсултан Абишевич, по совместной работе с Генпрокуратурой, по моим приказам, в этом году создана вместе с КРЕМ РК (группа – V), мы зашли во все крупные станции во всех областях. Сейчас идет работа. К концу ноября будет (известен – V) реальный уровень затрат на производство электроэнергии и потребность этих станций в инвестиционных средствах», - пообещал министр.

Президент попытался разобраться: вот есть утвержденный тариф, он согласован. Соответственно, «он же не должен повышаться, стоит только захотеть»?

«Тариф повышался с 2009 года по 2015 год, в конце 2015 года программа закончилась. Владимир Сергеевич Школьник на уровне 2015 года зафиксировал тарифы для станций. Они по сегодняшний день не меняются», - вспомнил бывшего министра энергетики нынешний.

«Генпрокурор не прав что ли?», - сдвинул брови президент.

«Он прав, по-своему. Владимир Сергеевич подписал приказ, что тарифы остаются до введения рынка мощностей на уровне 2015 года. Они так и остались. Я своими приказами изменил только там, где подорожал газ, где ниже себестоимость, потому что с этим шутки тоже плохие», - вздохнул Бозумбаев, еще раз подчеркнув, что проверки, которые закончатся в конце ноября, позволят «выяснить объективную картину».

«На некоторых предприятиях, скорее всего, мы понизим тарифы, которые уголь используют, скорее всего, крупные компании. А на газовых станциях там проблематично будет понизить, мы же их обанкротим», - заключил лава Минэнерго.

Специально на заседание Совбеза пригласили и главу комитета по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и прав потребителей Азамата Майтива. Он, как и многие чиновники, решил рассказать Назарбаеву в целом о проводимой тарифной политике в стране, за что тут же был прерван на полуслове.

«Не надо мне, я без тебя знаю», - оборвал президент, дав понять, что информацию он хочет услышать по конкретным делам.

По словам Майтиева, 29 млрд, выявленных в ходе прокурорской проверки, могли выявить и антимонопольщики. Вот только не успели. Ведь надзорный орган проверку начал в марте-апреле, а отчеты от монополистов в ведомстве получают ежегодно до первого мая.

«Не прокуратура, а антимонопольный комитет должен был это выявить, привести в порядок! - объяснил президент. - Вот выявленные нарушения на 8,5 млрд тенге, да? - указал в бумаги глава государства. - Из них 3 млрд тенге по мерам прокуратуры уже компенсированы потребителям. А ты о чем говоришь? Они признали, компенсировали, вернули. Признали! Теперь антимонопольный комитет твой, ввиду якобы возникшей ЧС, необоснованно согласовал АО «Алатау Жарык» с увеличением тарифа, почему? За счет этого монополист получил доход 1,4 млрд. По акту прокуратуры этот ущерб тоже возмещен».

Майтиев тут же попытался объяснить: все не совсем так. Ведь по законодательству тарифы утверждаются на 5 лет. Увеличены они могут быть по двум причинам: либо при увеличении стоимости стратегического товара, либо возможное возникновение ЧС, которое должно подтверждаться соответствующими госорганами. И, кстати, антимонопольный комитет даже получал соответствующее письмо от департамента по ЧС по городу Алматы.

«Ну что такое? Ничего не случилось, возможно, случится, давайте поднимем тарифы. А вы куда смотрите?», - удивился президент.

«Нурсултан Абишевич, это законом установленное требование. То есть мы руководствовались рамками закона», - заверил Майтиев.

«Какими законами? Здесь просматривается сговор: ты повысь тариф, я тебе потом подмажу. Я по-другому не знаю. Для чего? А вдруг случится? Случилось или нет это все?».

«По факту нет».

«Ну вот, а деньги получили. И куда ты смотрел?, - поинтересовался Назарбаев, тут же задав вопрос уже министру национальной экономики Тимуру Сулейменову. - Зачем тогда нужен антимонопольный комитет?».

Главный экономист страны, как и предыдущие его коллеги, сделал попытку объяснить, почему проверку не могло провести антимонопольное ведомство. Но заверил, что по всем предписаниям Генпрокуратуры предприняли соответствующие действия и везде ввели компенсирующий тариф.

«Слушай, дорогой министр. Антимонопольный комитет для энергетиков – это прокуратура для них. Всё, что выявил он, должен принять меры. У него есть полномочия и права на это. А мы сейчас разбираем его плохую работу», - парировал Назарбаев.

Вновь в ход пошли цифры, министр пытался рассказать, как развивалась за последние десятилетие контрольно-надзорная система, и что на сегодня антимонопольное ведомство охватывает только 5% субъектов.

«И если бы вы разрешили нам систему контроля и надзора в сфере естественных монополий немного ужесточить с учётом актов генпрокуратуры», - обратился Сулейменов к главе государства.

«Почему я должен ужесточать? Это всё прописано в ваших правилах», - вновь удивился президент.

«Мы в законах сейчас себе ограничили полномочия», - заверил министр.

«Давайте восстановим, внесём изменения. Это тоже отговорка. Без этого достаточно у них рычагов. Что ещё скажешь?».

