10019
7 июня 2023
Алмас Қайсар, Назерке Құрманғазинова, коллаж Данияра Мусирова, Власть

«Стрелять на поражение»

Правозащитный альянс выпустил доклад о нарушениях прав и свобод граждан во время Январских событий

«Стрелять на поражение»

5 июня Правозащитный альянс в поддержку фундаментальных прав выпустил доклад «Стрелять на поражение» о январских событиях 2022 года, в котором авторы проанализировали всю доступную информацию о событиях и привели сведения о грубых нарушениях прав и свобод граждан Казахстана, результатах расследования. Доклад также представляет социально-демографические портреты пострадавших и погибших.

Власть пересказывает основные фрагменты из доклада «Стрелять на поражение».

Правозащитный Альянс в поддержку фундаментальных прав – это объединение казахстанских правозащитных организаций, коалиций и отдельных экспертов, учрежденное 14 января 2022 г. по инициативе Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности. Авторы доклада - правозащитники Бакытжан Торегожина и Евгений Жовтис.

Что произошло и кто виноват?

Авторы доклада сперва рассказывают о том как начинался Қанды Қаңтар - мирные акции протеста, с политическими и экономическими требованиями, которые затем переросли в беспорядки в ряде регионов. Они приходят к выводу, что инициативу на протестных акциях стали «быстро и скоординированно» забирать группировки с «определенной степенью организации и командной структурой, вплетенной в спецслужбы и высшее руководство КНБ».

Правозащитники считают, что право на свободу собраний необоснованно ограничивалось в дни Январских событий, приводя в пример применение чрезмерной силы к мирным демонстрантам, в результате чего множество людей пострадали и были убиты.

Власти же в свою очередь распространяли информацию о «20 тысячах террористах», что позже было опровергнуто. Фактически власти страны так и не представили полной картины того, как были «организованы» события (о том, что у них были единые организаторы при этом заявлялось неоднократно). Генпрокурор Берик Асылов фактически заявил в парламенте, что за событиями стоял бывший глава КНБ Карим Масимов. Суд над ним был закрытым и не пролил свет на дело, известно лишь о приговоре Масимову и его замам — они получили до 18 лет лишения свободы за «государственную измену», «попытку насильственного захвата власти» и другие преступления.

«Кто же на самом деле всё организовал и где находился единый штаб по координации воинствующих группировок по созданию хаоса и массовых беспорядков более в чем 11 областях страны? Если такой центр действительно существовал, можно было бы [узнать] об этом из материалов уголовного дела и судебного процесса над Каримом Масимовым и его подчиненными, однако, [на нем] висит гриф “совершенно секретно” (...) Другой крайне важный момент: почему государство “проспало” наличие спящих ячеек боевиков и деятельность их командного пункта?. Кто они эти боевики? Где был командный пункт, и кто им командовал? Где сейчас эти боевики?», — пишут правозащитники в докладе.

Захват городского акимата в Алматы, 5 января, фото Алмаса Қайсара

Недоступной обществу оказалась информация и о других судебных процессах над высшими чиновниками, среди которых бывший министр обороны.

«Многие уголовные дела, даже в отношении рядовых сотрудников органов национальной безопасности (особенно в связи с применением летального оружия против мирных граждан) тоже засекречены, что создает большие трудности родственникам и самим пострадавшим в получении информации и создании объективной и полной картины произошедшего», — констатируют авторы.

Пытки и аресты

Правозащитники сообщают, что около 8,5 тыс. человек было задержано во время Январских событий, из них более 3 тыс. было арестовано на 15 суток за нарушение законодательства о мирных собраниях. Было зафиксировано 600 случаев, когда задержанные столкнулись с грубыми нарушениями прав и свобод, в том числе на личную неприкосновенность, свободу от пыток и на справедливый судебный процесс.

В пример они, помимо прочего, приводят случай профсоюзных лидеров из Мангистау. 6 января вечером, один из профсоюзных лидеров Коспан Косшыгулов, после встречи с протестующими в Актау, отправился к своим коллегам Амину Елеусинову и Тахиру Ерданову. Там они встретились с военными в здании «Мангистау Арена», засняли их положение на видео, после чего собирались уехать, но их машину окружили неизвестные, после чего мужчин похитили. На них надели колпаки, забрали телефоны и разместили в контейнере. Там их продержали около двух часов. По словам Косшыгулова, люди, окружавшие их, были похожи на спортсменов и членов организованных преступных группировок. Их перевезли в другой дом, где продержали до вечера 7 января. Отпустили их лишь после того, как митинги в Актау завершились.

