Мурат Дильманов, иллюстратор и создатель Уятмэна: «Интернет – самая честная выставка»

Жанара Каримова, Vласть

Иллюстрации Мурата Дильманова

В субботу в Алматы пройдет встреча-диалог Асель Баяндаровой и Талгата Шолтаева, образ, которого вдохновил художника и организатора встречи Мурата Дильманова на создание супергероя Уятмэна. Кроме комичного супергероя, Мурат придумал персонажа, похожего на Джонни Браво и министра культуры и спорта Казахстана Арыстанбека Мухамедиулы. Vласть поговорила с Муратом о грядущем мероприятии и его целях.

Мурат Дильманов родился в Кызылординской области, еще ребенком он с семьей переехал в Алматы, позже поступил в Алматинский государственный университет имени Абая на факультет изобразительного прикладного искусства. До него в семье никто не увлекался рисованием.

«В семье не без урода, — смеется Мурат. — Они немного скептически отнеслись к моему выбору, но не стали противиться. Я не жалею, что выбрал абсолютно не денежную профессию. Я люблю то, что делаю. Это самое главное, когда человек дружит с собой. У нас много недоспециалистов, которые не любят свою работу. А люди, живущие своей целью, более ценны для меня. За такими людьми будущее Казахстана».

После учебы Мурат он открыл небольшой арт-салон по прикладному искусству Казахстана и был занят административной работой. Когда начался кризис 2008 года, работал иллюстратором-карикатуристом в СМИ.

«Корни моего творчества идут из политической карикатуры. Я длительное время не работал как карикатурист, потому что политики у нас как таковой нет. И соответственно было нечего освещать. Я коротал это время за обычной коммерческой иллюстрацией для глянцевых журналов и книг. Мировоззрение формировалось, сейчас оно у меня более зрелое. К этому стилю я шел достаточно тернистым путем. Мне казалось, что советский реализм — это пик художественного мастерства. Но после я стал анализировать и пришел к карикатурно-плакатному стилю».

Для Мурата стиль – это анализ, анализ его прошлых работ, реакции на них, анализ плакатов советских и времен Второй мировой войны. Взяв лучшее из того, что он считал выразительным, он собрал свою технику.

В работах Дильманова присутствуют нагота, секс и шибари (японское искусство эротического связывания, в основном женщин - V). Для автора это один из способов провокации.

Каримова: Я видела, что у вас на странице жаловались на иллюстрации. Реакция на наготу раньше была мягче, стало ли жестче со временем?

Дильманов: Всегда находились люди, которым это нравится и не нравится. Это нормально, я не обижаюсь. У нас все достаточно лояльно. Бывают всплески агрессии с некоторых сторон. Под влиянием радикального ислама у нас некоторые люди становятся ярыми противниками чего-либо. Но для меня агрессия относительно какой-либо ситуации – это прикрытие. Красная тряпочка, которая говорит о человеке больше, чем когда он просто серенько молчит. Чаще всего у ярых, бьющих себя в грудь, тоже морда в пушку бывает. Вы видите сколько скандалов бывает под прикрытием религии. Ватикан и так далее – это яркие, хорошие примеры. Вы думаете в нашем случае по-другому?

Сейчас одна из моих целей – это показать свое видение ситуации, которая происходит в Казахстане. Что-то мне нравится, что-то не нравится, что-то я хочу менять. Хочу быть готовым к переменам. Менять ситуацию, уничтожать коррупцию. Я понимаю, что это битва с мельницами, но все-таки нужно пытаться делать это не декларативно, как это у нас, а искренне. Я считаю, что коррупция – это тот червь, который убивает корни развития нашей страны.

Каримова: Темы, которые вы выбираете, тот же Уятмэн, падение курса тенге, это топовые события или это вас действительно затрагивает?

Дильманов: Когда как. Бывает меня действительно затрагивает, бывает просто интересно подогревать интерес к чему-либо. Разные цели преследуются, но народ реагирует. Я совсем не мастер слова, я – художник. Это мое оружие. Для меня иллюстрация – это способ самовыражения, реализации. Бывает, что монетизирую, но художник – это не денежная профессия. Политический карикатурист — это мертвая профессия.

Каримова: Вы не хотели бы реализовать себя в другом обществе, в другой стране?

Дильманов: Я люблю свой Казахстан, каким бы он не был. Хочу исправлять и делать его лучше. Я в последнее время стал к этому приходить. Раньше меня посещали мысли об отъезде, но это самый легкий способ: пожаловаться и уехать. У меня есть определенная миссия, которую я должен завершить. Исправить негативные вещи, которые у нас существуют. У нас будут перемены, я в это верю. И совсем скоро будут. Я хочу быть готовым и подготовить общество, чтобы оно было не взрывоопасное, а действительно думающее.

Совместно со сценаристом Расулом Шыбынтаевым был создан комикс о казахском супергерое, простом парне Super Boydak. Во втором и последнем эпизоде Super Boydak борется с педофилией. Заострить внимание на этой теме решил Мурат Дильманов. На данный момент неизвестно, получит ли продолжение история приключений казахского героя.