«Помимо этого мы хотели бы, чтобы у антимонопольного органа были полномочия получить доступ к базам данным налоговых органов. Потому что определить, лжепредприятие это или обнальная фирма, антимонопольщики сами не могут. У них нет доступа. Потом выход на встречную проверку, на поставщика антимонополиста нам не разрешён. Если бы нам разрешили…», - вновь попросил министр.

Тем временем Назарбаев напомнил Сулейменову, что тот сам работал в этом комитете и должен навести там порядок.

«Вноси в парламент, решай задачи. Знаешь работу антимонопольного комитета. Будем ссылаться на то, на другое, а народ простой страдает. Для людей простых – это все болтология называется. Нужны конкретные дела. Не разобрался в этом деле и не принял меры. Садись», - закончил диалог глава государства.

Очередь доложить обстановку дошла до вице-министра национальной экономики, бывшего главы антимонопольного комитета Серика Жумангарина. Он напомнил президенту, что во времена создания комитета «износ сетей достигал больше 70%, а в малых моногородах больше 100%». Мощностей не хватало, а инвесторам – уверенности, что в эту сферу можно заходить. Именно тогда и придумали сферу долгосрочных тарифов, благодаря чему привлекли триллион тенге.

«Да, есть нарушения, я не буду здесь оправдываться, 29 млрд, говорит генеральный прокурор, с чем-то мы согласны, с чем-то нет, где-то методология неправильно истолкована. Но большая часть денег – она не разбазарена, она пошла туда, куда должна была пойти», - заверил Жумангарин, отметив, что Казахстан впервые остановил износ (хотя генпрокурор говорил обратное), и «износ в сетях уже падает».

Вместе с признанием критики в свой адрес вице-министр констатировал: антимонопольному комитету не хватает полномочий. И если в области антимонопольного регулирования все хорошо, то вот в области тарифного регулятора «сил не хватает». Ведь из 1200 субъектов в год комитет может проверить только 60. И чтобы улучшить ситуацию, необходимы полномочия, близкие к полномочиям правоохранительных органов, или «хотя бы их содействие».

«Нам не хватало (функций - V) именно по контролю, надзору. Мы сейчас хотим эти изменения внести», - рассказал он.

Президент вновь напомнил, что миллиарды тенге этой сферы идут не по назначению.

«Ты же ушел оттуда уже, но при тебе это все безобразие начиналось? Вот все вы втроем сказали о том, что не хватает полномочий, что вам надо дать какие-то права и так далее. Это вы ждали сегодняшнего разговора?», - обратился Назарбаев к Майтиеву, Сулейменову и Жумангарину.

«Мы в прошлом году новый закон внесли в парламент. Он полностью меняет закон «О естественных монополиях». Мы пытаемся усилить свои полномочия, но сейчас идет общая волна либерализации», - объяснил вице-министр, но встретил неодобрение главы государства, который подчеркнул, что еще необходимо посмотреть, нужно усиливать полномочия или нет.

«Каждый просит усилить полномочия. А потом будем (количество - V) проверяющих компаний снижать», - заявил президент.

В диалог вмешался спикер мажилиса Нурлан Нигматулин как человек, представляющий как раз законодательный орган страны.

«Я очень хорошо помню, это первый мой приход в парламент в 2013 году, действительно правительством был внесен законопроект, вариант, где под общую волну снижения административного давления на бизнес вносились эти нормы. В парламенте была очень большая дискуссия, тогда антимонопольный комитет, вы были тогда во главе его, нам доказывали, что это нужно для снижения адмдавления, согласились. И на вопрос, а как же вы будете контролировать, тогда был ответ – он сегодня действует, Нурсултан Абишевич, какой ответ? В законодательстве есть право обращаться хоть каждый день в генпрокуратуру, а также в госорганы, обладающие специальными полномочиями и доступом к налоговым и иным закрытым базам данных, а также путем проверки и монополистов и их контрагентов. Что антимонопольное ведомства все эти годы ни разу не делает. Да, прямых нет, но у вас остались полномочия обратиться – обратитесь к генеральному прокурору, обратитесь к антикоррупционному ведомству, хоть каждый день монополистов можно трясти», - пояснил председатель мажилиса.

«Вообще-то это было правильно. Есть правоохранительные органы для этого», - сказал Назарбаев.

«Оно так и заложено», - согласился Нигматулин.

Спустя почти полтора часа недовольства со стороны президента, глава государства подвел итоги. Он еще раз подтвердил, что уполномоченные органы, которые обязаны этим заниматься, «бездействуют и попустительствует творящемуся безобразию в сфере тарифоообразования».

«Никто не следит. Прежде всего этим вопросом плохо занимается Министерство национальной экономики, и его антимонопольщики не справляются. Все можно объяснить, но на конкретные вопросы, когда от этого страдает население, никто из вас не может дать ответ. Антимонопольный комитет, слово «анти» всегда должен проявлять принципиальность, стоять на страже повседневных людей, потребителей», - подчеркнул Назарбаев.