Сами задержания зачастую осуществлялись сотрудниками не в форме, а причины задержания не были конкретными, людей могли задержать из-за того, что их номера телефонов были в адресной книге тех, кто содержался под стражей, были и случаи задержания из-за наличия в телефоне видео с места митинга. Пытки и другие формы жестокого обращения «применялись повсеместно как в целях запугивания, так и для выбивания признательных показаний, что они являются террористами».

Например, из материалов дела по факту пыток со стороны 11 сотрудников КНБ известно о том, что незаконно задержанных удерживали под охраной вооруженного частного охранного агентства в желтом контейнере в микрорайоне Айнабулак в Алматы подвергая избиениям. После чего их перевезли в контейнер на территории аэропорта, где их пытали сотрудники КНБ и военные.

Правозащитники приводят данные, озвученные Генпрокуратурой 5 января 2023 года о том, что по фактам пыток было начато досудебное расследование по 329 уголовным делам.

«Тем не менее очевидно, что основная масса правоохранителей, к сожалению, не понесли никакого наказания за нападения на протестующих и произвольные задержания тысяч мирных демонстрантов и других людей», — говорится в докладе.

Пострадавшие от пыток в адвокатской конторе в Алматы, 15 мая 2022 года

Законность приказа об «открытии огня на поражение»

Правозащитный альянс ставит под сомнение легитимность приказа президента Касым-Жомарта Токаева об открытии огня на поражение без предупреждения в дни Январских событий. Они обращают внимание на то, что согласно международному праву, для принятия решения о применении смертоносной силы должны быть соблюдены жесткие критерии.

«Понятно, что гибель людей является неотъемлемым аспектом вооруженного конфликта, но уровень насилия в Казахстане не квалифицируется как ситуация вооруженного конфликта или в соответствии с определением “глобальная война против террора”. Случай в Казахстане – это не межгосударственный вооруженный конфликт», — заявляют авторы, добавляя, что стороной конфликта были высшее руководство КНБ и различные группировки внутри страны.

По мнению авторов, в этом конфликте «не был соблюден принцип установления различия между мирными и не мирными гражданами при применении оружия», не было предпринято попыток разграничить участников конфликта.

«Как результат, массовая гибель мирных граждан позволяет утверждать, что в подавляющем большинстве случаев лишение жизни во время Qantar2022 было произвольным и незаконным», — констатируют правозащитники, приводя в пример смерть 12-летнего Султана Кылычбека и 4-летней Айкоркем Мелдехан в Алматы.

фото Rukh2k19D

Они также добавляют, что силовики не имели надлежащей подготовки. Подтвердилась информация о том, что они произвольно стреляли по пешеходам и машинам. Более того, стрельба по людям велась «только на основании того, что у силовых структур был приказ президента стрелять на поражение, в стране действовал режим чрезвычайного положения и был введен комендантский час».

Они резюмируют, что на момент подготовки доклада 95% случаев смерти людей так и не были надлежащим образом расследованы, либо дела были приостановлены, либо получили статус «секретно». Авторы предполагают, что амнистия, объявленная в октябре 2022 года, возможно позволила силовикам избежать уголовной ответственности. Об этом правозащитники говорили и ранее.

Судебные процессы и приговоры

В целом по стране было начато досудебное расследование по разным статьям в отношении примерно 1200 человек. Среди них были несовершеннолетние в Талдыкоргане, Таразе и Алматы.

Как отмечается в докладе, до 10 января 2022 года адвокаты не могли получить доступ к своим подзащитным. Некоторым из адвокатов военные угрожали открыть «огонь на поражение», если они будет настаивать на встрече с задержанными. Но и во время досудебного расследования адвокаты и родственники задержанных постоянно жаловались на волокиту, непредоставление информации, смену следователей, отписки на все ходатайства, сомнительные доказательства вины и экспертизы, принуждение к признанию вины и угрозы родственникам.

Авторы провели мониторинг и задокументировали 112 судебных заседаний, вели стенограммы судов из публикаций в интернете. Они сообщают о трех уголовных делах, где подсудимые получили большие сроки – 15 лет и выше. При этом в двух случаях к подсудимым применялись пытки.