«Я думал о продолжении, но сценарий придумал именно Расул, он автор. Я уважаю его творчество. Я ему предлагал вернуться к комиксу, но как-то он пассивно к этому относится, - делится Мурат. - Я многих сценаристов просил поработать совместно, но от меня пишущие люди отмахивались. Я устал их упрашивать, решил сам творить. Этот комикс начался с того, что мы нарисовали его для одного журнала, но нам не заплатили. Была такая дурацкая ситуация. Решили развить его в нужную тему. Я стараюсь поднимать социальные темы».

Недавно Мурат создал нового персонажа, похожего одновременно на Джонни Браво и министра культуры и спорта Казахстана Арыстанбека Мухамедиулы.

Каримова: Вы ранее не отслеживали перлы министра?

Дильманов: Нет, но последнее, что он отмочил, меня вывело из себя. Я решил, что не могу это так оставить. Заметьте, что этот Джонни Браво разошелся по интернету мгновенно. Я выложил его после работы, уснул, на утро было полторы тысячи лайков и около 400 перепостов. Это только на моей странице, дальше его еще распространяли. Я наткнулся на смешное мнение, что это ответ киргизов на его выходку. Это я, ребят. Просто не успел подписать. Я к этому без обиды отношусь, люди не знали, потому что не было подписи.

Каримова: Вы пробовали участвовать в государственных конкурсах?

Дильманов: Нет, я не хочу пока иметь дело с властью, которая сейчас существует. Они мне неинтересны. Полезное для общества я делаю, рисуя свои карикатуры и преподнося свой стиль и видение, чем буду принимать условия, которые там есть и которые никому не нужны. Тем более никто не оценит. Интернет – это самая честная выставка. Я поэтому не делал ни одной персональной выставки. Для меня очень важна обратная связь, а на выставках она не всегда правдива. Я знаю свои положительные качества в технике, творчестве. Для меня более ценна аргументированная критика. Это редкое явление. Если есть аргументы для меня – это высший пилотаж. А обычно пишут: «что за говно» или «мне нравится».

Каримова: А как относитесь к тому что выдают дизайнеры на таких конкурсах?

Дильманов: Я недоволен. Не вижу пока путевых вещей, задатки есть. Но наши сильные дизайнеры просто не хотят участвовать во всем этом, потому что результаты очень сомнительные, как и голосование. Дизайн государственных вещей – это солнышко, орел и чуть вправо-влево шанырак. Мне это неинтересно. Народ не хочет развиваться. У нас ленивый народ – это печалит меня больше всего. Это можно и нужно менять. У нас все привыкли к халяве, не хотят ничего делать, и коррупция этому способствует. Когда ты распиливаешь, тебе главное оказаться в нужном месте и получить свой процент. Трудиться не нужно. А человек, который трудится и развивается, он становится ненужным. Все, слабое звено между распилом и творчеством. Легче ведь привезти мастера откуда-нибудь с запада, чем выращивать своего.

Есть пословица индейская, что по течению плывет даже мертвая рыба. А у нас этих дохлых рыб навалом.

Каримова: Почему вы решили организовать это мероприятие — встречу Талгата (Уятмена) и Асель Баяндаровой?

Дильманов: Это яркий срез нашего общества. Это представители двух параллельных миров. Я хочу, чтобы между этими мирами появились хотя бы маленькие мостики. Никто не хочет идти навстречу, сделать шаг. Если два человека хотят договориться, они это сделают. А если тычут пальцем, они тычут одним туда, а тремя в себя. Нужно учиться договариваться. Для начала нужно умение услышать друг друга. Это самое важное. Делением нашего общества пытаются пользоваться. А если мы научимся договариваться, нами будет сложнее манипулировать.

И Асель, и Талгат — открытые люди. Проблем с договоренностями не было. Талгат до последнего времени не знал о существовании Уятмэна. Он знал, что он стал народным мемом, но не знал, что появился супергерой. Он написал мне свой номер и попросил позвонить. Мы поговорили, все прошло без особых эмоций. Потом я закрыл Уятмэна, похоронил персонаж. Люди привыкли персонажа и человека ассоциировать как одно целое. В тот день у Талгата разрывался телефон, люди интересовались живой ли он.

Каримова: Вы сами нашли общие нотки с Талгатом и Асель?

Дильманов: С Асель – да, с Талгатом пока еще не знаю. У нас складываются нормальные отношения, просто у человека есть свое воспитание, как и у других. Это не хорошо и не плохо, просто так сложилось. У меня было свое видение, родился персонаж, история, и люди это поддержали.

Встреча Асель Баяндаровой и Талгата Шолтаева состоится в 15:00 в Aurora space по адресу Джамбула 55/57, по улице Байсеитовой ниже ул. Жамбыла.

Репортер, фоторепортер интернет-журнала Vласть

Свежее из этой рубрики
Loading...