Тут же глава государства начал раздавать поручения: премьер-министру – разобраться с деятельностью антимонопольного комитета и дать оценку эффективности работы на уровне всех региональных антимонопольных ведомств. Министерство энергетики должно нести ответственность за каждый тиын, уплаченный потребителями.

«Куда они уходят? Эти деньги должны работать на развитие нашей экономики. Принимая каждый раз решение о повышении тарифов, в первую очередь нужно учитывать платежеспособность населения. Публичное обсуждение всех планируемых изменений, тарифов или не проводится вовсе, или сводится к формализму. Вот у них там тарифы такие, вот у нас – это не объяснение. Надо посмотреть, что у нас конкретно. Как живет человек и какие у него способности оплачивать. Надо изменить действующий механизм, предусмотреть широкое привлечение общественности, НПО, СМИ к этому делу. У антимонопольного комитета нет обратной связи с населением, обоснованной на современных технологий, средств, коммуникаций», - уверен глава государства.

Кроме того, министру энергетики до конца года поручено «решить, наконец, вопрос со снижением стоимости электроэнергии».

«Это будет или это невозможно?», - поинтересовался Назарбаев.

«По итогам ноября мы закончим все проверки. На системообразующих, думаю, будет снижение, на мелких…», - хотел объяснить Бозумбаев, но вновь бы прерван:

«Для населения в целом, для простых граждан?».

«Нурсултан Абишевич! Здесь надо правительству, не только мы...».

«А ты где, не в правительстве? Все правительство здесь, вместе работайте».

А главное – глава государства поручил правительству и прокуратуре довести до конца все расследования, и чтобы все виновные были привлечены к ответственности.

«А если кто будет влезать и препятствовать – привлекать до уголовной ответственности. Как только я поставил вопрос на Совет безопасности, все забегали уже, записками забросали. Вообще по этим монополиям, включая группу NRC Клебанова (Александр Клебанов, председатель совета директоров АО «Центрально-Азиатская Электроэнергетическая Корпорация» - V), у него по Астане все энергоисточники, да? По ним надо отдельно разобраться. Генпрокуратура, запросите их деятельность, отчеты и посмотрите, почему они завышают. Везде добиться снижения необоснованных тарифов! По начатым уголовным преследованиям дать принципиальную оценку, довести до конца. Результаты доложить мне. Поскольку здесь пошел такой разговор, правительству надо еще раз вернуться к проекту антимонопольного закона», - закончил раздавать поручения глава государства.

Вместе с тем он дал понять, что это только начало. Ведь тарифы на электричество и тепло – это только часть проблемы, а есть другие поставщики услуг – монополисты. Здесь речь идет об обеспечении услугами водоснабжения, канализации, газа, телефонной связи, интернетом.

«Кто этим разбирается? Тоже антимонопольный комитет? Вот пусть антимонопольный комитет по всем этим разберется или опять прокуратуру надо посылать?», - задал вопрос Назарбаев.

«Разберемся», - пообещал Майтиев.

«Мы только одну часть смотрим. Правительству, органам прокуратуры необходимо провести соответствующую работу по этим направлениям. Вместе с акимами регионов провести комплексный анализ целевого расходования средств, выделяемых из бюджета в качестве субсидий. Субсидии мы даем, чтобы облегчить жизнь людям. И этот вопрос не должен остаться единоразовой акцией сегодняшнего рассмотрения. Требую максимальной публичности и регулярной отчетности компетентных госорганов перед правительством и населением. И Генпрокуратура, и министерство информации и коммуникаций должны информировать население о принятых мерах, возврате средств, которые незаконно присвоены», - вдруг продолжил давать поручения глава государства.

Тут же, уже для протокола, Назарбаев обратился ко всем государственным, негосударственным органам и к владельцам энергопроизводящих компаний с тем, что население должно знать, куда и на какие цели расходуются их деньги. То есть необходимо перестроить работу, почувствовать социальную ответственность, быть открытыми и заслужить доверие людей.

«Председатель антимонопольного комитета, ты можешь исправить все это? Или уйдешь с этой работы?», - вновь поднял он Майтиева.

«Могу исправить, Нурсултан Абишевич», - стандартно ответил глава антимонопольного комитета.

«Сулейменов, он способен сделать это? Ты ручаешься, отвечаешь за него?», - уточнил уже у министра национальной экономики президент.

«Так точно», - сказал министр.

«Ладно, тогда ограничимся объявлением выговора. Ты сам разберись, накажи, кого положено, кого не нужно – освободи, доложи мне по всем этим вопросам. А я буду поддерживать деятельность Генпрокуратуры. Он доведет дело до конца и будет уголовная ответственность. Вообще по этому делу и Бозумбаев, и Минэкономики и антимонопольное – все заслуживают сегодня очень сурового наказания. Поскольку он работает недавно, этот тоже. Бозумбаев отвечает за другие отрасли. Всех предупреждаю. В следующий раз будут приняты организационные меры», - предупредил присутствующих Назарбаев.

Шеф-бюро Vласти в Астане

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...