«Нурсултан Исаев (осужденный за наезд на сотрудников полиции на 15 лет житель Актобе. При этом Исаев заявляет, что сделал это случайно, не видя ничего за рулем из-за примененных спецсредств – В.) нанес легкое телесное повреждение, в то время как за гибель мирных граждан военнослужащие получают по 6 лет. У нас что дискриминация? Народ – другая категория людей, нежели военнослужащие? Почему такое отношение со стороны государства? Мы хотим чтобы власти вернулись к этим трем случаям», – заявила правозащитница Бахытжан Торегожина во время пресс-конференции, на которой был представлен доклад.

Также правозащитники считают, что был нарушен принцип состязательности судов и «складывалось впечатление, что за стороной обвинения стоит весь аппарат государства, а подсудимые и потерпевшие такой адекватной защиты были лишены». В качестве примера приводится дело по 9 подсудимым в Таразе, пятеро из которых погибли во время январских событий.

Также авторы доклада акцентируют внимание на несоблюдении принципа презумпции невиновности. Так, 5 января 2023 года генеральный прокурор Асылов назвал гражданскую активистку Айгерим Тлеужанову «членом экстремисткой религиозной организации» и «организатором захвата аэропорта» еще до приговора суда. Более того, альянсом было задокументировано 400 случаев принуждения пострадавших к признанию вины под пытками.

Родители погибших во время январских событий после оглашения приговора, Тараз, 7 февраля 2023 года, фото радио Азаттык

Помимо этого, правозащитники сообщают, что в судебных процессах по Январским событиям давали показания «секретные» свидетели, на что опирался суд при вынесении приговоров. Кроме прочего, суды игнорировали заявления о признании вины под пытками со стороны потерпевших.

По информации Генпрокуратуры от 5 января 2023 года, в судах рассмотрены дела в отношении 1221 человека, из них были осуждены 1205.

Было вынесено всего 4 оправдательных приговора: в отношении жителя Алматы Бахтияра Тайшова, активиста из Шымкента Жанмурата Аштаева, который более года находился под стражей и в отношении Асланбека Омарова и Ернура Ажниязова из Актобе.

В отношении погибших же расследование велось в связи с фактом гибели и участия в массовых беспорядках. По обвинению в участии в массовых беспорядках виновными посмертно было признано два человека в Кызылорде, семь в Таразе и шесть в Алматы. При этом в Шымкенте, Кызылорде и Таразе дела по факту смерти всех погибших были прекращены.

Пока на скамье подсудимых оказались только обвиняемые в гибели 12 человек: пастуха Ерназара Крыкбаева, солдата Мадияра Кайсарова, полковника КНБ Дастана Адильбая, погибших в результате пыток Жасулана Анафияева, Алмаса Мукашева, Ербола Отепбаева, Жандоса Жотабаева и Елдоса Калиева, трое членов семьи Сейткуловых (отца, жены и дочери) и Елнара Кансеита, сына ректора КазНУ им.аль-Фараби. То есть, пока идентифицированы предполагаемые виновные в гибели 12 человек из 238 — столько официально погибло в Январских событиях.

Реабилитация и извинения со стороны государства

Правозащитный альянс заявляет, что потерпевшие подали 54 иска для возмещения морального и материального вреда, а также принесения официальных извинений. В 50 случаях были получены отказы. Рассмотрено только 4 иска, где суд постановил выплатить моральный вред в сумме от 2 до 4 млн. тенге.

Во время пресс-конференции Бакытжан Торегожина рассказала, что государство принесло официальные извинения 15 гражданам и их семьям за незаконное уголовное преследование и/или лишение жизни во время январских событий.

«Мы добиваемся выплаты морального вреда и принесения извинений. Их не очень много, мы посчитали около 200 человек на весь Казахстан, в отношении которых прекращены уголовные дела», — заявила Торегожина.

Пресс-конференция по докладу «Стрелять на поражение» в Алматы, 5 июня, фото Назерке Құрманғазиновой

Тем не менее Правозащитный альянс добавляет, что мирные участники протеста продолжают сталкиваться с проблемами в виде ареста имущества, банковских счетов, не могут пользоваться нотариальными услугами, что связано с ограничениями, которые были наложены на них после задержания и начавшегося уголовного преследования.

На момент составления настоящего доклада ни один пострадавший во время Январских событий и погибшие мирные граждане, в том числе 4-летняя Айкоркем Мелдехан и 12-летний Султан Кылычбек – не реабилитированы. По мнению правозащитников, должен быть принят закон «О реабилитации мирных участников и жертв январских событий 2022 года».

Кем были погибшие и пострадавшие?

Правозащитный альянс также привел статистические данные о жертвах и пострадавших. Согласно нему, в 8 регионах Казахстана были жертвы во время Январских событий. Наиболее жестокие расправы и нарушения прав человека происходили в Алматы – 26,4%, в Алматинской области – 17,1% (в основном в Талдыкоргане), 14,9% – в Восточно-Казахстанской области (в основном в Усть-Каменогорске). Также высоки цифры в Шымкенте, Кызылординской и Жамбылской области.

Большинство потерпевших – мужчины, средний возраст жертв, чьи дату рождения и смерти удалось идентифицировать (152 убитых) – 33,4 года. При этом на юге Казахстана возрастной профиль ниже – от 26 до 28 лет. «Возможно, это следствие густонаселенности и молодежной безработицы в этих регионах», — считают авторы.

По социальному статусу пострадавшие и погибшие были в основном наемными работниками (34,9% и 32%) и самозанятыми (29,2% и 36%), предприниматели и бизнесмены среди погибших составили 6,3%.

«Среди задержанных были выпускники детских домов, а также безработные, водители, занимающиеся частным извозом, охранники частных вневедомственных структур, сотрудники разных фитнес-центров и автомоек, самозанятые люди с барахолок и занимающиеся ремонтом квартир и офисов и другие. Были среди них также гражданские активисты и оппозиционеры», — сообщает Правозащитный альянс в своем докладе.

По официальным данным выяснены обстоятельства гибели всех 219 гражданских лиц – 41 человек были ранее судимыми, 67 – признаны подозреваемыми в участии в массовых беспорядках, 142 – нарушители режимов чрезвычайного положения и антитеррористической операции, 22 – случайно попали под обстрел или в ДТП, четверо погибли при совершении иных преступлений, 6 погибли в результате пыток.

По данным правозащитников, 33,9% пострадавших были добровольными участниками митингов, 16,4% пострадали, не находясь на месте событий, 15,7% не планировали принимать участия, но остались, а 17,1% – случайные жертвы. Также 9,7% сообщили, что находились для наблюдения, 2,8% – были наемными участниками акций, 1,2% – заставили участвовать.

Из всех опрошенных, 60,1% сообщали о незаконном задержании, 41,8% – подверглись побоям, 35,9% подверглись психологическому давлению, 33,9% (196 человека) были ранены или сразу убиты огнестрельным оружием, а каждый третий подвергся пыткам. Из 253 случаев, где было указаны нарушения прав человека, 66,8% было обжаловано на момент опроса. По остальным 326 случаям – остается неизвестным.

Мемориал жертвам январских событий «Тағзым», фото Ольги Логиновой

***

Авторы доклада констатируют, что «Казахстан не имеет надежных механизмов по защите права на жизнь, а власти, включая главу государства, так и не провели тщательного расследования соразмерности применения силы полицией и военными, а также анализа того, были ли реализованы законы и административные правила для защиты лиц против произвола».

Они просят государственные органы провести проверку всех изложенных в докладе фактов и принять предусмотренные законодательством меры, возобновить производство по всем прекращенным и засекреченным делам по факту гибели людей во время Қанды Қаңтар, признать необходимость гибридного международного расследования и принять закон «О реабилитации мирных участников и жертв январских событий 2022 года».

Помимо прочего, они адресовали в докладе ряд вопросов к руководству страны. Они касаются даты публикации списка погибших с полными данными, установления роли участников организованных преступных групп и провокаторов, их кураторов в январских событиях. Также они сообщили о том, что в ходе документирования стало известно, что «под прикрытием военных и сотрудников правоохранительных органов в форме находились люди в штатском, с оружием в руках, без опознавательных знаков, которые прицельно стреляли по мирным гражданам». Авторы просят раскрыть личности этих людей.

Также они требуют объяснения того, почему не были привлечены к ответственности акимы областей, где гибли граждане, руководство министерства внутренних дел, за раздачу оружия из департаментов полиции, гибель граждан и смерти от пыток, прокуроры – за допущенное массовое нарушение прав человека. Кроме того, они просят установить роль бывшего президента Нурсултана Назарбаева и его близких родственников в январских событиях.